Одноклассник таскал Аню за волосы и бил ногами…

После операции девочка стала калекой… Подрастающее поколение становится все более агрессивным. Только и слышно, что школьники избивают, калечат, убивают. А учителя и родители усиленно делают вид, будто «ничего такого» у нас не происходит. К каким последствиям может привести «страусиная политика», показало несчастье, произошедшее в 285-й киевской школе. Бил, душил, таскал за волосы…

Все началось после урока музыки. Учащиеся 7-В класса после звонка весело выскочили из-за парт и наперегонки помчались на улицу. Коридор, по которому бежали школьники, был узкий, и девчонки оказались на пути мальчишек, мешая им.

— А ну, давай быстрее! — прикрикнул Максим Пелещук на подвернувшуюся на его пути Аню, подкрепив свое требование пинком в спину девочки.

Обернувшись, Аня отмахнулась от него курткой. То ли обидно стало Максу, что она посмела оказать неповиновение, то ли больно — пластмассовая «собачка» молнии угодила ему в глаз, но мальчик решил не спустить девчонке такого оскорбления.

Когда подростки оказались в маленьком «предбаннике» вестибюля школы, Макс напал на «обидчицу»…

— В тот день Аня пришла и сказала, что ее сильно побил одноклассник. Я сначала даже накричала на нее: как побил, за что? Не поверила, что так сильно, — со слезами вспоминает мама девочки Любовь Васильевна. — Но потом перезвонила ее подружке, и та все мне подтвердила. Максим посещает спортивную секцию по борьбе, поэтому удары наносил профессионально — схватил мою дочь за шею и стал душить. Потом начал бить ногами в живот и копчик, таскал за волосы и бил по голове. Конечно, я сразу позвонила родителям Максима, но его мама даже разговаривать со мной не захотела…

На следующий день женщина повела дочь снимать побои. Осмотрев девочку, судмедэксперт не заметил никаких переломов, дав заключение о легких телесных повреждениях. Но Аня все время жаловалась на боль в животе, голове, спине. Девочка и без того часто хворала, а теперь от боли не могла ни спать, ни ходить. Тогда Любовь Васильевна повела дочь к специалистам, которые и установили, что у ребенка увеличена печень, налицо закрытая черепно-мозговая травма и сильно поврежден копчик.

Врачи запретили девочке посещать школу — бывшая староста класса вот уже полгода учится на дому. А месяц назад Ане удалили копчик…

После таких страшных последствий избиения, мама девочки сначала попросила родителей Максима оплатить лечение, а когда те отказались, стала писать жалобы во все инстанции. И, поскольку в возбуждении уголовного дела ей отказали, женщина обратилась в суд.

— Сначала одноклассники Ани и директор школы были на моей стороне, — продолжает свой рассказ Любовь Васильевна, — однако со временем директор переменил к нам отношение, из больницы исчезла карточка, которая свидетельствовала о состоянии здоровья Ани, и некоторые дети стали менять показания. Стали свидетельствовать, что Максим только один раз ударил Аню, и что вовсе не так сильно. Сейчас идет суд, и заметно, что судья принимает сторону обидчика. Классного руководителя, врача-невропатолога, который давал заключение о состоянии здоровья дочери, суд отказывается вызывать… Якобы это не имеет никакого отношения к делу.

Платон мне друг, но истина дороже

Понимая, что убитая горем мама школьницы может лишком эмоционально толковать события, искажая истину, корреспондент «ВВ» позвонила свидетелям.

Действительно, показания детей несколько отличаются друг от друга. Одни видели, как Макс сильно избил Аню, другие, что всего лишь один раз толкнул… Мне показался честным ответ бывшего друга Максима — Равшана Киргизбаева:

— Мы с Максом вместе возвращались из школы. Девчонки шли перед нами слишком медленно. Макс несколько раз сказал, чтобы шли быстрее, а потом толкнул Аню. Она развернулась и ударила его курточкой. А когда мы спустились на первый этаж, Макс сильно ее избил в предбаннике — бил ногами, таскал за волосы… Когда началась вся эта шумиха и мама девочки подала в суд, Макс просил меня сказать в суде, что он только один раз ее ударил. Я сначала согласился, а потом подумал и отказался. С тех пор мы с ним не дружим. А на суд меня почему-то так и не вызвали.

Любопытно, что на вопрос, проводилось ли в школе расследование по этому инциденту и кто понес наказание, директор в грубой форме отказался от каких-либо комментариев до решения суда.

Понятно, что правосудие (хотелось бы этого) все расставит по своим местам. Но… должна же быть и в школе какая-то объективная оценка произошедшего? С просьбой прояснить ситуацию, корреспондент «ВВ» обратилась к классному руководителю 7-В Людмиле Голик:

— Наш класс, в основном, состоит из мальчиков и только треть его — девочки, — рассказывает Людмила Сергеевна. — Мальчишки привыкли все решать силой: кого-то толкнут, где-то стукнут… Что касается Максима, то он отличается от всех вызывающим поведением: кроме Ани он избил еще одного мальчика. Учится плохо, а родители не обращают на это никакого внимания. Если говорить об этом инциденте, то, когда я опросила детей, все говорили, что Максим действительно серьезно избил девочку. Я не берусь утверждать, кто из них первый затеял драку. Но считаю, что в любом случае мальчики не должны обижать одноклассниц. И поведение родителей Максима после случившегося их не украшает. Вместо того, чтобы попытаться хоть как-то уладить конфликт, они полностью устранились…

Она мстила ему за холодность

В чем же причина такого поведения родителей Максима? Может, мама Ани и одноклассники наговаривают на парня?

— Конечно, наговаривают! — сразу откликнулась на мой вопрос бабушка Максима, Раиса Филипповна. — Бедного мальчика совсем затюкали. Я вам так скажу: этой Ане нравился наш Максим, и она всячески пыталась привлечь его внимание, а он не реагировал. И вот то ли со злости, что он на нее внимания не обращает, то ли просто не рассчитала силы, она напала на него в коридоре — три раза ударила курточкой и замком попала в глаз. Знаете, как было неприятно — у него даже глаз покраснел. Конечно, мальчик не выдержал, толкнул ее один раз и вовсе не сильно, а мама раздула из этого целую трагедию. Ну это же дети — они всегда так себя ведут. Я вам скажу, в чем тут дело: мама у девочки работает почтальоном и увидела, что мне при перерасчете начислили большую пенсию — больше тысячи гривен. Вот и решила на этом деле заработать. Она просит 4 тысячи за моральный вред. Естественно, мы не хотим платить — за что? Девочка и до драки все время болела. Ну слабое у нее здоровье, а наш-то ребенок тут при чем?!

А руководство учебного заведения устранилось от конфликта, поскольку драка произошла после окончания уроков и, следовательно, школа не обязана нести ответственность за детей. Да, после урока, но ведь прямо в здании школы!

Где была охрана, за которую родители постоянно платят деньги, учителя, директор школы? Почему не разобрался в ситуации, не наказал виновных, предотвратив возможные случаи в будущем? Получается, что, по логике дирекции и чиновников из районо, после окончания уроков школьники могут свободно лупить друг друга, калечить и убивать, и ответственности за это никто не понесет.

Конечно, дети есть дети. Зачастую они берут пример со взрослых и решают свои проблемы с помощью кулаков. Вот только кого мы вырастим, если будем с малых лет приучать их к вранью, безнаказанности, жестокости? И на что рассчитывают те, кто пытается выгородить мальчика, причинившего тяжкие увечья однокласснице? В аналогичной ситуации он точно так же поступит и с ними.

Наталья Кружилина, ВВ

Читайте также: