КОМУ РЕВОЛЮЦИЯ – МАТЬ РОДНАЯ…

Места массового скопления людей – “майдан революции” тому не исключение – всегда были центром притяжения не только любопытствующей публики, но и граждан с неадекватным поведением и психическими расстройствами. Эта поведенческая специфика, влекущая юродивых, кликуш, психопатов и шизофреников в публичные места, известна сотрудникам служб охраны первых лиц и журналистам.“Службистам” потому, что этот своеобразный “контингент”, чьи действия практически невозможно просчитать, представляет опасность для охраняемых персон едва ли не большую, чем потенциальные злоумышленники-террористы. Тяготея к массовым мероприятиям, они легко могут спровоцировать “нестандартную ситуацию” в толпе, дестабилизировать и даже сорвать намечаемую публичную акцию. Поэтому в спецслужбах развитых стран есть специальные подразделения, которые следят за пополнением баз данных на такую категорию граждан, контролируют их перемещения в масштабах страны и оценивают реальность угрозы, которую несут подобные личности. Например, в США в “черный список” попадают даже те, кто в письме или частном разговоре выражал угрозы физической расправы над президентом. Это не значит, что сказавшего фразу “да я бы порвал его на куски!” тут же поволокут на “цугундер”. Но на учет возьмут – это точно.

В бытность Украинской ССР киевских “психов” знали буквально в лицо сотрудники “девятки” — 9-го Управления КГБ УССР, занимающегося охраной первых лиц не только Украины, но и прибывающих в нашу страну различных правительственных делегаций. Известны они были и прочим оперативникам КГБ, пребывавшим в оцеплении Крещатика и прочих центральных районов Печерска по случаю проведения каких-либо государственных торжеств. Завидев “психа”, оказавшегося недалеко от правительственного кортежа, оперативник должен был “оттереть” его от “вождей”, “дабы чего не вышло”.

“Психи” также любят посещать редакции средств массовой информации — многим из них кажется, что они обязаны поведать миру нечто очень важное. И считают, что лучшего способа привлечь внимание прессы к своей персоне и идеям просто не существует. Эта категория граждан, как правило, очень вспыльчива, болезненно реагирует на невнимание к себе со стороны окружающих. В “советское” время, например, всех “дуриков”, забредавших в редакционно-издательский комплекс “Пресса Украины” в Киеве, по негласной договоренности журналисты “нормальных” изданий дружно препровождали в редакцию журнала “Коммунист Украины”: “Там, милейший, вас внимательно выслушают и помогут!” “Клиент” обрадовано устремлялся в “Коммунист Украины”, откуда минуту спустя доносились маты идейных товарищей, выпроваживавших очередного бедолагу.

Похоже, именно такой случай недавно разнообразил революционные «оранжевые» будни на Хрещатике, 10. Там, в здании Союза журналистов Украины, был задержан неизвестный, учинивший акт вандализма в этой цитадели свободы слова и демократии. Но – по порядку.

В помещение творческого союза, разбив окно, выходящее во двор, пробрался неизвестный. Некоторое время он посвятил тому, что уничтожал кафельную плитку в отдельных, облюбованных им, кабинетах на первом этаже. Не щадил варвар ни оргтехнику, ни одежду постояльцев, круша и топча ногами все, что представало его взору. “Провокатор! Началось!!” – обреченно подумал творческий люд и вызвал милицию. Наряд прибыл незамедлительно. Оставшееся до прибытия стражей порядка время буйствующий товарищ посвятил разгрому кухни обители прессы, щедрой рукой разбрасывая по полу обнаруженные продукты питания. Затем устремился в туалетную комнату, где сокрушил санузел. Требований политического характера революционно настроенный товарищ не выдвигал.

Эксцентричное времяпрепровождение прервали сотрудники милиции, повязавшие провокатора. На требование представиться задержанный отреагировал чтением лекции о высшем разуме, “представителем которого” он-де является. При обыске у адепта “высшего разума” был обнаружен рюкзак, забитый документами, бланками удостоверений членов союза журналистов, наручными часами и даже полотенцами. “Экспроприацию” задержанный объяснить не смог, зато уверенно назвал свой возраст – 41 год. Дальнейшая беседа с дивным посетителем союза переросла в монолог последнего: товарищ с энтузиазмом поведал милиционерам…сказку о Буратино и продемонстрировал им очки для подводного плавания, которые, якобы, позволяют ему видеть все “таким, как оно есть в действительности”. Милиционеры не пожелали убедиться в правоте слов своего собеседника – очевидно, они предпочли довольствоваться тем, что в данный момент видели их собственные глаза.

Осмотр помещений привел к печальному для их владельцев результату — выяснилось, что пропали диктофоны и фотоаппараты ( по два). Но пропавших вещей при задержанном не было, а пояснить их возможное местонахождение он отказался. Возможно, оргтехнику утащил подельник гражданина, который мог скрыться с места происшествия, не дожидаясь эпилога с задержанием.

Еще ценитель Буратино поведал, что в столицу приехал около недели назад. Чем занимался все это время – пояснить не мог. Но уверенно сообщил, что свой паспорт и справку от психиатора “оставил на Майдане”. Проверять истинность этого утверждения милиция не стала, доставив товарища в Шевченковский райотдел…

И вовсе небожеское дело произошло на Майдане Независимости несколько дней спустя: там пропала икона XIV века. Ценный раритет привезли в столицу поклонники “оранжевой революции” из Ивано-Франковска. Чудодейственная реликвия передавалась по толпе из рук в руки, но к хозяевам так и не вернулась. Более того – вообще пропала в неизвестном направлении.

В связи с этим эпизодом, наверное, будет уместно вспомнить озвученное на Майдане в первые дни “революции” заявление безымянных столичных и одесских карманников. Которые, солидаризуясь с народом в столь ответственный момент, клятвенно пообещали не чистить карманы жителей и гостей столицы на протяжении акции. Возможно, пропажа чудодейственной иконы – дело рук их несознательных коллег из «другого лагеря» – в свете политизации всех слоев населения это было бы логично. Остается и вариант, что пропажа иконы – дело рук не профессиональных воров, а “аматоров”, позарившихся на святыню.

У автора мало сомнений в том, что при возможном захвате какого-либо государственного учреждения его новые хозяева при последующей ревизии не досчитаются многого из того, что там находилось на момент “штурма”. Практика любой революции — по стопам пламенных революционеров, “грудью пролагающих” дорогу к светлому будущему, “вторым эшелоном” всегда идут мародеры.

Александра Павлова, специально для «УК»

Читайте также: