Беда Украины — однополая власть. Одни мужики до добра не доведут

В ООН определили, что реализация социальных проектов в государстве начинается только тогда, когда женщины занимают не менее трети высших государственных постов.  Самым важным моментом полового неравенства в Украине считается минимальное присутствие женщин в политике.

 «Власть в Украине является практически однополой, поэтому большинство населения нашей страны в сферах государственной и общественно-политической жизни не имеет представителей своих взглядов и пожеланий», — пишут авторы книги «Основы гендерной политики в парламентской деятельности», подготовленной Национальной академией государственного управления при президенте Украины

Директор Института политического консалтинга, психолог Светлана Солонская объясняет: «У нас не используется женский потенциал в области государственного управления, бизнесе, судопроизводстве, силовых структурах, то есть туда, где платят более-менее прилично, женщин не допускают. Блокирование доступа женщин к материальным ресурсам ведет к ухудшению уровня жизни и, как следствие, к вымиранию».

Женщины-парламентарии

В нынешнем созыве Верховной Рады 34 женщины, или 7,6% от общего количества депутатов. При этом следует отметить, что большинство депутатов-женщин не были самыми активными законодателями. Те же, кто действительно работает в парламенте, а не приходит туда выгулять новый наряд, в основном занимаются отнюдь не социальными или гендерными вопросами.

Депутат от Партии регионов Ирина Бережная вносила изменения в законы Украины о нотариате и адвокатуре. Оксана Билозир (фракция НУ — НС) радела о финансовой стабильности кредитных союзов и трудилась над подготовкой договора между Украиной и ЕС. «Регионалка» Елена Бондаренко занималась законодательством о рекламе и отзывом Андрея Шевченко с поста председателя комитета ВР по вопросам свободы слова и информации. Ирина Горина из Партии регионов была обеспокоена судьбой государственных закупок.

Светлана Солонская говорит, что в данном случае работает закон социального доказательства: человек ведет себя так, как считает нужным, только в том случае, если его поддерживает хотя бы треть окружающих. «Женщины, которые сегодня находятся во власти, зачастую ведут себя как мужчины. Недаром же говорили, что Юлия Тимошенко — гораздо больше мужчина, чем сами мужчины. В противном случае их просто выбросят за борт. Поэтому женщины и не занимаются социальными вопросами, которыми должны заниматься», — объясняет Солонская.

Впрочем, исключения есть. Татьяна Бахтеева из Партии регионов пыталась воспрепятствовать тому, чтобы детские лечебные учреждения ушли с молотка, Екатерина Лукьянова (НУ — НС) вносила законопроекты о помощи семьям с детьми, о социальной защите многодетных семей и инициировала изменения в Семейный кодекс. Леся Оробец занималась дошкольным образованием, зарплатами учителей и увеличением количества бюджетных мест в вузах.

Выход из положения

Украина далеко не единственное государство, которое сталкивается с проблемами нереализованности социальных проектов. Однако европейцы давно придумали выход. В 1990 году комиссия ООН определила, что социалка начинает работать только тогда, когда в высших органах власти на руководящих должностях (включая парламент) работает не менее 30% женщин. Эту рекомендацию взяли на вооружение в большинстве европейских стран, и уже с начала двухтысячных в парламенте Швеции женщины составляют 45%, Дании — 38, Финляндии — 37, Нидерландов — 36, Норвегии — 36, Германии — 32%. И, если вы обратили внимание, это самые развитые европейские государства.

Эксперты считают, что гендерный перекос в Украине можно устранить единственным способом — ввести гендерные квоты на присутствие женщин в органах власти. Более того, Украина присоединилась к Декларации тысячелетия ООН «Цели тысячелетия», тем самым взяв на себя обязательство к 2015 году иметь в органах власти от 30 до 70% женщин. Но будет ли оно выполнено?

Скорее всего нет. Более того, как объясняют эксперты Фонда народонаселения ООН, игнорирование положений декларации ООН не повлечет за собой прямых санкций. Украину будут журить, рекомендовать, размещать в мировых рейтингах на одном уровне с Зимбабве, но заставить допустить женщин во власть международная организация не может.

В целом же, как ни парадоксально, с законодательной точки зрения в Украине все в полном порядке. В 2008 году парламент принял Закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин». В Европе этот закон оценили как документ, способный вывести страну в плоскость гендерного равенства. Но проблема в том, что правильные законы и конвенции у нас просто не работают.

Тема подготовлена при содействии Фонда народонаселения ООН в Украине.

Женщины-парламентарии похвастались Weekly.ua достижениями, законотворческими и личными

Екатерина Ващук

— Если бы женщин в Верховной Раде было больше, у нее было бы более благородное лицо. Я с 94-го года в парламенте и не помню, чтобы с трибуны женщина женщину как-то обижала. Были разные точки зрения, но таких оскорблений, как между мужчинами, никогда не было. Относительно отчета — у меня, по экспертным подсчетам, за время депутатства среди женщин наибольшая наработка — 54 законопроекта, из них 24 уже работают как законы, больше всего выступлений в парламенте и меньше всего пропусков заседаний. В этом созыве у меня пять законопроектов уже принято, относительно поддержки аграрного сектора, сохранения льготной системы налогообложения крестьян, социального развития села. А законопроект «Об общественной морали» принят в первом чтении. И 14 законопроектов на рассмотрении. Кому более легко на выборах, мужчинам или женщинам? Более легко бороться тем, у кто есть деньги. Среди женщин в парламенте мало тех, у кого есть собственные деньги. Большинство из нас живут на заработную плату. Когда-то я оставила свою агрофирму, поплакала и оставила, потому что так надо было по Конституции.

Потом уже поняла, что остальные депутаты просто переоформили бизнес на родственников. Но ни одного дня не сожалела! А еще скажу, что для женщины политика все же не самое главное. Главнее всего — семья. Что нового получила за эту каденцию, кроме парламента? Пять лет назад наконец завела сад — яблони, груши, вишни, абрикосы, еще и огород — собственный картофель, морковь, лучок. У меня не крутое имение, в Гатном, на Киевщине. Ведь я крестьянка и очень страдала, живя в квартире. Теперь есть собственные соления, сухофрукты. Разводим кроликов, а в этом году заведем кур. А еще построила крестьянскую печь — в ней вкусные кушанья готовятся. Можно будет почувствовать себя человеком, который не боится, что завтра не будет что есть

.Ирина Геращенко

— И президент, и премьер, и спикер позволяли себе унижать женщин — это государственная политика, у нашей власти мужское лицо. И притом не благородное, офицерское, а поручика Ржевского с его сальными шутками. Это все отражается на обществе. Как только женщина становится депутатом, спрашивают, кто у нее муж, брат, сват, только бы поговорить, или говорят, что она карьеристка или чья-то подружка. Мы создали женское межфракционное объединение «Равные возможности», в нем сейчас 20 депутатов, обсуждаем вопросы гендерного равенства. Женщине намного тяжелее утвердиться в политике, чем мужчине. Что касается моей работы в Верховной Раде, это не самая лучшая работа в жизни. Очень трудно в оппозиции. Хотя 35 законопроектов подано при моем участии, девять из них вступили в силу. Мы не отдали в частные руки замок Паланок в Мукачеве, остановили попытку приватизировать часть территории Артека, зафиксировали границу лагеря. В защиту журналистской профессии приняли мораторий на проверку СМИ во время избирательной кампании и относительно повышения ответственности за надлежащее содержание собак. К сожалению, уже можно прогнозировать, что в следующем парламенте будет меньше женщин — не 8%, как сейчас, а максимум 6%, если не меньше, на мажоритарных округах у мужчин есть административный рычаг и другие преимущества. Относительно того, что я успела за эту каденцию, кроме законотворчества, — в 2010-м родила ребенка, дочку Софийку. В целом, за этот созыв восемь моих коллег родили ребенка, а двое — даже по двое деток, Елена Лукаш и Леся Оробець. Кстати, те, кто родил, в частности Наталья Королевская, Ирина Бережная, Елена Бондаренко, в законотворчестве активнее мужчин и не прогуливают заседаний.

Лилия Григорович

— Для меня в этой каденции главной была попытка провести собственный законопроект о социальной ответственности большого бизнеса. Аккумуляция финансов, ресурсов в руках ограниченного круга людей опасна. А у нас в Украине этой опасности не видят. Я вовсе не социалист, скорее принадлежу к консервативным демократам. Но дело в том, что когда Обама призывает делиться, в Европе состоятельные люди уже это делают, а у нас только чернобыльцы и афганцы затягивают пояса, а Верховная Рада не принимает налог на роскошь. У меня около десяти законопроектов о языке, о национальной идентичности, относительно проблем образования. Больше или меньше женщин в парламенте — нет никакой разницы. Поскольку бог создал мужчину и женщину разными лишь по физиологичным признакам, все остальное у нас одинаковое. Негодяями могут быть и мужчины, и женщины. В «тушки» шли и мужчины, и женщины.

А кроме дел в парламенте у меня за эти пять лет женился старший сын, теперь у меня есть доченька — так я невестку называю. Я так счастлива выбирать вместе с ней украшения, косметику, какие-то женские безделушки, просто радуюсь. А еще хочу к 55-летию поделиться кое-каким опытом, хочу закончить свою книжечку, сборник стихов. Прочитать? «Великий боже, дякую тобі, що сотворив мене ти доброю, не злою, Я б не знайшла одвічного двобою із злом, що в світі і в самій собі…».

Текст: Наталья Талалай, Weekly.ua

Читайте также: