ПРИКЛЮЧЕНИЯ «МЕРТВОГО» РОССИЯНИНА В УКРАИНЕ

Как-то с одним моим знакомым приключилась такая история. Пошел он к своему другу-хирургу и попросил удалить часть ногтя на пальце — сильно врастал в кожу. Врач по старой дружбе согласился. Ввели наркоз, начали операцию, но тут вдруг сердце не выдержало наркоза и остановилось — пришлось разрезать грудную клетку и делать прямой массаж. Вроде застучало, но операцию решили отложить. Перетаскивая с операционного стола на каталку, пациента уронили, отчего тот получил перелом двух ребер, правой руки и левой ноги… Ноготь эскулапы так и не удалили…

Нечто подобное случилось и с киевлянином Олегом Юрченко.Еще в далеком 1983 году после окончания техникума Олега Юрченко распределили на судостроительный завод в приморский Питер. Обзавелся там семьей и зажил степенной, размеренной жизнью. Но так сложилось, что лет через десять семья распалась и парень, поскитавшись по чужим квартирам, решил вернуться в родные края. Прожив в Киеве без малого два года, российский гражданин почувствовал себя на родине незваным гостем — на работу никто не брал, медицинскую помощь оказывали неохотно, да и милиция постоянно цеплялась. Вот и решил он выписаться из Питера, а уж потом претендовать на украинские блага.

Олег выскреб последние сбережения и отправился в Северную Пальмиру с твердым намерением раз и навсегда покончить с российским гражданством. Каково же было его удивление, когда в жэке Красносельского района Санкт-Петербурга ему без обиняков заявили, что, дескать, он уже давным-давно выписан со своей жилплощади по причине… смерти. «Как же так?! — удивленно воскликнул Олег, — я ведь живой, можете даже пощупать!» Но старший инспектор жилуправления Тушканова была непреклонна — мертвый, и все тут, у них на этот счет и справочка имеется. Посмотрев документы, парень ахнул: действительно, он выписан из квартиры под предлогом собственной смерти. Правда, справку об этом инспектор отдавать ему наотрез отказалась, мол, нет такого закона, чтобы мертвецам документы об их смерти выдавались. Делать нечего, отправился гражданин Юрченко в местную милицию, изложил там все как есть и стал дожидаться окончания расследования.

Ответ, однако, не привнес ясности. Вопрос, дескать, ваш чисто хозяйственный, и, если желаете аннулировать собственную смерть… обращайтесь в суд. Явных признаков мошенничества в этой мутнойистории бравые правоохранители почему-то не узрели. Хотя по всему было видно, что бывшая супруга захотела продать совместную квартиру, а чтобы не делиться с благоверным, подделала справку о его смерти, заплатив медэксперту за «опознание» какого-нибудь «левого» трупа.

Но и судиться без средств к существованию, да еще не имея крыши над головой, было непросто. И «мертвому» гражданину Юрченко ничего не оставалось, кроме как отправиться обратно в Киев в надежде, что через консульство он таки оформит желанное украинское гражданство.

Не тут-то было. Наши правоохранители наотрез отказались заниматься соседскими огрехами. В российском же консульстве парню отписали четко: мол, порядок для всех один — сначала выпишитесь с прежнего места жительства, а уж потом и поговорим о новом гражданстве. Что, по документам вас нет в живых? Тогда, дружочек, это не к нам. Отписавшись таким образом от назойливого «мертвеца», консульство спокойно умыло руки.

А украинские правоохранительные службы лишь руками развели: дескать, закон запрещает вмешиваться в личные дела иностранных граждан и тем более органов власти — еще под суд пойдем за такое разбирательство.

А парень без прописки и работы, угнетенный мыслью о собственной «смерти», с недавних пор стал сходить с ума, и врачи уже поговаривают о группе инвалидности. Но и этот вопрос не может решиться положительно — по закону Юрченко должен ехать к себе «на родину» и там лечиться. Правда, в больнице Павлова сжалились над помешавшимся от чиновничьего произвола «иностранцем» и госпитализировали… Незаконно, надо полагать.

Наталья Кружилина

Читайте также: