Кобасня: молдавская «хиросима»

«Молдавская Хиросима» продолжает являть собою реальную угрозу для живущих в регионе сотен тысяч жителей Республики Молдова, Украины и Румынии. Незадолго до своего нового назначения Сергей Иванов (напомним, он освобожден от поста министра обороны и назначен первым вице-премьером) заявил, что Россия не может вывести из левобережной Молдовы свой полуторатысячный контингент (как предписывает Договор об обычных вооруженных силах в Европе), поскольку военнослужащие выполняют миротворческую функцию, а также охраняют склады с вооружением и боеприпасами, оставшимися с советских времен. Об этой второй “функции” российских военных Иванов высказался особенно четко — это, мол, чисто российская собственность, и «нам не все равно, где это вооружение «всплывет». Так ли уж бдительно охраняют в той же Кобасне российское вооружение и взрывчатку, или это лишь повод для того, чтобы не выводить иностранный контингент с территории нашей страны?

Еще 29 апреля 2005 года МИДЕИ РМ направило МИД РФ ноту следующего содержания: “25 апреля 2005 года “Политический журнал” опубликовал информационный материал об исчезновении двух имитаторов ядерного взрыва, а также оборудования, имеющего отношение к ядерному вооружению, так называемых “ядерных чемоданчиков”, со складов вооружений бывшей 14-й армии, дислоцированной на территории РМ. Молдавские власти неоднократно выражали озабоченность в связи с угрозой хранящегося в Приднестровском регионе РМ оружия для безопасности страны и региона в целом. Последние разоблачения в российских СМИ подтверждают эти опасения и говорят о необходимости незамедлительной организации международной инспекции на складах вооружений в Кобасне, а также о необходимости возобновления и завершения в сжатые сроки процесса вывоза вооружения.

В свете вышеизложенного, глубоко озабоченное обеспечением национальной и региональной безопасности МИДЕИ РМ требует от МИД РФ принять конкретные меры для проведения оперативного расследования вышеуказанных фактов. Молдавские власти оценят представление РФ детальной информации по вопросам, изложенным в соответствующем издании. И намерены также обратить внимание международной общественности, в ча стности, организаций в сфере безопасности, на эту проблему”.

К сожалению, нота молдавского внешнеполитического ведомства так и не нашла тогда должного отклика у кремлевского правительства. А раз проблему вывода российского контингента напрямую связывают с охраной арсенала в Кобасне, мы решили ознакомить читателей с некоторыми фрагментами неопубликованных воспоминаний полковника Михаила Бергмана, бывшего военного коменданта Тирасполя.

Склады “фонили”

“Весной 1995 года министр обороны РФ П. Грачев точно знал, что генерал-лейтенант Лебедь будет снят с должности командарма 14-й армии, а на его место будет назначен генерал-майор Евневич. На складах в Приднестровье хранился громадный арсенал вооружений 14-й армии. Стоимость этого вооружения, по самым скромным оценкам, — 4 млрд долл. При этом значительная часть вооружения 14-й армии хранилась на складах, где до этого находилось ядерное оружие. Склады “фонили”, заражая радиоактивным излучением многие тысячи автоматов, пулеметов, пистолетов. “Железо” нуждалось в захоронении.

Но, несмотря на предупреждения Лебедя, информация о том, что оружие “фонит”, держалась в тайне. Законопослушный генерал-лейтенант Лебедь в кратчайшие сроки подписал рапорт о передаче дел новому командующему армией. На самом деле это оказалось чистой формальностью. Точно так же обошлись и с заместителями командующего, с начальниками родов войск, отделов и служб. Все они в срочном порядке подписали рапорты о передаче дел, фактически никаких дел не передавая.

После увольнения Лебедя начальник службы РАВ полковник Алексей Назаров провел ревизию хозяйства 14-й армии, а заодно распорядился перевезти излишки боеприпасов на склады в Кобасне. В ходе ревизии им были обнаружены четыре вагона реактивных снарядов к БМ-21 “Град”, в складских документах не значившиеся. Он доложил об этом Евневичу и попросил указаний, что с этими снарядами делать: отправить в Россию или оприходовать на складе 14-й армии. Евневич дал команду ничего не предпринимать. Четыре вагона неучтенных реактивных снарядов к “Граду”! Надо сказать, что у армии ПМР “Грады” были. Более того, приднестровские предприятия освоили их выпуск, а вот снаряды к ним производить местные заводы не смогли.

Через некоторое время Назаров, посоветовавшись с Лебедем, решил все-таки эти снаряды оприходовать. В. Евневич, узнав об этом, отстранил его от должности, и в декабре 1996 года строптивый офицер был переведен в Московский военный округ. Назначенный вместо Назарова на должность начальника службы РАВ полковник Борис Едунов, выполняя указания Евневича, снаряды к “Градам” оформлять не стал. Продать их побоялись — все-таки Лебедь был в курсе. Так они и лежат на складах в Кобасне”.

Забытые ракеты

Когда Назаров передавал дела Едунову, обнаружились более пугающие пропажи — отсутствовали два имитатора ядерных взрывов к ракетным комплексам 8К14. Незадолго до Беловежских соглашений все ядерные боеприпасы, состоявшие на вооружении ракетной бригады стратегического назначения в Бендерах, были вывезены в Россию. Имитаторы ядерных взрывов — как оружие неядерное — были перевезены на склад в Кобасне. И вот обнаружилось их отсутствие. Надо сказать, что хотя имитаторы — оружие неядерное, но — чрезвычайно мощное и разрушительное. При взрыве такого устройства образуется гриб, похожий на ядерный, ударная волна производит почти те же разрушения, только радиации нет. А можете представить себе количество жертв и панику, если имитатор будет взорван в городе?! Полковник Назаров доложил Евневичу об исчезновении имитаторов. Евневич ответил: “Это не ваше дело! Подпишите рапорт и передайте дела Едунову!”

Из беседы обозревателя “Политического журнала” с М. Бергманом:.

— Как могло получиться, что в армии пропали неизвестно куда имитаторы ядерных взрывов?

— На момент распада СССР 14-я армия была самым крупным воинским соединением в СССР и дислоцировалась на территории Молдавии и Украины. И когда выводили войска из Южной, Северной, Западной групп войск, то все боеприпасы и оружие они разместили на складах 14-й армии в Тирасполе и Кобасне. Стояла у нас в Бендерах и стратегическая ракетная бригада, вооруженная ракетами класса “земля-земля” тактического действия с дальностью полетов до 300 км.

И тут начался раздел армии. Бельцкая дивизия, стоявшая на правом берегу Днестра, Унгенский артполк, бендерские части — все отошли к Молдавии. Они ушли со своим вооружением. Те, что стояли на Украине — Белгород-Днестровская, Лиманская и другие дивизии, — отошли к Украине. В Тирасполе базировалась дивизия истребителей МиГ-23, входившая в состав Черноморского флота. Она отошла Украине. Им дали команду подняться и уйти. Все оборудование и боеприпасы они бросили. В том числе и ядерные заряды. Все, что можно, перевозили в Москву. Остальное — на склады 14-й армии.

Невозможно было разобраться, у кого что было, и кто что увез. На складах в Кобасне хранилось все: боеприпасы, автоматы, ракеты. Когда начались попытки захвата оружия, забастовки, ничего уже вывезти нельзя было. Штаб дивизии заняло казацкое ополчение. На месте, где базировалась летная дивизия, разместилась приднестровская гвардия — гражданские лица, которые к этим вооружениям никакого отношения не имели. Все, что могли, мы унесли, от них спрятали, но то, что было в капонирах, забрать не успели. Времени не было — забастовки начались, женщины сели на рельсы.

Недосчитались мы много чего. До сих пор никто не может сказать, куда делись пусковые установки и две тактические ракеты с боеголовками-имитаторами ядерного взрыва. А также малые тактические ядерные заряды — “ядерные чемоданчики”, которыми были вооружены войска спецназа ГРУ. И, к сожалению, невозможно исключить вариант, что все это окажется в руках террористов.

Исчезло 84 “ядерных чемоданчика”…

(Из воспоминаний М.Бергмана.)

“В 1996 году после возвращения из Чечни Лебедь в рамках работы Совбеза посетил центральный командный пункт РВСН в подмосковном Одинцово. Принимал его главком ракетными войсками генерал армии Игорь Сергеев, будущий министр обороны. Он сообщил Лебедю, что в 1991 г., накануне подписания Беловежских соглашений, ему пришлось руководить вывозом ядерного оружия с территории Украины в Россию. При подписании актов обнаружилось отсутствие 84 ядерных боеприпасов РА-115, так называемых “ядерных чемоданчиков”. Речь шла об индивидуальных ядерных боеприпасах, которые были на вооружении бригад спецназа ГРУ генштаба ВС СССР. Эти заряды один человек мог привести в действие за 30 минут. Лебедь был потрясен этим сообщением, создал комиссию и поставил задачу выяснить судьбу “ядерных чемоданчиков”.

Было установлено, что такое оружие действительно существует. Уже после отставки, 20 ноября 1997 г., Александр Лебедь на специально созванной пресс-конференции сообщил, что “чемоданчики” были разработаны в двух вариантах: для наземного и подводного применения.

Официальные лица Минобороны после некоторой паузы выступили с опровержениями. Главным их тезисом было, что, мол, никаких таких “чемоданчиков” и в глаза не видели, нет их у Минобороны, а секретарь Совета безопасности, мягко говоря, плохо представляет, о чем идет речь. Но вслед за Лебедем член-корреспондент РАН, советник президента Ельцина по экологии Алексей Яблоков подтвердил, что из 132 единиц ядерного оружия этого типа, находившихся на территории Украины, отсутствуют 84″.

Есть ли в Кобасне химическое оружие?

В подвалах близ населенного пункта Кобасна находится огромное количество разного химического оружия — танковые снаряды, авиабомбы, утверждает сенатор парламента Румынии Илие Илашку в интервью электронному изданию www.mdn.md. Более того, добавляет он, там полно зарина и иприта ещё со времён первой мировой войны. Все это было привезено из Львовской области во времена Союза, в 60-70-е годы, и там складировано. Сейчас даже военные не рискуют спускаться в эти подвалы, поскольку всё съедено ржавчиной, там опасно находиться.

Секретным службам и армии об этом известно. Пусть разгласят эту информацию и открыто признают: да, — это оружие России, и пусть она заберет его отсюда: “Я пока не слышал, чтобы РФ перевозила железнодорожными составами или воздушным транспортом эти химические вещества. Следует серьёзно проследить их транспортировку по железной дороге, но я не знаю, позволит ли это Украина. Я боюсь другого: как бы эти вещества не зарыли поглубже в нашу землю, и сотни лет будут умирать наши люди, не зная, отчего. Эти химические вещества могут загрязнить воду, почву, что означает настоящую катастрофу. До сих пор российские власти не разрешили ни одному военному наблюдателю инспектировать эти склады. Пригласили нескольких инспекторов, когда погружали какую-то ветошь в вагоны, — и этим все закончилось. А следовало бы проверять каждый ящик на складе — там находится огромное количество оружия.

Когда мне говорят о 40 тысячах тонн — я начинаю нервничать. Там 400 тысяч тонн. В 1992 году — а это моя проверенная информация — на складах 14-й армии находилось 252 тысячи единиц легкого оружия. Где-то в 1999 году президент Лучинский заключил договор с Москвой о том, что РФ эвакуирует 50 тысяч единиц легкого оружия. А где остальное? Хорошо, сказали, что отдали сепаратистам 37 тысяч. Не хватает около 160 тысяч. Где это оружие, куда оно исчезло? Его держат на складе? Хорошо! Мы продали его? Кому? Бандитам, террористам, в Югославию, в другие места — куда? Эти вещи известны секретным службам, Воронину. Почему это не публикуется?” — вопрошает сенатор.

Молдавская “Хиросима”

Вот уже много лет РФ затягивает вывоз своих арсеналов с территории РМ, стараясь убедить всех, что это дело нелегкое, а то и невозможное. При этом ни одна еврокомиссия не может убедиться в реальном положении вещей — по той простой причине, что на территорию данных складов никого не допускают. Вот лишь один пример: в конце 2003 года Минобороны РФ официально объявило о вывозе двумя самолетами ИЛ-76 всех своих противовоздушных ракет из Приднестровья на подмосковный склад. Однако при этом российская сторона не разрешила присутствие членов миссии ОБСЕ в Молдове, а лишь предоставила им список 424 переносных ракетных установок “Игла”, которые, якобы, были загружены в эти самолеты. При этом, видно, правая рука не ведала, что делает левая, ибо данная цифра была на… 70 единиц меньше объявленной ранее. После запросов ОБСЕ российская сторона разъяснила, что эти самые 70 ракет были уничтожены на месте, “так как не подлежали транспортировке”. Отметим, что переносные ракеты “Игла”, весящие всего лишь 18,5 кг, приводятся в действие с плеча и могут поразить любую цель на расстоянии до 5 км и на высоте до 3,5 км. Они считаются во всем мире “идеальным оружием террориста”, и в условиях, когда РФ не может побороть сепаратизм в собственных госграницах (поддерживая данное явление за ее рубежами), было бы логично уничтожить эти самые 70 ракет именно в присутствии экспертов ОБСЕ (тем более, что это — обязательное условие в мировой практике, а на “черном” рынке цена такой ракеты — 60 тысяч долларов).

Итак, что творится за стенами российских арсеналов, расположенных в РМ, не знают точно даже представители международных организаций. Тем не менее, эксперты давно заверили, что, при создании специальных условий (подобных тем, когда выводили советские войска из стран Центральной Европы) склад такой категории и такого масштаба, как в Кобасне, можно эвакуировать за 30-40 суток.

Пока же такое не происходит, и “молдавская Хиросима” продолжает являть собою реальную угрозу для живущих в данном периметре сотен тысяч жителей РМ, Украины и Румынии. Более того, есть причины предполагать, что количество оружия и боеприпасов в той же Кобасне не только не уменьшается, а даже… увеличивается. За счет местного производства. Но это — отдельная тема.

Олег Банару, Новое время

Читайте также: