Сложности рэкета в средней полосе

В принципе, он сам виноват. Нет, правда, я все понимаю — бандиты, серьезные парни, но зачем лезть в холодильник без спроса? Если так уж невтерпеж, то можно, наверное, спросить у хозяина. Пусть он даже и привязан к стулу. — Слыш, Вован, — лысый наклонился к дверце холодильника, — Я б сожрал чего-нибудь.

— Я бы вам не советовал… — вмешался было хозяин квартиры, но закончить ему не дали. Вован не глядя и как бы небрежно хлестнул его наотмашь по лицу и тот тяжело рухнул на пол.

— Рот, Семен Игоревич, будешь раскрывать, когда я разрешу, — ласково объяснил Вован и повернулся к лысому, — Слышь, глянь там, нет у него…

Закончить фразу он не успел. Из открытого холодильника вырвался отвратительно шевелящийся клубок щупалец, схватил лысого поперек туловища, легко, как тростинку, сломал и утащил к себе внутрь. Дверца медленно закрылась.

— Чё это было?! — выдохнул Вован.

— Я же пытался предупредить, — невнятно отозвался с пола Семен Игоревич.

Вован рывком поднял стул с привязанным к нему хозяином и угрожающе наклонился.

— Я спрашиваю, — повторил он, — Чё это, в натуре, было?

— Понимаете, — торопливо заговорил Семен Игоревич, — Я чернокнижник. То есть моя специальность — черная магия. А с холодильником у меня случился неприятный казус: поставил я туда охлаждаться продукты для одного… эээ… эксперимента, а там возьми, да и откройся портал в другое измерение. И жители этого измерения оказались несколько… эээ… агрессивны. Я пытался закрыть портал, но пока не достиг существенных успехов.

— Так у тебя чё там, — перевел для себя Вован, — Крокодил, что-ли, завелся?!

— Ну, — на секунду задумался Семен Игоревич, — Допуская некоторые терминологические натяжки — да. Крокодил.

— Прикол, — отозвался из другого угла третий бандит, — Помнишь того лоха, у которого дома ручная пума жила? Он ее еще на нас выдумал натравить, а мы…

— Засохни, Рябой, — тяжело отозвался Вован, изучая забрызганные кровью лысого стены кухни, — Притащи лучше паяльник, вон в углу лежит. Будем с ботаником по-душам разговаривать.

— Это не совсем паяльник… — неуверенно начал Семен Игоревич, провожая глазами помрачневшего Рябого, вразвалочку направившегося в угол, — Я бы скорее сказал, что это…

С неприятным щелчком короткая палочка в руках Рябого извернулась, распахнула маленькую пасть с длинными как иглы металлическими зубами и вцепилась ему в лицо. Бандит закричал, замахал руками, но палочка в несколько жадных глотков выросла, набрала длину приличного констриктора и обернулась вокруг уже безжизненного тела своей жертвы плотными металлическими кольцами. Вован, который успел выпустить по бронебойной твари целую обойму, опустил пистолет, вытер лицо и повернулся к хозяину квартиры.

— Ты чё, сука?! — ухватил он Семена Игоревича за грудки, — Тварям своим нас скормить решил?! Да я тебе, падла…

Вот зря он меня так держит. Прошлый раз Г’Нгнгу случайно перекусил диван. Ну то есть это он сказал, что случайно, я-то сам, когда он занимает мое тело, потом ничего не помню. А этот-то меня трясет. Слюной брызжет. Предупредить его, что-ли? Впрочем поздно. Судя по туману в голове, ежедневные два часа Г’Нгнгу в этом мире, положенные ему по контракту, вот-вот начнутся.

Uesugi Eiri

Читайте также: