БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ «КОЗА НОСТРА»

Одна из самых страшных бед современной Украины – это безнаказанность зла, облеченного властью. Эта безнаказанность торжествует на всех уровнях, от вельможного чиновника до мелкого клерка, милиционера или прокурора. В результате этой безнаказанности преступная власть становится еще преступней. Мы уже неоднократно писали о деятельности Александра Лупейко, прокурора города Белая Церковь. Десятки людей, пострадавших от его понимания «законности» обращались в редакцию, в генпрокуратуру, в суд, к омбудсмену, во всевозможные инстанции. Проводились проверки, кажется, проводятся и сейчас, но результата пока нет. Лупейко так и остается прокурором Белой Церкви. Справедливости ради, скажем, что размах его деятельности несколько поутих. Уже нет попыток «состряпать» какое-нибудь супермасштабное дело. Видимо, хоть какой-то страх возмездия у прокурора появился. Но, тем не менее, безнаказанность остается безнаказанностью. И в результате до сих пор страдают и даже гибнут люди.Чтобы не создавалось впечатления, что автор сводит какие-то личные счеты с прокурором Лупейко, мы обратимся к документам.

ПРОКУРОРУ ГОРОДА БЕЛАЯ ЦЕРКОВЬ
ЛУПЕЙКО А.В.
ШУЛЬГИ ОЛЬГИ АНДРЕЕВНЫ, ПРОЖИВАЮЩЕЙ В Г. БЕЛАЯ ЦЕРКОВЬ, УЛ.ШЕВЧЕНКО 146, КВ.220

ЗАЯВЛЕНИЕ

22.09.2003 года в больнице умер мой сын Шульга Василий Григорьевич. 12.09.2003 года в кафе «Гетьман» около 0-30 часов его избили сотрудники милиции Одрына Юрий и Рудюк Вячеслав. Они отмечали день рождения бывшего работника милиции Рудюка Сергея.
Когда Василия забирали из кафе у него был синяк под правым глазом, повреждена губа, порван свитер и по дороге он рассказал, что его избили Рудюк Сергей, Одрына Юрий, а удар в голову нанес Рудюк Вячеслав.

В кафе находятся камеры слежения, работники кафе и посетители. Василий в 0.00 часов зашел в кафе целый и невредимый, а через полчаса его забрали с разбитым лицом и в разорванной одежде. Насколько мне известно, пленки в камерах слежения нет, свидетель – работница кафе утверждает, что видела лежащего на полу Васлия. Но где он мог упасть, чтобы разбить череп? Сколько раз необходимо падать, чтобы повредить глаз, губу и порвать свитер?

Ведь очевидно, что сына избивали и Одрына Юрий и Рудюк Вячеслав. Они использовали свое служебное положение и будут его использовать, для того, чтобы избежать наказания.Необходимо провести воспроизведение обстоятельств гибели Василия, при необходимости провести эксгумацию и объективную судмедэкспертизу. Но до настоящего времени уголовное дело не возбуждено. Неизвестно также, где находятся рентгеновские снимки головы моего сына, чтобы по нему можно было определить характер повреждения и было ли оно следствием удара. Сколько раз нужно падать, чтобы пробить голову (череп сына проломлен над ухом), повредить губу, набить синяк под правым глазом. И почему сын должен был падать? В его крови алкоголь не был обнаружен.

Люди говорят, что я ничего не добьюсь, и прокуратура не будет объективно расследовать этот случай, так как везде круговая порука. Я уже обращалась с заявлением в прокуратуру и хочу знать – рассмотрено ли оно и почему до сих пор не возбуждено уголовное дело по факту смерти моего сына? Почему не проводятся следственные действия, которые просто необходимы для установления истины и привлечения виновных к ответственности.

Из убийства кто-то неуклюже пытается сделать несчастный случай и под это подгоняются показания свидетелей, результаты судмедэкспертизы, свидетель – охранник кафе не может объяснить, как получилось, что человеку за 30 минут проломили череп, разбили глаз, повредили губу и порвали свитер.

Неужели все боятся привлечь к ответственности людей, которые. Прикрываясь милицейскими мундирами творят правовой беспредел и, чувствуя свою полную безнаказанность продолжают «деятельность», занимаются не охраной конституционных прав граждан, а просто избивают их, и, увы, убивают. Гражданской жене Василия – Шубиной Надежде брат Юрия Одрыны, тоже милиционер Иван Одрына предлагал деньги за молчание, но она отказалась. И эти деньги могут теперь пойти другим людям для решения этого вопроса.

Я хочу, чтобы мне дали письменный ответ – почему не возбуждено уголовное дело, почему не отстранены от своих должностей работники милиции и из-за этого свидетели боятся давать показания. Какой результат рассмотрения ранее поданной мною жалобы, почему убийцы ходят по городу, нагло ухмыляются и никто не хочет даже попытаться их наказать. Это что – Белоцерковская «КОЗА НОСТРА»?

Фамилия милиционера Одрыны уже однажды упоминалась «УК». И упоминалась опять-таки, в связи с деятельностью прокурора Лупейко. Тогда, к автору обратился начальник Белоцерковского городского отдела внутренних дел, полковник милиции Петр Федорович Мусиенко и рассказал следующее: «20 июля прошлого года Лупейко позвонил мне и попросил зайти к нему. Приезжаю, а он сразу начинает: «Ты все это закрутил, ты включишь заднюю, чтобы все оставалось на своих местах.» Я не могу понять, о чем он говорит и спрашиваю: «Что закрутил?» Он отвечает: «Все эти публикации и весь пресс на меня. Я все проанализировал и вынужден был серьезно заняться этим делом, потому что я считаю, что не заслужил того, чтобы меня снимали с должности.» Я пытался убедить его в том, что не имею никакого отношения к публикациям и посоветовал обратиться к психиатру. Тогда он мне дает несколько страниц какого-то текста. Это было заявление бывшего милиционера Одрыны о том, что в сентябре месяце 2002 года он получил от меня 40 тысяч долларов и указание организовать физическую ликвидацию Лупейко. Я посмеялся, сказал, что он – идиот, встал и ушел.

Относительно Одрыны. Осенью 2002 года был украден автомобиль с товаром. К нам поступила информация о том, что ведутся переговоры о возврате этой машины за деньги. Схема простая. У вас крадут автомобиль, а потом вам предлагают вернуть его за определенную сумму. Сумма была две с половиной или три с половиной тысячи долларов. Товара в машине, соответственно уже не было. Когда мы стали реализовывать эту информацию, то выяснили, что за этим стоит командир батальона патрульно-постовой службы Одрына и его друг, некий Саша Терещук. Оба – сотрудники милиции, которые все это организовали и возвращали за деньги украденные ими же машины. Я естественно, тут же докладываю начальству, тут же принимается решение, я забираю у обоих удостоверения и отстраняю их от работы. Впоследствии приказом начальника главка их увольняют, а материалы передают в прокуратуру. Все было железобетонно, и по идее Одрина уже должен был бы сидеть со сроком лет в пять. Но почему-то Лупейко прекращает дело «за отсутствием события преступления». А потом появляется вот это заявление Одрыны. Я тогда всерьез забеспокоился. Потому что разные бывают ситуации. При наличии таких материалов любой несчастный случай с Лупейко, любая автомобильная авария подтверждает, что я действительно организовал покушение на Лупейко. И я пишу заявление в Генеральную прокуратуру и в прокуратуру области. Я никогда ни на кого не писал заявлений, но тут я просто вынужден был это сделать.»

Следует отметить, что, несмотря на обращение Мусиенко в Генпрокуратуру, никаких выводов относительно деятельности Лупейко сделано не было. И, фактически, в результате этого бездействия вновь погиб человек – Василий Шульга. Его, как свидетельствует мать покойного, убили ошалевшие от безнаказанности «менты». Убили, потому что были уверены, раз Лупейко смог один раз «отмазать» Одрыну от уголовного наказания, то «отмажет» и в следующий. И, как мы видим из письма матери погибшего, «отмазывание» продолжается. Лишь после обращения народного депутата Рудьковского в Генеральную прокуратуру, было возбуждено уголовное дело. Но не против «ментов-беспредельщиков», а «по факту причинения телесных повреждений». А повреждения, как написано в свидетельстве о смерти Шульги ,были непосредственной причиной его смерти и выразились в «ушибе головного мозга, переломе костей основания и свода черепа». Но, несмотря на это, ни один из избивавших Шульгу милиционеров не то, что не взят под стражу, но даже не уволен из органов внутренних дел. И, естественно, сейчас эти люди всячески запугивают свидетелей и родственников покойного. Кто станет их следующей жертвой при попустительстве прокурора Лупейко?

Впрочем, Лупейко и сам старается не бросать своей «практики». В свое время мы уже писали о белоцерковском нотариусе Татьяне Магдич, которая «осмелилась» подать в суд на прокурора Лупейко за причиненный ей «следствием по-белоцерковски» моральный и материальный ущерб. Татьяна Магдич смогла этот суд выиграть. А прокурор Лупейко решил нотариусу отомстить. Причем, в своем стиле, пытаясь уничтожить родственников. 10 октября прошлого года был арестован начальник отдела механических измерений Белоцерковского государственного центра стандартизации Аркадий Васильевич Магдич. 13 октября против него было возбуждено дело «по факту получения взятки в размере 400 гривен и ящика водки «Пшеничная», общей стоимостью 126 гривен».

Еще до первого допроса Аркадия Васильевича привезли в кабинет прокурора Лупейко, где последний заявил: «Я вас, Магдичей, всех сгною в тюрьме.» Нужно заметить, что Аркадий Васильевич является близким родственником Татьяны Магдич и, отсюда становятся понятны мотивы поступков белоцерковского прокурора. Аркадия Васильевича, пожилого и не очень здорового человека держали в ИВС семь дней, затем суд изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде. Но за эти семь дней Аркадий Васильевич испытал на себе многие следственные методы Лупейко. К счастью, за исключением пыток. Естественно, что родным , в частности тяжело больной жене Аркадия Васильевича никто и не подумал сообщить, где находится ее муж. Естественно, что обыск в квартире Магдичей был проведен не по «мотивированному решению суда», как того требует закон, а по постановлению Лупейко, « в связи с непосредственным преследованием преступника».

Кстати, ни на тот момент, ни на момент сегодняшний Магдич преступником не был. Преступником признать человека может только суд. Преследования тоже быть не могло, так как Магдич в этот момент находился в ИВС. Естественно, что при обыске не присутствовали родные Магдича, естественно, что обыскивавшие брали на обыске все, что им понравится. Естественно, что занимающийся этим делом опер Мерзлюк вымогал у родственников Магдич бензин для своей машины, а самого Аркадия Васильевича нещадно «прессовал» и угрожал, если тот не согласится с обвинением посадить в камеру к ВИЧ-инфицированным. Естественно также и то, что дело сейчас «заглохло» и судебной перспективы не имеет. Необычно другое. По жалобам семьи Магдич прокуратурой Киевской области таки была проведена проверка правомерности деятельности Лупейко. И в ходе этой проверки было зафиксировано, что «своими действиями прокурор города нарушил требования статьи 177 УПК Украины, поскольку обыск жилья, за исключением неотложных случаев, проводится только по мотивированному постановлению судьи.» Как свидетельствуют материалы проверки «Лупейко А.В. пояснил, что он ошибочно воспринял указанное в законе основание проведение неотложного обыска – «непосредственное преследование лица, подозреваемого в совершении преступления» и считал, что если лицо задержано, как подозреваемое в совершении преступления, то оно преследуется, и обыск жилья или другого имущества такого лица можно проводить без постановления суда».

Забавно, да? Прокурор города «ошибочно воспринимает» весьма важные положения Закона. А на основании этого «ошибочного восприятия» страдают, а иногда и гибнут люди. Впрочем, не стоит обольщаться тем, что была проведена проверка. Лупейко в ее результате был всего-лишь «привлечен к дисциплинарной ответственности». И продолжает «прокурорить». И будет продолжать до тех пор, пока все его жертвы и все свидетели его преступлений не возбудят иски против него. А если наше правосудие окажется перед Лупейко бессильным, значит нужно обращаться к правосудию международному. Печально лишь то, что в этом случае судить будут не отдельно взятого прокурора, а все государство Украина, полномочным представителем которого до сих пор является прокурор Белой Церкви Александр Лупейко.

Станислав Речинский, «УК»

Читайте также: