Судьи-предатели и российские следователи: кто у оккупантов арестовывал украинских моряков

кто арестовывал украинских моряков

24 моряка украинских бронекатеров «Бердянск» и «Никополь», а также буксира «Яны Капу», обстрелянных и захваченных российскими пограничниками в Керченском проливе, арестованы до 25 января 2019 года. Изданию Крым.Реалии стали известны имена судей и следователей, причастных к этому.

Украинских моряков, напомним, обвиняют в незаконном пересечении государственной границы, совершенной группой лиц по предварительному сговору (часть 3 статьи 322 Уголовного кодекса России). Санкция статьи предусматривает до шести лет лишения свободы.

Адвокаты настаивают, что военнослужащие не нарушали российских законов, поскольку, согласно Договору между Украиной и Россией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, территория пролива является внутренними водами обоих государств и используется по принципу свободного судоходства.

27 и 28 ноября подконтрольные России суды Керчи и Симферополя вынесли решения об аресте украинских военнослужащих на два месяца. Адвокаты заявляют о процессуальных нарушениях.

Нарушения ФСБ

В ходатайствах ФСБ России, по данным крымских адвокатов, есть нарушения, которые имеют существенное значение для судов и могли бы повлиять на решения об аресте украинских моряков. Но судьи не приняли их во внимание.

Например, в ходатайстве представителя ФСБ перед Киевским райсудом Симферополя об аресте украинского моряка Юрия Будзыло не был указан срок заключения под стражу. Крымский адвокат Эмиль Курбединов поясняет, что «неуказание срока заключения под стражу является некорректным с юридической точки зрения, поэтому документ ничего не значит».

Во время рассмотрения ходатайств об аресте моряков выяснилось, что к некоторым из них сотрудники ФСБ применяли давление. В частности, 21-летний Сергей Цыбизов сообщил адвокату Оксане Железняк, что на него «давили психологически для дачи необходимых показаний».

Сергей Цыбизов
Сергей Цыбизов

Защита сотрудника СБУ Андрея Драча, который оказался среди задержанных, настаивала на неподсудности дела гражданскому суду. Но это тоже не было взято во внимание, сообщает журналист Антон Наумлюк, который присутствовал на судебных заседаниях. «Защита Андрея Драча заявила о неподсудности дела гражданскому суду, поскольку, по мнению адвоката, все задержанные должны быть признаны военнопленными. Об этом же говорили и адвокаты других арестованных, однако суд решил на эту тему не дискутировать и ходатайство защиты не удовлетворил», – рассказывает он.

Адвокат капитана «Яны Капу» Олега Мельничука Эдем Семедляев указывал суду, что 28 ноября срок задержания его подзащитного формально истек, поэтому не было оснований далее удерживать его. Но суд не позволил даже подать ходатайство об этом.​

Олег Мельничук (справа)
Олег Мельничук (справа)

​Олег Мельничук стал единственным из задержанных, кто в суде потребовал переводчика. Он говорил и заполнял документы только на украинском языке.

Ни одно заявление адвокатов о нарушениях в отношении украинских моряков судами Керчи и Симферополя принято во внимание не было. Всех членов экипажей украинских кораблей, атакованных в Керченском проливе 25 ноября, отправили под арест.

Содержать военнопленных необходимо на территории специальных лагерей. Удерживать их в СИЗО – это грубое нарушение
Айдер Азаматов

Крымский адвокат Айдер Азаматов видит в этом серьезное нарушение со стороны следствия и судов. «К морякам должны были применить нормы Женевской конвенции от 12 августа 1949 года, согласно которой они являются военнопленными. Содержать военнопленных необходимо на территории специальных лагерей с другим порядком содержания. Но следователи и суды в Крыму применили к украинским военнослужащим нормы национального законодательства, что является недопустимым. Удерживать их в СИЗО – это грубое нарушение. Мы об этом будем говорить в апелляционных жалобах и обжаловать постановления на эти аресты», – поясняет он.

«Коллекционеры политзаключенных»

На данный момент достоверно известно, что решения об аресте украинских моряков выносили трое судей подконтрольного Москве Киевского райсуда Симферополя: Андрей ДолгополовВиктор Можелянский и Михаил Белоусов.

Все они ранее были украинскими судьями, а в 2014 году перешли на службу России, что позволило им сохранить свои рабочие места. Имена судей внесены в базу «Миротворец». Их фамилии фигурируют во многих резонансных крымских делах.

Например, Андрей Долгополов санкционировал обыск в симферопольской квартире пожилой матери активиста Евромайдана, участника АТО Станислава Краснова, которого в Следкоме России обвинили в экстремизме.

Этот же судья арестовывал крымского активиста Евромайдана Александра Костенко в рамках его уголовного преследования за якобы причинение телесных повреждений сотруднику «Беркута» в Киеве во время Евромайдана в 2014 году.

В судьбе Александра Костенко принимал участие и коллега Долгополова Виктор Можелянский. Он вынес активисту обвинительный приговор, не приняв во внимание доводы свидетелей и защиты о том, что преступление было совершено гражданами Украины в Киеве, то есть не может подпадать под действие уголовного законодательства России. Также судья не обратил внимание на показания свидетелей и защиты о том, что оружие, в незаконном хранении которого был обвинен Костенко, у него дома во время обыска не нашли.

После приговора в этом деле пострадал и брат Костенко – Евгений. Он был оштрафован за то, что, по версии сотрудников Федеральной службы судебных приставов России, в зале суда показал Можелянскому средний палец левой руки.

Судья Можелянский также выносил решения об аресте (и его продлении) заместителя главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза в рамках «дела 26 февраля».

На основании решений Михаила Белоусова в СИЗО удерживали крымскотатарского активиста, фигуранта дела «26 февраля» Али Асанова. Судья посчитал такую меру необходимой, несмотря на доводы защиты о том, что на иждивении у Асанова находятся супруга, четверо детей и отец с инвалидностью.

Кроме того, Белоусов своими решениями обеспечил аресты участника акции «3 мая» Мусы Апкеримова, «бахчисарайской группы «Хизб ут-Тахрир» и водителя Запорожской АЭС Евгения Панова, осужденного в Крыму за «подготовку диверсий».

Судей Керченского городского суда, которые арестовали раненых украинских моряков Андрея ЭйдераАндрея Артеменко и сотрудника СБУ Василия Сороку, пока идентифицировать не удалось. Это связано с тем, что заседание по ним проходило в Керченской больнице, где моряки на тот момент находились на лечении после ранения в Керченском проливе. Независимых адвокатов к ним не пустили. Хотя на тот момент их родные уже подписали договоры о согласии на предоставление задержанным правовой помощи.

Именитые следователи

Крым.Реалии стали известны также фамилии трех сотрудников ФСБ, причастных к аресту украинских моряков. Среди них, по информации источников, следователь ФСБ Александр Паршутин, прибывший на службу в Крым после российской аннексии полуострова. Он известен участием в ряде политических уголовных дел, возбужденных в отношении крымчан: журналиста Николая Семены, «диверсанта» Редвана Сулейманова и заместителя главы Меджлиса крымских татар Ильми Умерова.

Сейчас Паршутин ведет дело крымского блогера, активиста «Крымской солидарности» Наримана Мемедеминова. 27 ноября подконтрольный Кремлю Верховный суд Крыма признал, что следователь ФСБ нарушил право блогера на защиту, не дав возможности его адвокатам ознакомиться с экспертизой в уголовном деле.

Коллегой Паршутина по делу украинских моряков является следователь ФСБ Сергей Махнев. Он пока замечен только в одном резонансном деле – «ялтинской группы «Хизб ут-Тахрир».

Ходатайства об аресте украинских моряков подавал замначальника следственного отдела крымского главка ФСБ России Сергей Кулаков. О нем практически никакой информации пока нет.

Все эти сотрудники ФСБ прибыли на службу в Крым из соседней России после аннексии полуострова.

Два бывших сотрудника СБУ выполняли задачи по захвату наших судов
Олег Фролов

В то же время в СБУ утверждают, что в захвате украинских кораблей в Керченском проливе участвовали и ее бывшие сотрудники. «У нас есть такая информация, что два бывших сотрудника СБУ выполняли задачи по захвату наших судов», – заявил журналистам зампред СБУ Олег Фролов, не уточнив фамилий этих силовиков.

В ФСБ эту информацию не комментируют.

«Всем миром ищем моряков»

Имена причастных к захвату украинских кораблей и военнослужащих выясняют и в Прокуратуре АРК. Арест моряков украинские прокуроры квалифицировали как нарушение законов и обычаев войны (статья 438 Уголовного кодекса Украины).

В частности, в ведомстве заявляют о «нарушении права украинских моряков на непредвзятое судопроизводство, согласно статье 130 Женевской конвенции 1949 года об обращении с военнопленными, поскольку их привлекли к уголовной ответственности за преступление, которое они не совершали, согласно Договору между Украиной и Россией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива».

Поздно вечером 29 ноября стало известно, что украинских моряков вывозят из Крыма в Россию. При этом российские власти скрывали информацию об их состоянии и месте нахождения.

Это событие из правового поля перешло в политическое
Эмине Авамилева

«Всем миром ищем 24 украинских моряков. В момент предъявления обвинения и избрания меры пресечения у крымских адвокатов была возможность общаться со своими подзащитными. Теперь же ни родственники арестованных моряков, ни мои коллеги не имеют информации об их месте нахождения. Ответы сотрудников правоохранительных органов о невозможности встретиться адвокатам со своими подзащитными без указания причин уже не удивляют. Как мне кажется, это событие из правового поля перешло в политическое», – написала в Facebook крымский адвокат Эмине Авамилева.

30 ноября уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова сообщила, что 21 украинский военный с захваченных Россией кораблей находится в СИЗО «Лефортово» в Москве.

По информации российского омбудсмена Крыма Людмилы Лубиной, все украинские моряки переведены из Симферопольского СИЗО в столицу России.

Источник: Крым.Реалии

Читайте также: