«Адвокаты» и «судьи» пыточной «республики». В Украине их судить не собираются?

"Адвокаты" и "судьи" пыточной "республики". В Украине их судить не собираются?

Каким бы положительным ни было это событие — возвращение домой 35 пленников Кремля, обмен — только первый этап. По разным оценкам, от 89 до 110 человек до сих пор содержатся в застенках в России и оккупированном Крыму. По меньшей мере 227  человек захватили росскийские боевики на Донбассе.

Сегодня мы хотим привлечь внимание именно к тем, кто годами сидит в донецких тюрьмах. Ведь фейковые суды на подконтрольных террористам территориях Донбасса выносят настоящие приговоры — приговаривают к десяткам лет заключения и даже смертной казни. Только в августе несколько пленных украинских военных террористы «осудили» на сроки от 18 до 30 лет лишения свободы, пишет Украинская правда.

К таким «процессам» над ними и местными жителями, которых террористы назвали шпионами, привлечены не только «судьи ДНР», но и «следователи», «прокуроры» и «адвокаты». Большинство — работали в судебной системе до начала захвата Востока российскими боевиками.

Фамилии лиц, которые годами безосновательно удерживают людей за решеткой, ломают ноги и ребра, пытают электрическим током до потери сознания, называют бывшие задержанные и родственники нынешних заложников. 

Ранее они обнародовали фамилии только в заявлениях в СБУ. Сейчас это делают публично. Потому что за несколько лет увидели, что правоохранители не спешат искать их обидчиков и не пытаются их наказать.

Как из электромонтажницы сделали «шпионку»

«За время своего незаконного заключения я написала десятки жалоб на действия так называемых следователей, прокуроров, адвокатов, судей. Тщательно записывала имя каждого из них. В список вносила фамилии всех коллаборационистов, которые рассматривали мои запросы и присылали ответы», — рассказывает бывшая осужденная «органами ДНР» Валентина Бучок.

 Валентина Бучок / ФОТО РАДИО СВОБОДА

Валентина Бучок / ФОТО РАДИО СВОБОДА

С ней журналисты впервые встретились в начале января 2018 года в больнице «Феофания», куда направили экс-заложников после большого обмена 27 декабря 2017 . Освобожденная во время этого обмена Валентина Бучок стояла перед кабинетом, в котором сотрудники СБУ принимали показания.

Только после беседы бывшая пленная согласилась говорить с журналистами. За полтора года после освобождения из Донецка помнит все мельчайшие детали пути от ее ареста до «осуждения».

«Представители незаконных вооруженных формирований задержали меня в начале 2017 года. Тогда я, электромонтер энергоснабжающего предприятия, обходила свой участок и сверяла счетчики. Надели мешок на голову, увезли в неизвестное помещение, допрашивали двадцать часов без перерыва. Обвинили в шпионаже», — вспоминает в разговоре с журналистами УП Валентина Бучок.

Женщина рассказывает, что первый месяц ее удерживали в бараках на бывшем заводе «Изоляция», впоследствии перевели в донецкий СИЗО.

«Там мне устроили настоящее гетто. Сказали: «укропу» не нужны ни матрас, ни одеяло. В камере были тараканы. А я страдаю аллергией от укусов насекомых. Ноги отекли» — вспоминает Валентина.

Позже ее привели к «следователю» — Искандеру Килькееву, вместе с ним был назначен «адвокат» — Елена Шишкина.

«Я показала Шишкиной раны. Она развела руками, мол, такова жизнь зэков. Я написала более 20 жалоб, чтобы от меня убрали этого «адвоката». Но все было напрасно», — говорит женщина.

 "Адвокат" террористов Елена Шишкина

«Адвокат» террористов Елена Шишкина

Бучок рассказывает, что судебные заседания проходили в закрытом режиме, в здании бывшего апелляционного суда Донецкой области. К тому времени там уже был так называемый военный трибунал и его апелляционная палата, которые рассматривали особо важные дела «террористов», «шпионов» и «диверсантов».

«Сначала на заседание приходила Шишкина. Она несколько раз говорила, что таких как я надо вешать или стрелять. Впоследствии появлялась «прокурор» Ирина Кротова», — описывает ход рассмотрения «дела» женщина.

До войны Кротова работала в органах прокуратуры Донецкой области.

«У этого человека была, пожалуй, личная трагедия — она люто ненавидела все украинское и этого не скрывала. Для меня просила 18 лет заключения», — далее рассказывает Валентина.

 

Во время суда свидетелями обвинения были двое — заложник террористов Михаил Батрак, которого заставляли дать показания, и «неравнодушный житель Донецка», который задержал Валентину, — Марат Юлаев. А «судьями», кроме Стратейчук, были Николай Токаренко и Светлана Смелик. Они и «приговорили» Валентину Бучок к 17 годам лишения свободы.

Сейчас бывшая пленница показывает бумажки, выданные ей в «суде»: «Оказывается, я получила «наказание» за то, что «пропагандировала преимущество украинской нации», и является «идейной националисткой», и поэтому представляла «опасность для республики». А еще работала на таком предприятии, где могла знать адреса «военных» «ДНР».

Адвокаты Дьявола

41-летняя Елена Шишкина — одна из нескольких «адвокатов», которым так называемое «министерство госбезопасности» доверило защищать «шпионов». Она из Донецка, закончила городскую школу №149. По иронии судьбы в этой же школе в свое время училась и Бучок.

«Она моложе меня, но знакомы мы были уже тогда. Шишкина знала, что я принципиальный человек. Однако после задержания взялась уговаривать меня перейти на сторону «ДНР». Я отказалась, поэтому ей было интересно надо мной  издеваться», — вспоминает Валентина.

Шишкина училась в Донецком национальном университете, в 2002 получила свидетельство о праве заниматься адвокатской деятельностью, работала адвокатом .

С начала оккупации Донбасса сотрудничала с представителями незаконных вооруженных формирований. И даже стала главой «народного трибунала», который заочно «приговорил» ряд украинских чиновников, в том числе и президента Петра Порошенко. Также баллотировалась на пост председателя «республики» после ликвидации главаря боевиков Александра Захарченко .

Бучок рассказывает, что с родственников всех заложников Шишкина всегда пыталась получить взятку за услуги «связной», которая может занести записку в СИЗО или ходатайствовать о внесении в списки на обмен.

«Как правило, это было от 500 до 1000 долларов», — добавляет бывшая заключенная.

Сейчас Шишкина уже не занимается адвокатской деятельностью, так как стала «депутатом»  «народного совета республики». Все дела она передала своим коллегам по «министерству госбезопасности». В частности, Алине Стреленко и Елене Весенней . Обе, как и Шишкина, имеют свидетельства адвоката Украины с середины 2000-х годов и работали в Донецке.

Фамилии трех упомянутых адвокатов — Шишкиной, Стреленко и Весниной украинские правозащитники обнаружили также в реестре адвокатов «ДНР» среди 317 коллег по Донецкой области. Есть украинское адвокатское удостоверение и у бывшего «министра юстиции» «ДНР» Елены Радомской.

Без права на защиту

Адвокат, участник АТО Илья Костин убежден у официальных украинских органов должны быть вопросы к таким «защитникам». Он вместе с коллегами обращался в органы адвокатского самоуправления Украины с жалобами о нарушении бывшими коллегами законодательства и этических норм.

Большинство заявлений остались без рассмотрения, а остальным — в удовлетворении жалоб отказано. Ему объяснили: адвокатские органы не нашли оснований для привлечения к ответственности тех, кто работает на оккупированных территориях. Ведь временно оккупированные территории является неотъемлемой частью Украины, на которую распространяется действие законов, к тому же каждый человек имеет право на защиту.

«Но поводом для лишения свидетельства адвоката является нарушение присяги, в тексте которой записано: адвокат должен соблюдать законы Украины. Если они начинают выполнять»законы «террористической организации, то нарушают украинские. К тому же, эти адвокаты сознательно работают на преступную систему и берут участие в пытках», — говорит Илья Костин.

К примеру, жена одного гражданского заложника Леонида (его настоящее имя и фамилию мы не называем по соображениям безопасности) в свое время пыталась спросить у Донецке, почему «адвокат», которого назначили ее мужу — Алина Стреленко, не дает семье никакой информации о нем.

В бумажке, которую она получила из «республики», говорится: «государственный адвокат» фактически работает за свои деньги. Если родственники не заключили с ним дополнительный договор, то он не обязан ничего говорить об обстоятельствах дела.

«При этом любого другого защитника, которого мы хотели найти, и который мог бы хотя бы видеть мужа, привлечь невозможно — дело о «шпионаже» слишком секретное», — говорит жена Наталья.

Год назад Наталья написала заявление в СБУ в Киеве о преступлении адвоката Стреленко. В ней указала, что «адвокат» сознательно не оказывает правовую помощь, не прекращает акты насилия и скрывает, что Леонида держали на заводе «Изоляция», где подвергали пыткам, в частности, пыткам электрическим током.

«Они зарегистрировали. Но выяснилось, что потом отослали в Мариуполь — мол,  муж исчез в Донецкой области. Но дело там не открыли — сказали, не нашли оснований. И только суд обязал СБУ расследовать. Сейчас известно, что дело направили в полицию в город Селидово, который очень близко к линии разграничения. Поэтому следует ожидать, что там будут работать правоохранители, самые близкие к «ДНР», — возмущается Наталья.

А судьи кто

В конце весны 2019 года так называемый «верховный суд» в Донецке приговорил гражданского Сергея Дубровина к 10 с половиной  лет лишения свободы.

«Судья» Людмила Стратейчук во время объявления «приговора» назвала его гражданином «иностранного государства — Украины». Она объяснила: мужчина «совершил преступление — сбор и передачу по заданию иностранной разведки данных для использования их против республики, то есть шпионаж».

 "Судья" Людмила Стратейчук во время объявления "приговора" Дубровин

«Судья» Людмила Стратейчук во время объявления «приговора» Дубровин

Мол, «подсудимый» искал информацию о работниках лицея №68 в городе Комсомольское (ныне Кальмиусское), причастных к «референдуму» 2014 года. Потом — якобы отправлял по электронной почте украинским спецслужбам.

Как удалось узнать журналистам УП, на самом деле, Дубровин длительное время преподавал «автомобильное дело» в этом учебном заведении. И не мог не заметить, как в 2014 году к его общежитии пришли жить российские военные, а во дворе поставили технику.

Судья Стратейчук к осени 2014 работала в Апелляционном суде Донецкой области и принимала решения именем Украины.

Ее бывшие коллеги в разговоре с журналистами говорят, что у таких как она «вата в голове и страх в душе». Сейчас Стратейчук — глава «апелляционной палаты при Верховном суде» в «ДНР».

На одном из видео в интернете она признает: «палата» занимается «преступлениями, за которые предусмотрены пожизненный срок и даже смертная казнь».

Почему не судят «судей»

«Что повлияло на таких судей как Стратейчук, Токаренко или Смелик? Они боялись изменений, стремились работать спокойно. А еще ждали Россию и высокие зарплаты. Хотя эти планы отложились,  ощущение безнаказанности остались. Они все чувствуют себя царьками», — говорит на условиях анонимности бывший коллега судей из донецкой апелляции.

Он считает, что в «ДНР» поверили 10-15% — судей, 40% — прокуроров, 80% — полицейских.

Сейчас никто из упомянутой тройки не осужден заочно, хотя была такая возможность. Дело судьи Стратейчук об участии в создании террористической организации «ДНР» должен был  сначала рассматривать Селидовский городской суд Донецкой области.

 "Судья" Людмила Стратейчук

«Судья» Людмила Стратейчук

Но в начале января 2018 одна судья заявила о самоотводе , поскольку знакома с Стратейчук и работала в одном суде до начала АТО, а потому это может «вызвать сомнение в беспристрастности».

За несколько недель другой судья отметил , что его близкие находятся на временно оккупированной территории, «в связи с чем существует реальная угроза их жизни и здоровью».

В конце концов, подсудность была изменена — дело перенаправили в Дружковский  городской суд  Донецкой области. В прокуратуре Донецкой области изданию УП сообщили, что в декабре 2018 рассмотрение производство приостановлено в связи с объявлением его в розыск, ведь возможности судить в Украине уже нет — закон перестал действовать.

 

В отношении бывшего судьи из Горловки Токаренко, то сейчас идет досудебное расследование. 10 января 2019 судье сообщено о подозрении в участии в террористической организации. Но это расследование также остановлено в связи с объявлением Токаренко в розыск.  На паузе расследование и по Смелик.

Каким мог быть приговор первой инстанции, можно предположить, если посмотреть на ход дела гражданина РФ Эдуарда Якубовского, который создавал и возглавлял первые годы этот самый «верховный суд» «ДНР».

В 2017-м Селидовский городской суд увидел недоказанность обвинения против него, и только апелляция заочно признала его виновным в создании террористической организации и назначила наказание в виде лишения свободы на 12 лет. Сейчас дело находится в Верховном суде.

Также интересно, что длительное время правоохранители не обращали внимание на деятельность судьи Николая Токаренко. Возможно это происходило потому, что по информации нардепа Сергея Лещенко, тестем горловского судьи является заместитель главного военного прокурора Украины Сергей Долгополов.

Двойные стандарты

Во время подготовки этого материала журналисты обратились в СБУ с вопросом, есть ли зарегистрированные уголовные производства о причастности уже упомянутых адвокатов, в частности, Шишкиной и Стреленко, к террористической организации «ДНР». И получили ответ об отсутствии таковых.

«Когда вспоминаем о возможном наказании коллаборационистов, то говорим об одном из элементов переходного правосудия. Определиться, как государство относится к тем, кто остался на неподконтрольной территории и кто там работает», — говорит Александр Павличенко, исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека.

Он называет несколько вариантов реагирования.

«Первый — открывается и расследуется дело. Думаю, это не касается адвокатов. Для них — профессиональная люстрация, но и для нее должны быть выработаны соответствующие правовые рамки. Каждый случай  должна индивидуально рассматривать соответствующая дисциплинарная комиссия. Возможно кто-то из таких» адвокатов «спас от наказания невиновных», — объясняет Павличенко.

Журналистам удалось разыскать человека, который работает адвокатом в Украине, имеет клиентов в Волновахе и Мариуполе, но в то же время ездит в неподконтрольный Донецк. В «ДНР» он не получал свидетельства адвоката, но время от времени входит в процесс как «специалист в области права». Он говорит, что таких как он — единицы.

«Если я получу свидетельство в Донецке, то на подконтрольных Украине территориях меня арестуют», — убежден защитник Александр (фамилию скрываем в целях безопасности).

Впрочем адвокат говорит: если в Донецке у него такого статуса нет, то нет и шанса получить доступ к людям, которых обвиняют, например, в «шпионаже».

«То есть, с одной стороны, получить такое свидетельство — это измена, а с другой — заложники фактически брошены на произвол судьбы. Они не получают вообще никакой помощи», — объясняет защитник.

Бывшая заложница Бучок убеждена: придет время, и не только судьи, но и все, кто издевался физически и морально, будут наказаны. И если государство Украина не найдет аргументов и ресурсов сделать это, то международные инстанции, к которым обращается чуть ли не каждый бывший заложник и его родственники, обязательно рассмотрят дела.

И тогда придется отвечать не только России и подконтрольным ей боевикам, но и Украине — за бездействие.

«С одной стороны, люди по обе стороны линии разграничения создают иллюзию правосудия. А с другой — все, кто допускают это, становятся соучастниками преступления», — резюмирует Валентина Бучок.

Автор: Татьяна Катриченко, журналист, координатор «медийной инициативы за права человека»; Украинская правда

Читайте также: