влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Редкие цветные фотографии Второй мировой войны

Редкие цветные фотографии Второй мировой войны

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

«До меня дошло, кто такой Онищенко»

03.03.2017 08:54

Киевские судьи впервые начали активно помогать лондонском беглецу переложить вину на стрелочников. В Киевском апелляционном суде во вторник  произошло ноу-хау. Создатели - пятеро судей коллегии. Выгодоприобретатель изобретения - газовый олигарх Александр Онищенко. Суть совместного изобретения адвокатов Онищенко и судей апелляционного: отменить соглашение с прокурором мелких участников «газовой схемы».

О том, как это произошло - напишем чуть ниже, а сначала - необходимое базовая информация.

Почему это для них важно?

Соглашение с прокурором - это когда человек признает свою вину, рассказывает все как было на самом деле, а за это получает минимальное наказание. Само соглашение о признании вины утверждает суд. В результате каждое свидетельство мелких участников схемы пополняет доказательную базу, которой потом и будут глушить «большую рыбу».

Сегодня по «газовому делу» - более 20 подозреваемых. С семью из них уже заключили подобные соглашения. В отношении еще восьми человек досудебное расследование практически завершено - подозреваемые знакомятся с материалами, после чего дело пойдет в суд.

Как ликвидировать соглашение с прокурором?

До вторника это казалось невозможным. То есть отменить ее, конечно, можно, но, если этого хочет кто-то из тех, кто заключил соглашение - прокурор или обвиняемый. По крайней мере так утверждает закон, а именно - ч.4 ст.394 УПК.

Между тем оба обвиняемых (Олег Рябошапка и Леся Железняк) и их защитники просили суд оставить приговор без изменений. Как и прокурор.

Зато адвокаты, которые решили отменить соглашения, представляют абсолютно других лиц. Виталий Мегедь является защитником нардепа Александра Онищенко, Александр Мельник - Сергея Свиченка, который в феврале этого года был объявлен в розыск в связи с тем, что не внес определенную судом залог и скрылся.

Согласно ст.399 УПК, суд не должен был вообще ничего не рассматривать в этом случае и вернуть жалобу подателям.

Мало того. Именно это и сделали другие суды, в том числе и Апелляционный суд. Киева (но другие судьи), Апелляционный суд Львовской области, и Высший спецсуд - ВССУ в декабре прошлого года признал законным решение апелляционного суда, который не принял жалобу на заключенное соглашение с директором биржи «Львовская универсальная». Во всех случаях сделки с прокурором оспаривали адвокаты Мегедь и Мельник.

Почему суд начал это рассматривать?

Сначала несколько слов о создателях ноу-хау. Единственная коллегия, в сентябре прошлого года смогла открыть апелляционное производство по жалобам защитников Онищенко и Свиченка, - судьи Апелляционного суда. Киева Александр Черный, Игорь Мороз, Людмила Кепкал, Светлана Коваль и Иван Мосьондз. В январе вместо судей Коваль и Мороза, которые были уволены, в дело вошли судьи Вера Ковальская и Маргарита Васильева.

По данным Единого госреестра судебных решений, эта коллегия судей является единственными в Украине, кто открыл апелляционные производства на приговоры, которыми утверждены соглашения с прокурором, по жалобам третьих лиц.

И наконец посмотрим на само постановление об открытии производства по сделкам с Рябошапкой и Железняк, текст которого прокурор САП получил только 27 февраля, то есть за день до заседания. Хотя производство было открыто еще 30 сентября прошлого года.

Постановление об открытии производства

Постановление Апелляционного суда. Киева от 30 сентября 2016 об открытии производства по сделкам фигурантов газового дела Олега Рябошапки и Леси Железняк по жалобам адвокатов А. Онищенко и С. Свиченка

Как ни странно, но в нем не расписано, почему судьи Апелляционного суда. Киева решили открыть производство. Там даже не указаны обязательные данные, предусмотренные ст.419 УПК, даже в каком производстве. Указано лишь, что форма и содержание апелляционных жалоб соответствует требованиям УПК, они представлены вовремя и препятствий для их принятия не установлено. И подпись - судья Апелляционного суда Киева Александр Черный. Кстати, это решение в открытом госреестре судебных решений не найти, потому что оно там не опубликовано(?).

В чем ноу-хау такого решения?

Чем же руководствовались адвокаты Мегедь и Мельник, подавая жалобы на приговор в отношении лиц, к которым они не имеют никакого отношения.

И прокурор САП Андрей Перов, и защитник Рябошапки и Железняк Олег Гребень в судебном заседании отметили, что апеллянты не ссылаются ни на одну норму уголовного процессуального закона, которая была  бы нарушена Соломенским районным судом при утверждении соглашений.

Услышать доводы в судебном заседании удалось лишь одного адвоката - Мегедь. Другой защитник Мельник после перерыва в заседании больше не появился. При этом он подал ходатайство суду, в котором указал, что «вынужден ехать по другим делам и не может ждать неопределенное время».

Кстати, забавный факт. Виталий Мегедь - это бывший налоговик, лет 10 назад сам расследовал дела в отношении Онищенко. И, наверное, так сблизился со своим подопечным, что в конечном итоге стал его защитником.

Выступление экс-налоговика скорее напоминалм выступление не адвоката, а политика. Он начал с того, что в Украине «институт соглашений между прокурором и подозреваемым действует не так давно, поэтому судебная практика не так и богата по этому поводу». При этом на «шаг обжалования этого приговора» его натолкнула сторона обвинения, поскольку руководители НАБУ и САП часто в СМИ рассказывают о «газовом деле». Далее он заявил, что суд первой инстанции не проверил «мотивы признания вины Рябошапкой и Железняк на предмет самооговора», и заканчивая упоминанием должности Онищенко в приговоре Рябошапки и Железняка.

При этом судьи фактически сами должны были рассказывать, чего просит Мегедь:

Мегедь : Когда уважаемый председательствующий зачитывал приговор, то все судьи переглянулись и я понял, что все вы узнали именно Онищенко, моего доверителя. Когда его назвали депутатом двух   созывов и председателем подкомитета по вопросам топлива и энергетики.

Судья : Господин защитник, фамилия Онищенко здесь   в докладе не звучала, а звучит только в ваших объяснениях. Давайте вы не будете решать за суд, кто понял или не понял. (Эта судья заявила, что она понятия не имеет, кто такой Онищенко, потому что она не смотрит телевизор и не читает газет. Позже в ходе заседания она заявила, что «по-моему, до меня дошло, кто такой Онищенко» - ред.)

Мегедь : Прошу суд исключить из приговора те признаки, по которым мой клиент узнается как преступник. Благодарю за внимание.

Председательствующий : Вы все сказали?

Мегедь : Да.

Председательствующий : И на основании чего исключать?

Мегедь На основании того, что в приговоре он звучит как преступник. Он только подозревается в совершении преступления.

Судья : В каком приговоре?

Мегедь В том, который мы обжалуем сейчас.

Судья : А там есть фамилия Онищенко?

Мегедь : Там есть его должность. Он узнается по депутату двух созывов и председателю подкомитета Верховной Рады.

Судья : Ага, понятно. Вы хотите сказать, что после того, как в приговоре изложены фактические обстоятельства дела в отношении Рябошапки и Железняк, можно идентифицировать лицо вашего доверителя как депутата какого созыва и должность, которую он там занимал в Верховной Раде. Да?

Мегедь : Да.

Председательствующий: И на основании этого можно сделать вывод каким образом выяснить фамилию этого человека. Так вы хотели сказать?

Мегедь : Да.

Судья : А вы нам ее назвали. Да?

Мегедь Я акцентировал ваше внимание на том, что он узнается.

Председательствующий : Все вы сказали?

Мегедь : Да.

Председательствующий : Что вы просите?

Мегедь : Исключить из приговора именно его должности, по которым он узнается как Онищенко.

Судья : На каком основании?

Мегедь На основании того, что в приговоре он назван преступником, а он не осужден.

Судья : Я имею в виду процессуальные основание, господин защитник. Вот на какой закон апелляционному суду сослаться, чтобы исключить данные по должности, которую занимал ваш доверитель, и указание на то, что он был народным депутатом.

Мегедь : На действующий Уголовный кодекс Украины и шестьдесят второй статью Конституции Украины.

Судья : А КПК? Шестьдесят вторая статья Конституции говорит о том, что никто не может быть признан виновным, пока его вина не будет установлено приговором, который вступил в законную силу. Но в этом приговоре фамилии Онищенко нет. Поэтому шестьдесят вторая статья Конституции касается напрямую определенного лица? Нету фамилии! Поэтому мы и спрашиваем, есть ли таковая в процессе. Основания для изменения и отмены приговора находятся в процессе. Верно? Какие конкретно основание процессуальные предусмотрены для того, чтобы изменить приговор?

Мегедь : Не знаю.

В итоге, одна из судей отметила о существовании решения Верховного суда Украины от 2015 года, где упоминается о том, что лицо можно идентифицировать по должности, указанной в приговоре в отношении других лиц.

После выхода из совещательной комнаты судья Александр Черный объявил об отмене приговора, которым были утверждены соглашения с Рябошапкой и Железняк.

Интересно, что Апелляционный суд. Киева при условии подачи жалобы уполномоченными лицами и теоретически законного пересмотра решения мог бы не отменять приговор и не отправлять дело в НАБУ, а изменить приговор, постановив новый, в котором исключить должность Онищенко. Однако, как видим, даже в этой части решили иначе.

В специализированной антикоррупционной прокуратуре считают, что целью этих апелляционных жалоб является донесение до осужденных лиц, давших показания и которые заключили соглашения со следствием, того что они не смогут выйти из-под влияния данной преступной организации.

При этом в САП подчеркивают, что соглашения с Рябошапкой и Железняком не имеют так называемого преюдицийного значение для других фигурантов дела, в том числе Онищенко и Свиченка. То есть, эти приговоры не является безусловным основанием для признания последних виновными. Впрочем, Онищенко, его защита и другие фигуранты все же видят в них угрозу и, очевидно, воспринимают как доказательство вины.

Ну, а распространится ли ноу-хау на другие решения Киевского апелляционного - вскоре увидим. Поскольку и сама коллегия (с заменой судьи Мосьондз на судью Худика) в январе открыла   производство по жалобе адвоката Мельника на еще один приговор, которым утверждено соглашение с обвиняемым директором одной из фирм,  которые фигурируют по «газовому делу».

Так что вскоре нас ждут новые интересные диалоги и вполне возможно - не менее интересные решения судов.

Автор: Ирина Шарпинська, «Наши деньги»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...