Черкассы: город «красных фонарей». Куда там Амстердаму!

На черкасских пляжах вдоль песчаного берега Днепра выстраиваются чередой роскошные иномарки. Это главная примета лета. Столичные гости приезжают в провинцию поразвлечься, а заодно и попляжиться. Цены здесь на порядок ниже, чем в Киеве, — гостиницы принимают, рестораны угощают, а ночные клубы развлекают помилосерднее для кошелька. Обязательный атрибут отдыха — «клубничка». Лучший вариант — этакая сдобная хуторская простушка, которая, потупив глазки, выполнит все желания клиента. В компании местных ночных бабочек расслабляются многие крутые столичные гости, залетают в Черкассы и «орлы» из самой Белокаменной. Интересует их всех одно — сласти житейские.

В Сосновском районном суде города Черкассы слушается дело по ч. 4 ст. 303 Уголовного Кодекса Украины — сутенерство. На скамье подсудимых пятеро молодчиков. Трое из них «весьма одаренные и перспективные» — у каждого по несколько судимостей за хулиганство, грабежи, кражи, изнасилования. Они подмяли под себя весь город — взяли под контроль бани, гостиницы, ночные клубы, автодороги, то есть все злачные места, где торгуют своим телом проститутки. Красоткам предложили льготные условия «труда». Раньше путане отстегивали 40 % от полученных с клиента денег — новые пай-мальчики пообещали отдавать половину. Раньше за каждый проступок сутенер штрафовал, а то и жестоко избивал свою рабыню. К примеру, штрафы полагались за опоздание, появление на «рабочем месте» в пьяном виде, за наркотики. А если сперла у клиента мобильник или поступила жалоба, что исчезли деньги, кроме ощутимого денежного начета следовала жестокая разборка с рукоприкладством.

Новые хозяева упразднили все штрафы. Теперь разрешались и наркотики, и спиртное. Расчет был верный — при таких «бонусах» «девочки» не взбунтуются и не настучат на хозяина в милицию. Однако в январе этого года на всех троих «котах» защелкнулись «браслеты», и те оказались на нарах. В свидетели пошли 30 путан.

Вместе с сутенерами на скамью подсудимых сели двое черкасских ловеласов, этаких местечковых казанов современного разлива. Парни не любили работать, зато любили «красиво жить». И изобрели весьма подлый, но прибыльный «бизнес» — торговлю возлюбленными. Сторговавшись с сутенерами о приемлемой цене, в один прекрасный день они обвинили своих подруг в краже их дорогущих мобильников, ценой не меньше 800 долларов США каждый (хотя за всю свою жизнь двадцатилетние трутни и копейки не заработали). Естественно, у девушек не то что 800, а и 8 баксов не было, чтобы возместить возлюбленным стоимость их обожаемых игрушек. И тут негодяи предложили подругам самый простой выход — заработать «зелень», торгуя своим телом. И преспокойно сдали их сутенерам.

В тот же день мерзавцы уже ворковали каждый возле новой прелестницы, клялись в любви до гроба, уверяли, что она колдунья, ее неземная красота покорила мужественное сердце, зажгла в нем огонь нежной страсти. Пару недель пылкие «мачо» тешились в постели с новыми зазнобами, а потом снова продавали их сутенеру.

Бизнес на любви — самое прибыльное дело. Оно не требует капиталовложений, затрат на сырье, производство и защиту окружающей среды. Здесь сутенеру достаточно заиметь тачку, а проститутки сами слетятся.

В этом бизнесе существует жестокая конкуренция, здесь чем меньше «стаж», тем лучше, но из сельской глухомани, из всех райцентров идет в Черкассы новое и новое пополнение. Нищета гонит юных девушек на панель. Нынче не в моде вульгарные куклы. Сутенер откажет в приеме «на работу» раскрашенной в пух и прах девице в кричащем наряде. Клиент требует «любви для души» — чтобы у него на коленях сидела этакая скромница без косметики, простушка с опущенными долу глазками, ласковая хуторяночка.

Короче говоря, последний писк моды в бордельном бизнесе — беззащитные трогательные Золушки. Возле них забуханный клиент чувствует и видит себя принцем-благодетелем и отважным рыцарем в одном флаконе. Такая красотка обязана обеспечить расслабон крутому бизнесмену, который день напролет совал кому надо взятки, собачился с ревизорами, водил за нос конкурентов, давил слабых и лебезил перед сильными. Короче, вывалялся в грязи по самое темечко, а потому вечером желает отдохнуть и забыться в объятьях юной красотки с претензией на чистоту и скромность.

И невдомек такому «деловому», что он всего-навсего «калиф на час» в нищей банановой республике, что европейцы смотрят на него, как на примата, только вчера слезшего с пальмы, и он способен купить лишь фальшивую страсть дешевой проститутки. Со своими «башлями» и крутыми «колесами», приобретенными со свалки за бугром, он чувствует себя хозяином жизни в объятиях путаны на грязном черкасском пляже. И по всему берегу Днепра под Черкассами на летнем солнце ослепительно сияют «made in» тачки, которые доставили «на лоно» богатеньких буратин с их продажными герлами.

«Ночные бабочки» — искусные актрисы. По прихоти клиента каждая сыграет и распутную Мессалину, и страстную Кармен, и нежную прелестную Джульетту. Не важно, что такая «невинная и нецелованная» иногда до двадцати клиентов за ночь принимает. Главное, чтобы глазки опускала, краснела и вздыхала. Да в черкасских борделях такие таланты работают — Голливуд отдыхает в сторонке!

Начальник отдела борьбы с преступлениями, связанными с торговлей людьми, Иван Афанасьев говорит, что за минувшее полугодие они возбудили больше уголовных дел относительно сутенерства и разных преступлений, касающихся проституции, чем за весь 2005 год. Увы, на месте одного упрятанного за решетку «кота», как по злому волшебству, возникают даже не двое, а целых пятеро других.

Иван Иванович не перестает сокрушаться о падении нравов, о том, что в современном обществе напрочь отсутствуют моральные ценности. К примеру, в бывшем Советском Союзе мировоззрение подростка до 16 лет формировалось, главным образом, в школе, а нынче — в кабаках и притонах.

Нынешней весной в Черкассах проходил слет байкеров. Вечерами мускулистые в диковинных кожаных одеяниях мужчины развлекались в ночных клубах с малолетними девчушками. Школьницы облепляли их мотоциклы, как мушки-дрозофилы подгнившие фрукты. А потом уезжали в сторону Сосновки и Чапаевки. Тринадцати–четырнадцатилетние девочки готовы были платить натурой за шальную поездку с ветерком на мотоцикле.

Дешевизна черкасских проституток не зря привлекает киевских «деловых». Слава о наших борделях дошла уже и до Белокаменной. Московский бизнесмен, прибыв по делам в Киев, едет развлечься с путаной в Черкассы. Многие загодя запасаются телефонами сутенеров. Так что у нашего родного города есть «светлая перспектива» — стать столицей борделей на просторах нашей неньки-Украины. Если учесть дешевый по сравнению со столичным сервис — гостиницы, рестораны, сауны, ночные клубы, то можно присваивать Черкассам статус земного рая для любителей «клубнички», такого себе Эдема отечественной проституции.

А «школу мастерства» начинающие жрицы любви проходят в ночных клубах. Как правило, в этих заведениях столики всегда заняты. За ними сидят нимфетки, делающие первые шаги к панели. Здесь нередко можно услышать разговор о ценах на виды секса, на кавалеров. Две тринадцатилетние пигалицы хвастаются друг перед дружкой, за сколько продали свою невинность. Сидящая рядом совсем еще зеленая «кадра» из Шелепух возьми и брякни, что впервые переспала с парнем задарма, по любви. Мол, ночка страстная была и парень что надо, завидуйте. На нее тотчас презрительно шикнули: «Ты шо, совсем дура? Минимум 100 «баксов» потеряла!».

Нынешние тринадцатилетние малявки — весьма опытные и зрелые женщины, в вопросах секса могут заткнуть за пояс любую даму бальзаковского возраста. И после школы они торопятся домой не для того, чтобы сесть за учебники. Их не интересует поэзия Пушкина и всякая там история с географией. Девчонки напяливают на себя экстравагантные максимально откровенные прикиды и шуруют в ночные клубы. А там любую из современных Лолит можно запросто снять за бутылку ром-колы и поиметь где-нибудь в подворотне или купить на целую ночь и оторваться по полной программе.

В этих же ночных клубах и казино отдыхают многие наши власть имущие и правоохранители. Мне рассказывали, что иной сотрудник прокуратуры или милиционер за ночь может проиграть от 20 до 50 тысяч «баксов». Это при их-то скромных зарплатах? Так кто же у нас будет мораль блюсти? Школе с ее тотальной коррупцией проблема воспитания подрастающего поколения — по большому барабану да, откровенно говоря, и не под силу. Эти несчастные девочки никогда не смогут создать семью. Еще в юном возрасте их жизнь перечеркнута клеймом проститутки.

Можно утверждать, что в Украине институт семьи фактически уничтожен. Статистика замалчивает истинное положение с разводами. Впрочем, молодежь не торопится в рагс. Многие сожительствуют и после тридцати лет, не желая ставить в паспорте отметку о браке. Вдумайтесь, семь миллионов украинцев эмигрировали за границу в поисках работы! Подавляющее большинство из них разводится. Оказалось, что вдали от мужа или жены практически невозможно сохранить брак. К тому же засасывает сытая жизнь в Европе и отпугивает ужасающая нищета в Украине, которой конца-края не видно.

Конечно, бордели существуют и в европейских странах, в некоторых проституция даже узаконена. Но кто идет в заведения под красными фонарями? Как правило, рабынь туда поставляют из недоразвитых стран. И все рекорды по работорговле бьет Украина. Процент аборигенок в заморских борделях ничтожен. Европа укрепляет институт семьи. В Бельгии маньяк убил двух малолетних девчушек, и весь мир с ужасом говорит об этом.

В Черкассах, если у тебя есть тысяч 20 долларов США, можешь спокойно перебить половину города, включая детей, и остаться на свободе. Существуют судейские клоаки, где на пару в открытую работают судья и прокурор. Самая популярная у нас 119 статья УК Украины — убийство по неосторожности, по ней самых жестоких и циничных убийц с миром отпускают на свободу. У меня есть множество конкретных и жутких тому примеров, но это отдельная тема.

Кто же будет «паять» реальный срок сутенеру, торгующему малолетними путанами, если у нас убийцы остаются безнаказанными? Иван Афанасьев озабочен ростом преступности среди проституток, которой его отдел фактически не в состоянии противостоять. Правоохранители скудно финансируются. Нищая милиция дорого обходится государству. Борьба с проституцией держится на голом энтузиазме сотрудников отдела борьбы с преступлениями, связанными с торговлей людьми. А их раз-два и обчелся — всего десять в отделе, который опекает всю область.

Различные общественные фонды и организации занимаются только никому не нужными семинарами. Проституток на них не приглашают. Иван Иванович вспоминает, как одна из путан решила «завязать» и вернуться к нормальной жизни. Пока правоохранители искали ей в другой области жилье и работу, девушку необходимо было хотя бы на месяц спрятать. Он обратился за содействием в несколько общественных организаций и фондов. Там ужаснулись такой, казалось бы, обычной просьбе — помочь реальному человеку и прямо заявили: «Нам такие проблемы не нужны». Пришлось правоохранителям на собственные деньги снимать заблудшей овце квартиру и покупать еду.

Иными словами, в государстве делается все, чтобы процветали работорговля и бизнес, связанный с проституцией. Увы, в большинстве случаев матери знают, что их дочери торгуют собой. Нередко родительницы сами выводят на панель одну за другой (по мере подрастания) двух, а то и трех дочерей. Именно матери путан постоянно устраивают скандалы в помещении отдела борьбы с преступлениями, связанными с торговлей людьми, требуя, чтобы правоохранители «не вмешивались в личную жизнь» девушек (в первую очередь, из-за денег, которые те приносят в дом).

Самая жуткая головная боль Ивана Афанасьева — продажа несовершеннолетних в бордели Москвы. Малолетки там в особой цене. В области существует целая сеть дилеров, которые в открытую рекламируют этот воистину смертельный заработок. Девушкам вешают лапшу на уши и рассказывают красивые сказки о великолепной жизни в Белокаменной. Мол, там их ожидают роскошные богато меблированные апартаменты, наряды как у принцесс, из супердорогих модных модельных салонов, личные парикмахерши, массажисты, маникюрши и педикюрши, еда из дорогих ресторанов. Дескать, иметь они будут максимум трех постоянных клиентов, а деньги начнут грести лопатой — по три тысячи «баксов» за ночь. И наивные дурочки из сел покупаются на эти сказки шехерезад криминального бизнеса.

В действительности весь без исключения «товар» с Украины ждет жуткая участь. Чтобы подавить сопротивляемость рабыни, сделать ее безвольной, податливой, запугать, несчастную тотчас по приезде в Москву подвергают «групповухе» — ее насилуют несколько человек, причем в извращенной форме, пока не потеряет сознание, жестоко избивают. Потом отправляют в крошечную грязную вонючую комнатушку, куда набивается до 10 человек. Спят по очереди на ярусных нарах. Их вывозят на кольцо, причем не ждут, когда с тела сойдут синяки. Некоторым клиентам даже нравятся избитые девочки.

Ровно полгода украинских пленниц используют по 24 часа в сутки, выжимают все соки. Как правило, сажают на иглу. Дозу доводят до 12–15 кубиков в день. В результате девушка превращается в законченную наркоманку, живет в дурмане, ничего не чувствуя и не соображая. Одним словом, ее превращают в вещь для грязного использования. А когда в прошлом цветущая шестнадцатилетняя красавица превращается в изношенную мочалку, ее выплевывают, как жвачку. Сутенер покупает ей обратный билет и возвращает паспорт. Она приезжает домой нищая, больная, никому не нужная. И путь у нее один — в самые дешевые проститутки.

Настоящее дно проституции — «плечевые». Их подбирают на трассах дальнобойщики и передают один другому. Отдаются они за еду, наркоту и ночлег в машине. И колесят «плечевые» автостопом по необъятным просторам бывшей Совдепии.

Рангом повыше — трассовички. Их считают дешевками, низкосортными проститутками. По меркам преступного бизнеса получают они мизер — 30 гривен за минет, 70–100 гривен за час секса. Однако красотки наверстывают количеством — за сутки принимают не меньше двух десятков клиентов. Так что в итоге получают не меньше первосортных подруг. Здесь тоже поголовная наркота и пьянство.

Ко второму сорту относят путан, обслуживающих сауны, гостиницы, пляжи. Несмотря на рейды Черкасского УБОПа, проституция в саунах процветает. А чего ж и не развиваться столь прибыльному бизнесу? Банщик за то, что снимет телефонную трубку и сделает один звонок клиенту, получает 40 гривен чаевых. Каждая сауна имеет постоянных клиентов (здесь известны адреса и телефоны их офисов). Услуги богатеньким буратинам предоставляются в полном объеме. Иначе они уйдут к конкурентам.

Самый высший сорт — элитные проститутки. Они работают без сутенеров и не выезжают на вызовы. Каждая имеет от 3 до 5 постоянных клиентов. Практически они находятся на содержании у богачей. Ими пользуются высокопоставленные государственные чиновники. Мебель в спальне у такой путаны стоит не менее 25 тысяч долларов США. Интересно, где госчиновники со своими относительно скромными зарплатами берут деньги на дорогих содержанок?

Правоохранители утверждают, что особняком держатся матери-одиночки. Эти женщины вынуждены продавать свое тело, чтобы прокормить детей. Меня уверяли, что они избегают сутенеров. Если «коты» слишком на них «наезжают», просто меняют дислокацию. Такие женщины всегда стремятся к независимости. Увы, проституция — жестокий бизнес, в котором исключения не делаются даже для матерей с маленькими детьми. В конце концов и они попадают в рабство к сутенерам.

Это всего лишь верхушка айсберга — огромного криминального бизнеса, большая часть которого скрыта глубоко под поверхностью. Никто не смеет тронуть нардепов и госчиновников разных рангов, которые получают баснословные прибыли, содержа бордели под видом гостиниц и саун, торгуя женщинами, отправляя живой товар за границу. Следователь по особо важным делам Черкасского УМВД, расследовавший несколько уголовных дел по проституции в саунах, откровенно признался, что их директора, как всегда, избежали уголовного наказания, хотя получают львиную долю прибыли от этого черного бизнеса.

Так заглох и скандал в Жашкове, куда за украинскими рабынями приехал рефрижератор из Будапешта. Заключенная кем-то грязная сделка сорвалась по чистой случайности — водитель напился в компании и погиб в пьяной драке. Так и выплеснулась наружу грязь работорговли.

Журналисты пишут, что большинство борделей в Будапеште принадлежит одному всемирно известному криминальному авторитету. Который известен своей дружбой с одним из первых лиц нашей страны. О какой же морали можно говорить, если в Украине вовсю идет бойкая торговля людьми?

Валентина Васильченко, Антенна

Читайте также: