Сейлемовский «жираф»… живой! ему видней?

Официально война бандитских группировок полуострова закончилась еще в конце 90-х, однако «неофициальные разборки» продолжаются и сейчас. Сегодня появляются новые версии старых нераскрытых преступлений, при этом на поверхность всплывает все большее количество «неизвестных» трупов. Хотя в то же время «известные» покойники вдруг оказываются живее всех живых! Например, «Жираф». Так, в правоохранительных кругах нынче ходят слухи, что сейлемовский воин Олег Слатвинский, по прозвищу Жираф, вовсе не покоится на «алее героев» Абдала, а… скрывается за границей. Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Пятнистая лошадка

По одной из существующих версий, повод для начала криминальной войны на Крымском полуострове дал именно герой нашего повествования Олег Станиславович Слатвинский, 1964 года рождения, по прозвищу Жираф (в силу своего высокого роста). Якобы в начале 90-х этот будущий сейлемовец непорядочно обошелся с одним коммерсантом, и тот побежал жаловаться известному в то время криминальному авторитету и родоначальнику ОПГ «Башмаки» Александру Ткачеву, по прозвищу Сахан. Считается, что, когда последний начал разборки со Слатвинским-Жирафом, и развернулись боевые действия между двумя крымскими ОПГ. Потом, дескать, масла в огонь подлило похищение Слатвинского людьми Сахана, и пошло-поехало…

К сожалению или к счастью, но самому Жирафу не довелось принять участие в бандитской войне — в 1992 году, по официальной версии, он был застрелен. А вот расцвет бандитской карьеры Олега Слатвинского пришелся на середину и конец 80-х, когда в Крыму процветал рэкет. В то время ОПГ только начинали заявлять о себе, не имея ни определенных названий, ни конкретных интересов. «Работать» Жираф начал с известным тогда криминальным каталой Хавичем и впоследствии стал одним из основателей ОПГ «Сейлем». Именно Хавич научил Олега «играть» по-крупному и выбирать себе достойных врагов. В конце 80-х в числе таковых у него был сам Владимир Гужев, как его теперь называют, «первый из первых» криминальных авторитетов, по прозвищу Гуня.

«Первый из первых»

Как уже писала «1К», Гуня был основателем первой бандитской «семьи» и долгое время считался настоящим хозяином полуострова. Начинал он в районе Симферополя — Украинке с наперсточного бизнеса, потом подался в рэкетиры, а вскоре завоевал авторитет солидного пахана, «крышующего» всех и вся.

Такой расклад сильно действовал на нервы не менее матерым бандитам Олегу Дзюбе и Александру Ткачеву. В 1988 году они даже совершили первое из многих других покушений на жизнь «зажравшегося» Гуни — стреляли в него возле его дома на ул. Украинской. Но назло врагам тот остался жив и решил мстить обидчикам. Вызвались помочь ему в этом деле осетины — братья Бестаевы, предложив услуги своего лучшего боевика Рауля Манафова, по прозвищу Рауф. Именно этот киллер нанес ответный удар по врагам Гуни — ранил Сахана на ул. Шахтеров.

То, что на него ведут охоту два сильных лидера, также считающих себя хозяевами полуострова, Гужева ничуть не пугало, напротив, он продолжал наживать врагов, перешагивая через все бандитские «понятия». В очередной раз Гуня нарвался, когда «наехал» на кафе «Ай-Петри», которое «крышевали» как раз Слатвинский и Хавич. Злость последних была не меньше, чем у Сахана с Дзюбой. Весной 1989 года на Владимира Гужева опять было совершено покушение и снова во дворе его дома. Но даже мощный взрыв, который организовал Жираф, не убил ненавистного ему Гужева. Потом было следующее покушение: буквально через месяц люди Слатвинского открыли по Гуне стрельбу, закидав его двор гранатами, но тот опять, словно родившись в рубашке, чудом остался жив. Вот тогда-то Володя Гужев, позабыв о «понтах», начал пугаться собственной тени. Через некоторое время после третьего покушения он решил покинуть проклятую квартиру на ул. Украинской и перебраться в дом на Свободе. Однако как только эта мысль пришла ему в голову, шикарный особняк сгорел дотла. Конечно же, опять не без помощи мстительного Олега Слатвинского.

Потом на «первого из первых» готовилось еще одно покушение, и, по всей вероятности, оно должно было стать последним и удачным. Однако, очевидно, ангел-хранитель у Гуни был что надо: летом 1989 года на ул. Генерала Васильева взорвался автомобиль, в котором люди Слатвинского ехали на очередное покушение на Гужева. Просто взрывное устройство сработало раньше времени… Кстати, в той машине еще до взрыва был убит бесстрашный боевик Гуни Рауф. По информации правоохранителей, человек Слатвинского — Сладкоежка якобы пригласил покататься осетина и, воспользовавшись моментом, убил его. Поговаривали, что за рулем этого авто тогда находился сам Жираф. Но доказать это правоохранители не смогли. Они терялись в догадках, кто был заказчиком всех этих покушений: Сахан и Дзюба или Слатвинский и Хавич?

После того как взрывчатка, предназначенная для Гуни, детонировала раньше времени, он выехал за пределы Крыма. Однако ненадолго, через полгода «первый» решил опять подразнить судьбу и посетил родные края. Как только об этом узнал Слатвинский, тут же продолжил охоту на Гужева. Снайперы Жирафа расстреляли машину Гуни, когда тот ехал из ресторана. Его личный охранник был убит на месте, Гужева сильно ранило. После этого Владимира Владимировича больше в Крыму не видели. Говорили, что он подался в Донецк под крыло местных мафиози. А оттуда его, понятное дело, доставать никто не решался. Есть также информация, что он жив по сей день и неплохо себя чувствует в роли заграничного бизнесмена.

Страницы подвига

Именно в охоте за первым крымским бандитом Владимиром Гужевым Олег Слатвинский укрепил свой криминальный авторитет. Он показал всем крымским браткам, на что способен. В начале 90-х мелкие бандитские группировки, такие как богдановская, дзюбинская, любинская, сахановская и многие другие, стали объединяться и в итоге, дабы соответствовать военной стратегии (противодействовать ведь, как правило, должны две стороны), образовали два сильных клана — ОПГ «Башмаки» и «Сейлем». Ткачев организовал банду, впоследствии получившую название «Башмаки». Другая группировка сформировала будущую ОПГ «Сейлем». Первое время обе «семьи» пытались сосуществовать более или менее мирно, но коса таки нашла на камень, когда взоры этих двух ОПГ обратились к Южнобережью. Вот тогда-то и разгорелась настоящая война.

Как мы уже говорили, одним из поводов для боевых действий считалось «неправильное поведение» Слатвинского, когда тот «наехал» на прикормленного сахановцами коммерсанта. Ответные действия Ткачева были дерзкими. Летом 1991 г. у подъезда дома на ул. Куйбышева, где тогда проживал Слатвинский, его, ударив по голове и запихнув в машину, увезли в направлении, известном только «башмакам», — в Джанкойский район. Однако похитители допустили оплошность: во-первых, почему-то не убили Жирафа, очевидно, надеясь таким образом шантажировать «Сейлем», во-вторых, приставили к высокому и спортивному мужику Олегу всего лишь одного охранника. Жираф сломал бедняге шею ударом ноги и сбежал из плена. Месть Слатвинского не заставила себя ждать: через несколько дней ОПГ «Башмаки» начала терять своих бойцов. Ответом на это было очередное покушение на Жирафа: по Олегу открыли стрельбу, но ни одна пуля не попала в цель. Потом опять ответный удар по «башмакам», затем снова покушение на Жирафа… После этого между двумя ОПГ разгорелась настоящая война, в первые дни которой сейлемовцы лишились одного из лучших своих бойцов Сергея Оразмурадова, а «башмаки» потеряли Константина Кравченко. Позже к этим двум присоединились и остальные: Ткачев, Дзюба, Вишняков, Башмаков и многие другие криминальные авторитеты 90-х.

А был ли мальчик?

Не выжил в криминальной войне и сам Олег Слатвинский. Когда бандиты перешагнули в своих разборках все рамки, правоохранители начали серию арестов. Жираф не стал дожидаться того, как на его руках застегнут наручники, и покинул пределы Крыма, переправившись нелегально в Польшу. Почему именно туда? Да потому что хитрый Слатвинский не хотел сидеть в подполье на полных «голодняках». Как известно, в то время именно через Польшу в бывший Союз переправляли угнанные иномарки из Германии. И это был неплохой бизнес. Да и добрая часть крымчан устремилась тогда именно в Польшу на заработки, и тут они тоже нуждались в «крыше», которую им с удовольствием предоставляли бандиты-соотечественники. Приплюсуйте сюда игорный бизнес и проституцию — одним словом, Слатвинскому здесь было где разгуляться, применить свои криминальные таланты и заработать хорошие деньги.

Однако зажить в Польше на широкую ногу Жирафу не удалось. В апреле 1992 года он был застрелен на вокзале в Варшаве. Существовало несколько версий его убийства. Во-первых, сразу же под подозрение попали «башмаки», но, как позже выяснилось, к тому времени личность Жирафа их мало интересовала, тем более что Слатвинский собирался выехать на переговоры в Крым и, значит, был уверен, что его не тронут. По другой версии, сейлемовца заказала московская мафия. Оказалось, он успел наследить и там: дескать, конфликт с москвичами возник из-за денег. Кстати, незадолго до смерти Слатвинский ездил в Москву, и там был сожжен его автомобиль — это говорит о многом…

Тело Олега Слатвинского привезли в Крым в закрытом гробу, потому что, как тогда объясняли, оно начало разлагаться. При этом гроб почти двухметрового Жирафа почему-то был небольшим. Похоронили его на «алее героев» кладбища Абдал. Но на этом история высокого сейлемовца не закончилась. Еще в то время ходили слухи, что Жираф жив. Одни в них верили, другие говорили, что, дескать, ребята из «Сейлема» специально распускают их, чтобы вешать на покойника свои злодеяния. Между тем, по информации некоторых источников, близкие Слатвинского до сих пор получают из-за границы загадочные денежные переводы. А в правоохранительных кругах гуляют разговоры о том, что тело Жирафа собираются эксгумировать. На наши вопросы о том, так это или нет, правоохранители предпочитают отмалчиваться, что уже наталкивает на некоторые мысли. Правда это или дезинформация — время покажет. Однако если окажется, что Слатвинский все-таки жив, он будет одним из немногих, кто смог бы пролить свет на преступления той криминальной войны.

Читайте также: