ХАРЬКОВ «БЕСПРЕДЕЛЬНЫЙ»

Несмотря на трагичность ситуации, хочется вспомнить анекдот о козлятах, поймавших волка и «имеющих» его нетрадиционным способом. Волк при этом возмущается и кричит: «Что же вы делаете, волки позорные!?». На что козлята хором отвечают: «Молчи, козел!». Ситуация схожая. Предприниматель, вопреки сложившимся «традициям», решает «пробросить» уголовного авторитета и его жену, грубо говоря, «развести их на бабки».В августе 2002 года в Комитет Верховной Рады по вопросам борьбы с оргпреступностью и коррупцией пришло обращение харьковчанки Буряк Валентины Ивановны, в котором шла речь о незаконном осуждении ее сыновей Буряка Геннадия и Евгения. По мнению матери, основной причиной привлечения к уголовной ответственности и вынесения незаконного приговора стало желание коррумпированных должностных лиц и их сообщников из криминальных структур завладеть имуществом старшего сына, стоимость которого достигала 5 миллионов гривен, а также желание этих лиц уничтожить его как бизнесмена.

Фабула дела такова. В ночь с 12 на 13 февраля 1997 года в Харькове, в своей квартире из огнестрельного оружия были убиты Золотайко Любовь Валентиновна и ее 14 летний сын. Любовь Валентиновна была бывшей женой харьковского криминального авторитета Клебы, по прозвищу «Гапон» В совершении этого убийства был обвинен Геннадий Буряк, который 2 октября 1996 года выступил посредником при продаже некоему Абросимову автомобиля «Мицубиши-Паджеро», который принадлежал «Гапону». Продажа осуществлялась на основании доверенности, выданной убиенной Любови Золотайко.

В решении Верховного Суда от 25.12.01 мотивация преступления изложена таким образом:

«В конце сентября 1996 года к Буряку Г.В. обратились его знакомые Клеба В.К. и его жена Золотайко Л.В, с просьбой помочь в проведении ремонта их автомобиля «Мицубиши-паджеро». В собственных корыстных целях Буряк Г.В. согласился помочь, с тем, чтобы путем продажи автомобиля и присвоения вырученных денег, обманным путем завладеть индивидуальным имуществом Клебы В.К. и Золотайко Л.В.

Введенные в заблуждение Клеба и Золотайко передали Буряку автомобиль «Мицубиши-Паджеро» и его технический паспорт, а также генеральную доверенность, оформленную на имя Золотайко и общегражданский паспорт Золотайко.

2 октября 1996 года Буряк продал этот автомобиль Абросимову О.Ю. При этом, заключая договор купли-продажи, воспользовавшись невнимательностью должностных лиц ГАИ, Буряк Г.В. привлек к совершению мошенничества неустановленное лицо, которое выдал за Золотайко Л.В. Неустановленная особа подделала подпись от ее имени в договоре купли-продажи. Также была подделана подпись от имени покупателя Абросимова.

Полученные от продажи автомобиля деньги в сумме 30 тысяч долларов Буряк Г.В. присвоил и распоряжался ими на свое усмотрение.

Когда в феврале 1997 года Золотайко стала настойчиво требовать от Буряка возвращения автомобиля или денег от его продажи, последний, с целью невозвращения долга решил совершить ее убийство.

Для реализации этого преступного намерения Буряк Г.В. привлек своего несовершеннолетнего брата Буряка Дмитрия, 1979 года рождения и разработал план убийства.»

Здесь мы прервем цитирование решения Верховного Суда, чтобы искренне удивиться «борзости» предпринимателя Буряка. Несмотря на трагичность ситуации, хочется вспомнить анекдот о козлятах, поймавших волка и имеющих его нетрадиционным способом. Волк при этом возмущается и кричит: «Что же вы делаете, волки позорные». На что козлята хором отвечают: «Молчи, козел!». Ситуация схожая. Предприниматель, вопреки сложившимся «традициям», решает «пробросить» уголовного авторитета и его жену, грубо говоря, «развести их на бабки». А когда с него начинают требовать деньги – просто и тупо «мочит» жену авторитета и ее малолетнего сына. Несколько нетрадиционное поведение для украинского предпринимателя. В реале все обычно происходит с точностью до наоборот.

Как показала проверка, в ходе проведения досудебного и судебного следствия по этому делу был допущен ряд беспрецедентных нарушений законодательства. Были выявлены факты намеренной фальсификации материалов уголовного дела с элементами служебного подлога процессуальных документов и намеренного создания фиктивных доказательств вины осужденных. Кроме того, в ходе следствия все вещественные доказательства с места преступления были «потеряны». Тем не менее, в 2001 году Харьковский областной суд приговорил несовершеннолетнего Дмитрия Буряка к 10 годам лишения свободы, а Буряка Геннадия к пожизненному заключению с конфискацией всего личного имущества в доход государства.

Нужно заметить, что это странное уголовное дело дважды направлялось на доследование Харьковским областным судом, впервые 29.12.98, во второй раз 27.12.99г. Проводила проверку этого дела и Генеральная прокуратура. В выводах проверки было сказано об односторонности и неполноте следствия, а также о фальсификации материалов дела. Мало того, Верховный Суд, рассмотрев дело, изменил меру пресечения Бурякам на подписку о невыезде, а дело направил на рассмотрение в суд. Тем не менее, в июне 2001 года судебная коллегия Харьковского областного суда под председательством судьи Задорожного М.И., проигнорировав решения суда о неисполнении следствием требований суда, грубо нарушая право подсудимых на защиту и не имея прямых и неопровержимых доказательств вины подсудимых, вынесла Бурякам обвинительный приговор. 10 лет младшему и пожизненное заключение старшему.

В соответствии с приговором, имущество братьев подлежит конфискации в доход государства. И вот тут начинается самое интересное. Изъятое еще в феврале 1997 года во время проведения обысков имущество в перечень конфискованного включено не было, не было оформлено квитанциями и фактически незаконно находилось в пользовании правоохранительных органов в течении семи лет!

А имущество у Буряков имелось серьезное. В момент ареста Геннадию Буряку принадлежало 10 престижных иномарок, коллекция охотничьего оружия, магазин площадью 300 кв.м в центре Харькова, ну и всякая мелочь типа аудио и видеотехники. Буряк успешно занимался автобизнесом и имел частное предприятие «Авто-Буг», которое после его ареста, в феврале 1997 года было незаконно перерегистрировано в Дзержинском районе Харькова. На момент ареста Буряк занимался реализацией большой партии автомобилей «Шкода» — 119 штук, которые принадлежали российской компании «Лаймер ЛТД».

Кстати, странно, что следователь Мышков, который занимался расследованием этого дела, так и не задумался над тем, для чего предпринимателю, имеющему 10 собственных иномарок и кучу машин на продажу – идти на «мокрое» дело ради какого-то джипа или 30 тысяч «зелени»? Впрочем, то что Мышков закрывал глаза на столь очевидные нестыковки вполне объяснимо. Пока старший Буряк находился в СИЗО, а потом и в местах лишения свободы, его имущество активно продавалось по поддельным документам. В частности были проданы шесть джипов, два шестисотых «Мерса» и два японских мотоцикла, принадлежавших Буряку. Бесследно исчезли и 60 автомобилей «Шкода», которые остались без присмотра после ареста Буряка. Самое забавное, что 14 «Шкод» реализовал «налево» тот самый Абросимов, который выступал посредником при продаже первого злополучного джипа. Что заставляет задуматься о том, не был ли Абросимов активным участником той самой «ментовской прокладки», в результате которой был успешно разворован бизнес Буряков? Примечательно, что в 2000 году против Абросимова было возбуждено уголовное дело за номером 18000007 по поводу совершения им мошеннических действий и присвоении имущества Геннадия Буряка на сумму около 477 тысяч гривен. Однако, досудебное следствие следователем Чирковым так и не было проведено в полном объеме и закрыто Киевским райсудом Харькова. Кстати, комитет Верховной Рады по вопросам борьбы с оргпреступностью и коррупцией так и не смог получить от харьковской прокуратуры материалов по этому делу. Видимо, по той причине, что Абросимов был ведущим «игроком» в этой масштабной провокации.

Только после вмешательства народных депутатов и проверки Комитета ,Генаральная прокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту хищения имущества братьев Буряк. Однако, за полтора года «расследования» это дело уже трижды закрывалось – за отсутствием состава преступления! И это при том, что у правоохранительных органов есть все документы о причастности к хищению изъятого имущества должностных лиц Харькова и харьковской области.

Отделался легким испугом и следователь Акульшин, который умудрился потерять основные вещественные доказательства по этому делу. В 1999 году было возбуждено уголовное делу по факту пропажи вещдоков, а в 2003 году оно было закрыто « в связи с окончанием сроков давности привлечения к уголовной отвественности». При этом, несмотря на признание Акульшиным своей вины, это обстоятельство никоим образом не повлияло на пересмотр дела Буряков.

Как сообщает Комитет в акте проверки этого дела «глубокий анализ собранных материалов, а также полученных отписок, свидетельствует об обобснованности наихудших ожиданий относительно состояния коррупции в правоохранительных органах Харьковской области, а также об отсутствии контроля со стороны Генеральной прокуратуры Украины. Обстоятельства разворовывания имущества по расследуемому уголовному делу, подтверждают существование четко спланированных способов хищения чужого имущества с помощью возбуждения заказных уголовных дел, их «заказного» расследования, изъятия имущества, которое потом бесплатно переходит в пользование отдельных коррумпированных правоохранителей и связанных с ними представителей организованной преступности. Поражают масштабы и число лиц, втянутых в осуществление этой организованной преступной деятельности. Учитывая то, что к расследованию этого уголовного дела и к надзору за соблюдением законности причастны около 25 должностных лиц прокуратуры Харьковской области и Генеральной прокуратуры Украины, около 30 работников милиции, 6 нотариусов и 4 судебных экспертов, становится абсолютно понятным масштаб этого преступления.»

Вывод шокирующий. О том, что Харьков – город «ментовский», известно давно. Но методы обогащения правоохранителей в Харькове становятся все более и более циничными. Нынешнему руководству Харьковской области стоило бы понимать, что ответом «беспредельной» власти становится беспредел масс. И от него уже не удастся защититься продажными судьями, прокурорами и ментами.

Сергей Вяхирев, специально для «УК»

Читайте также: