БАНДИТ В ПОГОНАХ – ХУЖЕ , ЧЕМ БАНДИТ

История, произошедшая 1 октября в Белой Церкви, вряд ли может претендовать на особую оригинальность. Профессиональная деформация личности, осложненная неумеренным употреблением спиртных напитков, в сумме часто дают преступление1 октября этого года, приблизительно в 8 часов вечера, житель Белой Церкви — работник табачной фирмы Аркадий Михайлович Мурашко ставил свой автомобиль на стоянку. Место на стоянке было давно закреплено за ним. Шел дождь, и чтобы удобнее было парковаться, Аркадий Михайлович вышел из автомобиля протереть заднее стекло. В это время раздался нетерпеливый сигнал подъехавшего сзади автомобиля. Владелец «Тойоты –Карина», регистрационный номер 009 88 АЕ, также желал немедленно припарковаться.

Аркадий Михайлович сказал «сейчас-сейчас» и продолжил парковку. Вероятно, этот процесс владельцу «Тойоты» показался слишком долгим и дверь автомобиля распахнулась. Из него вылез гражданин лет сорока, подошел к «жигуленку» Аркадия Михайловича, распахнул дверь и, дыша густым перегаром, спросил: «Ты что, суслик, совсем ох…ел?» На вопрос Аркадия Михайловича, в чем собственно дело, неизвестный начал откровенно «быковать»: «Ты блин, совсем обнаглел, ты не понял, с кем связался, да я тебя сейчас…». Аркадий Михайлович, не желая волновать сидящую в машине супругу, вышел из за руля, и попытался успокоить разбушевавшегося автолюбителя. Однако объяснения на незнакомца не действовали, вдруг откуда-то в его руке появился револьвер. Потрясая им, незнакомец сказал: «Да я блин, просто тебя сейчас грохну и них..я мне за это не будет». Аркадий Михайлович начал нервничать и крикнул супруге: «Юля – вызывай милицию!». На что незнакомец, все более распаляясь, заявил: «Да мне пох..й, я сам – милиция!» И неожиданно выстрелил Аркадию Михайловичу в ногу. Боль была ужасная, но еще более ужасным было то, что незнакомец поднял ствол револьвера на уровень груди и собирался стрелять снова. Аркадий Михайлович инстинктивно закрыл грудь рукой и тут прозвучал второй выстрел. Пуля пробила руку насквозь, полилась кровь. Тут из «тойоты» выскочил еще один человек и стал затаскивать «стрелка» в свой автомобиль. Вскоре ему это удалось, и автомобиль со стоянки уехал. Супруга Аркадия Михайловича до милиции так и не дозвонилась, да теперь у нее и не было на это времени. Супругам пришлось срочно ехать в больницу.

В больнице врачи определили, что в Мурашко, к счастью, стреляли не из боевого пистолета, а из револьвера с резиновыми пулями. Но так как выстрелы был произведены с расстояния около метра – обе пули вошли в тело. Одна пробила мякоть ноги, разорвав вену и едва не задев крупную артерию, вторая прошила насквозь предплечье. Аркадия Михайловича тут же положили на операционный стола, а его супруга Юлия вновь стала дозваниваться в милицию. Наконец дозвонилась и вскоре в больницу приехал некий, так и не представившийся сотрудник Белоцерковского райотдела. Он вяло опросил Юлю, а затем, когда кончилась операция, и Аркадия Михайловича. Тем временем в больницу подъехали друзья пострадавшего и вместе с сотрудником милиции поехали на место инциндента. При осмотре места происшествия гильз найдено не было, так как злоумышленник стрелял из револьвера. «Тойоты» естественно, там тоже оказалось. Друзей Мурашко несколько удивило то, что сотрудники милиции даже не удосужились опросить сторожей стоянки, которые были свидетелями инцидента. На вопрос, будут ли они искать автомобиль, номера которого есть у пострадашего, безымянный милиционер без энтузиазма ответил: «Естественно». И на этом уехал. Друзья и супруга Мурашко решили сами проехаться по близлежащим автостоянкам и поискать «тойоту» нападавшего. И нашли. На стоянке ЧП «Дрыгало», которая находится буквально за 500 метров от места происшествия. Перезвонили в милицию, сообщили, что машина найдена. В милиции ответили, что сейчас прибудут сотрудники. Но сотрудники не прибыли ни через час, ни через два.

А на следующий день в больницу к Мурашко пожаловал сам нападавший с товарищем. И поведал трогательную историю. О том, что он подполковник милиции Олег (фамилию Мурашко в удостоверении не рассмотрел, так как плохо себя чувствовал) из Днепропетровска. Приехал к другу, тоже милиционеру, в Белую Церковь, ну, выпили, потом что-то в мозгах заклинило. Это было такое извинение. Затем Олег сказал Аркадию Михайловичу, что ему не стоит подавать заявление о случившемся, так как он давно служит в правоохранительных органах и никакой перспективы у дела не будет. А за то, что Аркадий Михайлович забудет о неприятном факте, он, Олег, поможет ему с врачами и лекарствами.

Аркадия такая перспектива не устроила и он сообщил визитеру, что заявление подавать все-таки будет, так как считает Олега опасным для общества человеком. Тогда к разговору подключился второй милиционер, который представился сотрудником Белоцерковского РОВД Сергеем и намекнул, что им с Аркадием предстоит еще долго жить в одном городе и не стоит портить отношения с милицией. А потом совсем прямо сказал, что все случившееся можно повернуть иначе.

Найдутся свидетели, которые покажут, что это Аркадий напал на Олега и тот, в целях самообороны, был вынужден отстреливаться. «А вы ведь понимаете, что такое нападение на сотрудника милиции?» — многозначительно добавил белоцерковский милиционер. Пойми, сказал он, мы ведь не простые смертные. На этом беседа закончилась.

Затем все происходило так, как оно обычно и происходит. По заявлению Аркадия Михайловича никакиой работы не происходило, пошел даже слух, что оно сдано в архив. Мурашко и членам его семьи стали звонить неизвестные доброжелатели и настойчиво рекомендовать забрать заявление и забыть о случившемся. Но Аркадий Михайлович этого делать не желал и подал заявление в городскую прокуратуру. Впрочем, там следователь особой активности тоже проявлять не стал. Белоцерковчане свою прокуратуру вообще стараются обходить стороной, помня времена «царствования» в ней славившегося беспределом прокурора Лупейко. Поэтому надежд на восстановление справедливости в родном городе у Мурашко не было. И он обратился с заявлением уже в областную прокуратуру. Она пока молчит. А Аркадий Михайлович до сих пор лечится в больнице и надеется на то, что в этой стране все-таки можно найти управу на взбесившегося «мента».

Сергей Федоров, «УК»

Читайте также: