ДЕЛО ЯНЕВА. Часть 1

Нынешним студентам, будущим юристам предстоит поистине титаническая работа. Как только рухнет нынешний режим с его полностью прогнившими правоохранительной и судебной системами, предстоит пересмотреть тысячи уголовных дел и судебных решений, принятых в то гнусное время, в которое пишется эта статья. Работа эта сопоставима по масштабу с той, что приходилось делать следователям, занимавшимся реабилитацией жертв сталинских репрессий. Хотя, тем следователям было, пожалуй, легче. Антисоветская агитация, контрреволюционная деятельность, терроризм — сами формулировки статей уже служили индикатором неправосудности принятых судебных решений. Пересмотр дел сегодняшнего времени будет гораздо сложнее по той причине, что политических статей сейчас вроде бы и не существует. Сегодня человека могут «заказать» и посадить практически по любой статье. От популярных экономических статей, до любимых следователями и судьями за громкость и резонанс бандитизма и умышленных убийств. А времена 37-го и наши времена роднит то, что и тогда и сейчас законность подменяется целесообразностью. Тогда революционной, сейчас экономической и карьерной.

Кстати, о карьере. Следователям и судьям, которые будут заниматься пересмотром дел, сфабрикованных героем наших публикаций прокурором города Белая Церковь Александром Лупейко, придется начать с первых шагов молодого следователя прокуратуры Вышгородского района Киевской области. Мы уже писали о кошмарном деле Лидии Балыковой и ее сыновей. Однако, отнюдь не это дело послужило карьерным трамплином для жаждушего раскрутки следователя. Таким делом стало дело «банды Янева», как окрестили его задолго до суда следователи и некоторые издания. Дело это уникально даже для нашего времени по многим причинам. Помимо уже ставших банальными пыток, диких сроков следствия и судебного разбирательства в нем есть такие изюминки, как пытки во время самого судебного процесса, и зафиксированное масштабное разворовывание имущества подследственного.

«Дело Янева», по всей видимости, для многих является болезненным воспоминанием. Стоило нам в одной из публикаций привести цитату из письма Янева, в котором он говорит о сговоре между судьей, который вел его дело и следователем Лупейко, как последовал звонок от этого самого судьи Анатолия Шевченко. Звонок, мягко говоря, был странным. Судья бурно возмущался тем, что мы предоставили слово «бандиту и убийце» Яневу, требовал немедленного опровержения. Иначе грозил судебным иском «тысяч на пятьдесят», а также, почему-то угрожал тем, что «начнет интересоваться автором статьи». Спешим уведомить уважаемого судью Шевченко, что автор отнюдь не юная девушка, чтобы ею «интересоваться». Насчет иска — всегда пожалуйста, если, конечно, судья Шевченко готов заплатить весьма существенную судебную пошлину из своей скромной судейской зарплаты. А насчет слова, которое мы предоставили «бандиту и убийце» Яневу, то во-первых этого права, в отличие от права на последнее слово его не может лишить даже наше деформированное правосудие. А во-вторых, убийцей Янева не признал даже суд, на котором председательствовал господин Шевченко. Несмотря на шестилетние сказки о десятках трупов, которые числятся за «бандой Янева» и которые, по словам следователей, выкапывают до сих пор. И, наконец, в-третьих, уже то, что дело «банды Янева» вел печально известный по предыдущим публикациям Александр Лупейко, дает основания усомниться в законности этого следствия. В то же время мы далеки от того, чтобы представлять Георгия Янева в образе невинной курсистки. За его плечами уже две судимости и занимался он до последней «посадки» явно не одной лишь коммерцией. И тем не менее, этот человек имеет точно такое же как и каждый из нас право на соблюдение закона в отношении себя. Даже если сам он этот закон нарушал.

Дело Георгия Янева началось 31 мая 1997 года с перестрелки в селе Старые Петривцы Вышгородского района. В этот же день прокуратурой Вышгородского района было возбуждено уголовное дело и создана следственно-оперативная группа, которую возглавил старший следователь прокуратуры района Александр Лупейко. Как свидетельствуют материалы дела «в процессе следственно-оперативных действий было установлено, что как к этому преступлению, так и к совершению ряда других тяжких преступлений в составе преступной группы имеет причастность Янев Георгий Дмитриевич». Янева арестовали 4 августа этого же года, как только он вернулся в Киев с отдыха на море. До этого, 30 июня, на его квартире по улице Красноармейской 89 Лупейко и еще ряд сотрудников следственно-оперативной группы проводят обыск. И вот тут начинаются первые «непонятки». Вышгородские следователи почему-то привозят из Вышгорода своих понятых. Хотя квартира Янева располагалась не на отдаленном хуторе, а в многоэтажном доме в центре Киева. Логичнее было бы взять в качестве понятых соседей. Кроме того, хотя самого Янева на момент обыска в Киеве не было, следствию прекрасно были известны адреса его родственников, которых следовало бы известить об обыске. Однако, Лупейко этого не сделал. Почему, станет понятно, если знать, что в течение проходивших почти полгода обысков бравыми следователями из квартиры Янева было вынесено практически все, от мебели до трусов. Опись вешдоков, изъятых при этих так сказать, обысках, Янев не может получить до сих пор. Как свидетельствуют материалы дела, в ходе первого обыска были изьяты документы Янева, в том числе, свидетельства о рождении и браке, дипломы об образовании и водительское удостоверение.

Тем не менее, как свидетельствуют материалы этого парадоксального дела, «в связи с тем, что Янев Г.Д. не имел постоянного места жительства, документов, которые бы засвидетельствовали его личность не было, поэтому он был задержан в соответствии со статьей 11 «О милиции» как лицо без определенного места жительства». И вновь парадокс: вместо того, чтобы отправить «бомжа» Янева в приемник-распределитель, как это положено по закону, Лупейко отправляет его в изолятор временного содержания города Барышевка Киевской области. Для чего, Яневу станет ясно в тот же день. Потому что, с этого дня для него начнутся два месяца избиений, всевозможных пыток, угроз убить при «побеге», «оказании сопротивления». Естественно, что ни родственникам, ни адвокату Лупейко сообщать о местонахождении Янева не собирался. Пытки? О чем вы говорите? Из материалов дела: «Лупейко А.В. показал, что во время беседы в ИВС Барышевского РОВД морального давления на Янева Г.Д. не оказывал и не бил его. Во время беседы с Яневым работники милиции, которые дежурили в ИВС, по его просьбе готовили чай и он угощал Янева. Поэтому, с его стороны никакого морального давления не оказывалось.»

Вот так, чаем Лупейко его угошал и, наверное, пряники приносил из дома. И все это мог бы подтвердить адвокат Янева, который должен был бы присутствовать при этих «беседах», но об адвокате Лупейко почему то молчит.

Однако, не молчат те узники Барышевского ИВС, которые в течение двух месяцев слышали вопли избиваемого Янева. Однако, о пытках мы расскажем позже, пока вернемся к вещам, украденным у Янева доблестными украинскими следователями. Эти веши ждала интересная судьба. Георгий Янев, личность весьма своеобразная. Другой на его месте, попав в лапы беспредельщиков, заботился бы прежде всего о собственной судьбе, пытался подкупить алчных ментов и выйти на свободу. Янев отчаянно «качал права», требовал адвоката, писал жалобы и требовал вернуть изъятые вещи. Благодаря хорошей памяти, имущество свое он помнил прекрасно. Каково же было его удивление, когда во время одного из допросов, а точнее, 4 сентября 1997 года он увидел на ногах оперуполномоченного Попова (героя наших предыдущих публикаций) свои личные кроссовки! Мы не знаем, какой именно скандал закатил следователям уже битый-перебитый Янев. Но тем не менее, он заставил следователей не только вернуть свои кроссовки, но добился фиксации этого инцидента в уголовном деле.

Несчастный и босой опер Попов вначале лепетал что-то мол кроссовки он купил, потом, что их ему купила его жена. В конечном итоге, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Янева об оказании на него морального давления и нанесении телесных повреждений следователем Лупейко и краже у него (Янева) при проведении обысков личных вещей заместитель прокурора Вышгородского района Жолудь В.К. запишет нескладную легенду о том, что вышеупомянутые кроссовки были украдены Яневым со склада фирмы «Тримекс Украина». Однако, в связи с тем, что Янев отрицал принадлежность ему этих кроссовок, «Попов А.В. решил в соответствии с утвержденным планом провести оперативную комбинацию, которая заключалась в том, чтобы продемонстрировать Яневу Г.Д. вещь из указанной квартиры и определить его реакцию». Бред, конечно, полный, «утвержденного плана» этой гениальной оперативной комбинации, естественно ни Лупейко, ни Попов показать не смогли. Тем не менее, в возбуждении дела против оперов-домушников Яневу отказали.

Напомним, кстати, что наравне с кроссовками на Янева «вешали» 19 так и не доказанных трупов, а получил он в конечном итоге 15 лет лишения свободы. И в то же время, для идентификации каких-то кроссовок, следствие якобы разрабатывает оперативную комбинацию, достойную доктора Фрейда и собаки Павлова. Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно. И тем не менее, свою первую победу Георгий Янев тогда одержал. Вполне вероятно, что именно эти кроссовки спасли ему тогда жизнь. Могли бы ведь и убить в Барышевском ИВС. «При побеге», например. И смастерить дело с покойником. Но отчаянное сопротивление всегда пугает. И на беспредел силы есть беспредел отчаяния.

(продолжение следует)

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: