Мифы Второй мировой войны. Крупица правды о десанте Ольшанского

16.09.2017 08:45

Советское государство, да и вообще коммунисты всех стран имеют поразительную способность всегда и везде ставить ложь важнее правды. Если можно соврать — соври, если есть выбор между правдой и ложью — то ложь впереди. Наиболее ярко это заметно в советской пропаганде, а затем и в российской, которая так и осталась коммунистической по духу.

Итак, условия задачи. Дано: идёт Вторая мировая война, советской пропаганде нужна история о самопожертвовании, желательно массовом, и ещё более желательно — героическом (заметьте, о правдивости в условиях задачи речь не идёт). Порывшись в закромах, пропагандисты раздувают историю «28 панфиловцев» из числа личного состава 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И.В.Панфилова (отсюда, собственно, и «панфиловцы»).

Тыльная сторона памятника героям-ольшанцам в Николаеве

Тыльная сторона памятника героям-ольшанцам в Николаеве

Суть подвига, согласно советской пропаганде, заключалась в том, что двадцать восемь человек без противотанкового вооружения совершали чудеса героизма в обороне Москвы и все дружно погибли, задержав наступающего противника и периодически бросаясь с гранатами под вражеские танки, уничтожив их аж восемнадцать штук. Слова погибшего политрука «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва» попали в учебники истории и на газетные полосы.

Правда, чуть позже вылезли наружу некоторые, хм, нелицеприятные факты об этом подвиге. Главным таким фактом стало то, что практически всё в этой истории — ложь. И было «панфиловцев» не двадцать восемь, а целая, на секундочку, укомплектованная личным составом рота — 140 человек плюс-минус. В щепетильно заполняемых немецких документах нет ни слова о потере такого количества танков в том районе. Многие из «героев-панфиловцев», награждённых, между прочим, званиями Героя Советского Союза (посмертно), оказались не просто живыми-здоровыми, но и вполне себе сдавшимися в том бою немцам (а один и вовсе пару лет оттрубил в немецкой полиции на благо Рейха). И в конце концов, непонятно, откуда описавший историю пропагандист узнал о ней столько подробностей — если, по его же собственным словам, все участники того боя погибли?..

(Лирическое отступление. Согласно версии того самого корреспондента газеты «Красная звезда», который первым рассказал о «панфиловцах», он эту историю услышал в госпитале от умирающего участника боя. Однако по всем документам тот самый боец умер за два дня до того легендарного сражения, а советские корреспонденты в спиритических сеансах и общении с мёртвыми замечены не были. Конец лирического отступления.)

…После войны — небывалое дело! — советской прокуратурой было проведено официальное, хоть и закрытое расследование (а по сути, два отдельных расследования — сразу после войны и в 1988 году). Результаты вкратце выглядят так, цитирую: «Материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора «Красной звезды» Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого». Никаких двусмысленностей. «Вымысел». Точка.

С другой стороны, в распоряжении советских пропагандистов имеются другие подвиги, демонстрирующие массовый героизм и самопожертвование. Речь о целиком реальном десанте Ольшанского.

Десант Ольшанского — это знаковая десантная операция, проведённая 384-м отдельным батальоном морской пехоты 26 марта 1944 года в порту города Николаева. Если вкратце, то менее сотни бойцов-добровольцев (в массе своей, кстати, украинцев) провели самоубийственную операцию, высадившись ночью в торговом порту и заняв там круговую оборону — то есть вытягивая на себя крупные силы противника, сковывая их, чтобы отвлечь немцев от точки основной атаки советских войск. Морпехи на старых, протекающих рыбацких лодках добрались до порта, сняли часовых, укрепились в районе зернового элеватора в нескольких зданиях и до самого взятия Николаева, то есть два дня, отбивали атаки немцев, превосходящих их по численности на порядок (немцы были полностью уверены, что морпехов минимум в пять раз больше, чем было на самом деле).

Все участники десанта стали Героями Советского Союза. Почти все — посмертно, включая харьковчанина Константина Ольшанского, командовавшего операцией. Это, кстати, редчайший случай массового награждения участников одной операции званиями Героя — первыми были всё те же «панфиловцы». Но…

…Но несмотря на официальное расследование 1946 года, никто и не думал останавливать машину пропаганды. «28 панфиловцев» продолжили получать, как сказали бы сейчас, массированную пиар-кампанию за счёт бюджета. О них упоминали в гимне Москвы, называли их именами улицы, возводили монументы, открывали музеи. В их честь названы парки и аллеи, школы и горные перевалы. О них написаны песни и книги. О них и до сих пор в России снимают фильмы, а министр культуры на полном серьёзе называет этот миф «святой легендой». И это всё после того как два — два! — расследования, не каких-то там америкосовских или гейропейских, а советских же, доказали ложность этого мифа.

О десанте Ольшанского же слышали в основном морпехи да жители Николаева. Их, конечно, тоже не забывали — но, как бы помягче выразится, без энтузиазма. В основном на местном уровне. Там — бюстик, там — аллейку. Никакого сравнения с размахом «панфиловцев».

Хотя никто не мешал вместо лжи говорить о правде — по крайней мере, после войны. В стране, где из учебников и с улиц вычёркивали уже неудобных вождей (см. «десталинизация»), не было никаких проблем в том, чтобы забыть о «панфиловцах». А раз нужны герои — можно было вспомнить об «ольшанцах» (или, например, «широнинцах» — выбор был).

Но – нет. В выборе между ложью и правдой Советский Союз, как и Россия, всегда выбирает ложь. Однако теперь вы хотя бы знаете ещё одну крупицу правды. А кое-кто — нет.

Автор: ЮРИЙ ГУДЫМЕНКО, ПиМ