Пособие от прокуроров: как «опустить» прокуратуру

Прокуратура в Украине на нынешнем этапе является рудиментарным пережитком, бесполезным и ничего не решающим органом. К сожалению, наше мнение основывается исключительно на достоверных данных, ряд которых мы приведем сегодня. «Мы — неприкасаемые, мы — вне закона; нас проверять – нельзя. И мы никогда ни за что не будем отвечать». Это и есть современный морально-интеллектуальный уровень прокуратуры в Украине. По замыслу законодателя, прокуратура в силу возложенных обязанностей обязана следить за соблюдением законодательства всеми органами и должностными лицами, контролировать правильность ведения досудебного следствия следственными и правоохранительными органами, самой проводить следствие по сверхсложным делам, подавать судебные иски в интересах государства. И осуществлять иные полномочия, предусмотренные законом.

Прокуратура является своего рода контролирующим органом универсального характера. Это — по замыслу законодателя, но не на практике.

Современная прокуратура себя полностью дискредитировала перед обществом. Прежде всего, тотальной недалекостью ее кадровых работников. А также неспособностью и нежеланию заниматься своими обязанностями.

Примеров тому мы приводили более, чем достаточно. Не так давно «УК» публиковала материал , касающийся деятельности эвакуаторов. Напомним, что иллюстрацией к этой статье служило письмо Прокуратуры города Киева, в котором указывалось, что КП «Киевдорсервис» не вымогает деньги с водителей за освобождение автомобилей из плена эвакуаторов. А деньги с несогласных платить за услуги эвакуации КП «Киевдорсервис» взыскиваются лишь в судебном порядке.

При этом факты вымогательства денег эвакуаторщиками являются общеизвестными — о них не писал только ленивый, и не заметить их невозможно. Допустим, у Прокуратуры города Киева не было достаточно конкретных формальных доказательств фактов вымогательства, что делало невозможным возбуждение уголовного дела. Еще раз заметим, что это откровенное фарисейство и цинизм, поскольку закрывать глаза на очевидные вещи невозможно. Это самоунижение для той же прокуратуры.

Но если такое положение вещей устраивает прокурорских работников, оно не все же не может устраивать общество и государство, которым должна служить прокуратура. Пес, который не лает и не кусает, никому не нужен; содержать толпу бездельников – неэффективно. Лучше уж деньги, которые выделяются на содержание прокуратуры, передать в дома престарелых или интернаты для умалишенных. Поскольку сегодня сфера влиятельности прокуратуры практически идентична данным богоугодным заведениям.

В качестве иллюстрации нашей позиции укажем следующее. Не особо доверяя прокуратуре (по определению не способной качественно «заняться» приближенной к всемогущественной мэрии конторой эвакуаторщиков), мы решили провести свое расследование данных обстоятельств. И получили прелюбопытнейший ответ из КП «Киевдорсервис» :

Впечатляет, не так ли? Прокуратура утверждает, что КП «Киевдорсервис» вымогательством денег не занимается. А деньги, которые не оплачены строптивыми водителями, взыскиваются КП «Киевдорсервис» в судебном порядке. КП «Киевдорсервис» же утверждает, что ни одного иска не существует, а все водители чуть ли не в очереди стоят, чтобы добровольно рассчитаться с эвакуаторами…

Вопрос даже не в более чем наглом заявлении КП «Киевдорсервис» о добровольности оплаты услуг эвакуации. Цену «добровольности» мы знаем. Эта «добровольность» сродни «добровольности» расставания с кошельком гражданина, оказавшегося в три часа ночи в темном переулке в компании трех-четырех личностей, «вежливо» просящих об небольшой ссуде всей имеющейся наличностью…

Разница только в том, что упомянутые личности не имеют «крыши» киевской мэрии и не делятся с чиновниками «выручкой», и потому периодически попадают за решетку (да и то это заслуга не прокуратуры а милиции). Имеешь «крышу» — все тобой совершенное будет толковаться законным априори. Такая простая «формула успеха»…

Возвращаясь к теме сегодняшнего расследования заметим, что несуразица между ответами прокуратуры и КП «Киевдорсервис» указывает на поверхностность проведенной проверки со стороны прокуратуры. Которая внесла в официальный документ (ответ) откровенно недостоверные сведения, выгораживая вконец «оборзевших» эвакуаторщиков, и не желая заниматься ими в принципе.

Общество же наблюдает данную демонстрацию безнаказанности и безволия прокуратуры, а значит – и государства. Возникает вопрос: захочет ли общество в дальнейшем признавать такое беззубое и импотентное государство, неспособное даже навести порядок в очевидные вещах? Или, как минимум не позволяющее открытые издевательства над собой?

Пример безнаказанности порождает новый виток безнаказанности и наплевательского отношения к правоохранительным органам. Лирическое отступление: я откровенно заявляю: лично я не боюсь все той же прокуратуры и могу себе позволить в открытую в самых нелестных и не всегда цензурных выражениях «послать» любого прокурорского работника — независимо от уровня и степени влияния. Потому что знаю: ровным счетом никаких негативных последствий не будет — ибо на это уже не способны, и молча стерпят любые издевательства. Кстати, совершенно заслужено.

И вновь от лирики – к делу: приведу еще один пример.

Прокуратурой города Киева расследуется уголовное дело, возбужденное против должностных лиц Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний. Которые, согласно фабулы дела, приобрели с нарушением законодательства по завышенным ценам продукты питания и автомобили для нужд системы исполнения наказаний.

Приобрели бы — да и ладно, с кем не бывает… Прокуратура возбудила по данному поводу уголовное дело, которое длится уже более года. По делу никаких активных результативных действий не проводится, кроме допросов одних и тех же лиц по кругу и однотипным вопросам типа «подтверждаете ли вы, что действительно подписали документ, который видите перед собой» (что не опровергается опрашиваемыми).

Помимо тягучих и изматывающих допросов (надо же делать видимость работы!) прокуратура по непонятным мотивам отказывается совершить то, что необходимо было сделать в первую очередь: обжаловать заключенные сделки и вернуть все в прежнее состояние. Если имущество приобретено неправильно, то его нужно вернуть, потребовав назад деньги. Это то же самое, если квартирного вора задержали с украденными вещами: первым делом – изъять украденное и вернуть все потерпевшему, то есть, остановить преступные последствия.

В данном случае же прокуратура даже не чешется, чтобы вернуть ситуацию в предварительное состояние. Одно из двух: либо же доблестная прокуратура дело всерьез не воспринимает, факт преступления на самом деле – отсутствует. И сам факт следствия воспринимается лишь для «прикола» (попутно с возможностью «развести» подследственных на некоторые ресурсы материального характера (намек, думаем, понятен). Либо же прокуратура открыто содействует преступникам, не реализую последовательные правовые механизмы защиты интересов государства.

Третьего — не дано. Но в любом случае действия прокуратуры преступны. И могут быть частитчно оправданы лишь в первом случае (при отсутствии события преступления и «несерьезном» характере следствия с последующим закрытием уголовного дела)…

Однако с целью установления истины по данному делу мы обратились в Генеральную прокуратуру с заявлением о преступлении, совершенном работниками Прокуратуры города Киева. Генеральная прокуратура отправила наше заявление в Прокуратуру города Киева (которая, как можно заметить, и обвиняется в совершении преступления – непредотвращении преступных деяний и их последствий).

Как и следовало ожидать, Прокуратура Киева, рассмотрев заявление о преступных действий самой себя, «высадилась на мороз», ответив нам следующей оригинальной отпиской:

По мнению прокуратуры, нету даже оснований для проведения проверки! Это при том, что даже умственно отсталые личности знают, что в случае наличия заявления о преступлении проверка неизбежна и обязательна — с вынесением процессуально значимого документа (детально смотрите ст. 94, 97 Уголовно-процессуального кодекса Украины).

По результатам проверки можно возбудить уголовное дело или отказать в возбуждении уголовного дела (и то, и другое решение должны быть мотивированы; они имеют процессуально значимый характер, поскольку принимающее их лицо берет на себя ответственность за результаты своих действий) Но еще раз заметим — проведение проверки обязательно и неотвратимо!

Если действия коллег, «тормозящих» с обжалованием заключенных сделок законны – вынеси, будь добр, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Если незаконны – вынеси постановление о возбуждении уголовного дела. Что непонятно и что сложно?

В данном же случае прокурор отказался проводить проверку в принципе (!), тем самим откровенно превысив полномочия и отведя себе роль некоего божества (по принципу «жена Цезаря — вне подозрений»). «Мы — неприкасаемые, мы — вне закона; нас проверять – нельзя. И мы никогда ни за что не будем отвечать» – вот формальный девиз приведенной отписки. Как в известной восточной скульптурной «обезьяньей» группе: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу.

Это и есть современный морально-интеллектуальный уровень прокуратуры в Украине – уровень немощных, бестолковых, но изворотливых обезьянок.

В заключение еще раз поставим все тот же вопрос: нужна ли такая немощная прокуратура обществу и государству? Не дорого ли обходится она налогоплательщикам?

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: