Что делать с преступниками в форме?

До 2010 г. в Украине существовали 15 военных судов – 2 апелляционных и 13 местных, которые были ликвидированы Указом Президента В. Януковича №900/2010 «О ликвидации военных апелляционных и военных местных судов» от 14.09.2010. Не последнюю роль в этой ликвидации сыграло мнение Венецианской комиссии, которая была против существования данного института в нашей стране.

«Если вы хотите развалить армию, начните с ликвидации военных трибуналов», – Антон Деникин

Но время идет, и политика меняется. Возможно, в 2010 г. никто не мог предположить, что в Украине возникнет сложная политическая обстановка, которую мы имеем сегодня. Но это произошло, и в результате увеличилось количество военных преступлений, что дало основания для возобновления военных прокуратур. А на данный момент стоит вопрос восстановления и военных судов в системе общей юрисдикции.

Жаркие дебаты

Ни у кого не вызывает сомнений, что вооруженные силы государства могут успешно действовать лишь тогда, когда в них поддерживается основанный на законах строгий воинский порядок, когда личность, права и интересы военнослужащих защищены законом, а власть заботится об оборонной мощи державы.

На сегодня зарегистрировано несколько законопроектов, призванных возродить систему военной юрисдикции. А 9 сентября с. г. в Верховной Раде состоялся очередной круглый стол на тему: «Введение института военных судов в Украине». Мероприятие собрало народных депутатов, представителей Главной военной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины, Министерства обороны, Мониторинговой миссии ОБСЕ, Совета национальной безопасности и обороны и, конечно же, представителей судейского корпуса.

В процессе обсуждения приоритетным стал законопроект №2557 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно образования военных судов и отдельных организационных вопросов)», который был зарегистрирован народными депутатами Иваном Винником и Сергеем Пашинским (в авторский коллектив вошли также представители Администрации Президента). Несмотря на то, что данный законопроект вошел в Раду еще в апреле с. г., у парламентариев по сей день не хватило времени или желания поставить его на обсуждение в комитете, однако в ходе круглого стола его нормы вызвали живой интерес собравшихся.

Восстановление военных судов позитивно было воспринято в Верховном Суде Украины. «Верховный Суд поддерживает законопроект, который восстановит систему военных судов», – заявил судья ВСУ Александр Волков, отметив, что такое восстановление сэкономит бюджет, так как содержание подобных судов будет окупаться принесенной ими пользой. Его оппонентом в дискуссии стал секретарь дисциплинарной палаты ВККС, судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Михаил Макарчук, который заметил, что нельзя создавать суды, опираясь на ситуацию. «Война рано или поздно заканчивается миром, закончится и эта.

Поэтому то обстоятельство, что на Востоке Украины мы имеем часть захваченной территории, не должно быть аргументом для создания или возрождения военных судов», – отметил он. Объясняя свою точку зрения, судья заметил, что вопросы преступлений и наказаний в военной среде вполне решаемы путем внедрения военной специализации в общих судах. Тем более, что ныне действующий УПК позволяет это сделать, так как уже имеется практика введения отдельных специализаций, и есть судьи, уровень которых позволяет рассматривать дела с грифом секретности.

Как отмечают эксперты, вопрос возрождения военных судов более дискуссионный, чем кажется на первый взгляд. «Аргументы «за» и «против» звучат уже не первый год. Последние 5 лет с того момента, как ликвидировали военные суды, эта тема обсуждается. И к сожалению, аргументы «против» остаются актуальными до сих пор», – отметила в своем выступлении заведующая сектором анализа правоприменительной практики Института законодательства ВРУ Людмила Левицкая.

Версии и концепции

Есть несколько концепций того, как возрождать военные суды. Одна из них – создание военных судов по типу отдельной судебной специализации. Есть и мысли создать военные коллегии на базе уже работающих судов. А в упомянутом выше законопроекте отмечается, что военные суды, как и другие суды общей юрисдикции, будут наделены основными полномочиями по отправлению правосудия, проверке правомерности решений и действий должностных лиц военного командования, затрагивающих права и свободы военнослужащих и граждан, приравненных к ним, а также будут обеспечивать исполнение приговоров и других судебных решений.

Мнения экспертов сошлись на том, что необходимо качественно проработать все вопросы с учетом международного опыта и политической ситуации и решить, будут такие суды мобильные или стационарные. Если последнее, то на какой территории они будут расположены, чтобы к ним был обеспечен быстрый доступ. Нужно решить и вопрос с секретной базой документации. И, в конце концов, определиться с законодательным закреплением института военных судов в Украине.

Ведь на данный момент вышеупомянутый законопроект не единственный, зарегистрированный в ВР. И если парламентарии решат, что возобновление института военных судов необходимо, нужно будет принять взвешенное решение, какой из законопроектов взять за основу. Ведь окончательный документ должен соответствовать меморандуму Постоянного комитета по правам человека Совета Европы «Судопроизводство в военных судах» от 16.06.2003, европейским стандартам и практике Европейского суда по правам человека.

Анализ законопроектов

По сути, существуют два законопроекта о внедрении института военных судов в Украине. Первый, №1896 «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» относительно восстановления в системе общей юрисдикции военных судов» под авторством народного депутата Украины Сергея Мищенко, был зарегистрирован в ВР 30.01.2015. На сегодня его судьба под большим вопросом, так как на рассмотрении парламентского Комитета по вопросам правовой политики и правосудия находится проект постановления о снятии с рассмотрения некоторых законопроектов о судоустройстве и статусе судей вследствие принятия Закона «Об обеспечении права на справедливый суд» №192-VIII. Среди них и вышеупомянутый проект №1896.

Поэтому, как было сказано выше, в приоритете пока остается альтернативный законопроект №2557. Разница между этими двумя проектами – уже в названиях. С. Мищенко предлагает «восстановление в системе общей юрисдикции военных судов», а в случае с законопроектом С. Пашинского/И. Винника речь идет о «создании военных судов» и отдельных организационных вопросах. Восстановление и создание – вещи разные. А многие специалисты заявляют, что цель – не воссоздать старую, а построить новую, более совершенную систему военных судов. «Конечно, она не будет восстанавливаться в том виде, в котором была раньше. Надо учесть и сегодняшние реалии, и международный опыт, и то, что наша страна, к сожалению, сейчас находится в состоянии войны», – заявляет народный депутат Сергей Алексеев.

Авторы законопроекта №2557, кроме прочего, предлагают ввести понятие «военные суды гарнизонов». В законопроекте упоминается и о военных апелляционных судах по рассмотрению уголовных, административных дел и дел об административных правонарушениях, которые, согласно проекту, создаются в соответствии с Указом Президента в апелляционных округах. Относительно статуса военных судей в проекте предлагается следующее: «Судьи военных судов находятся на военной службе и входят в штатную численность Вооруженных Сил Украины.

Воинские звания судьям военных судов присваиваются Президентом Украины по представлению председателя Верховного Суда Украины в сроки и в порядке, установленном законодательством». Кандидат на должность судьи военного суда должен находиться на военной службе и иметь воинское звание офицерского состава, а также удостоверение офицера. Кроме того, судья военного суда не может быть уволен с военной службы, за исключением случаев увольнения по собственному желанию, по состоянию здоровья и при достижении 65-летнего возраста.

В законопроекте упоминается, что обеспечение военных судов возлагается на Государственную судебную администрацию, которая в вопросах материально-технического снабжения, обеспечения транспортом, средствами связи и военным снаряжением, а также в мобилизационных вопросах взаимодействует с учреждениями Министерства обороны Украины. Предлагается, что охрана служебных помещений военных судов будет осуществляться также военными частями гарнизонов. Конвоирование в военные суды лиц, содержащихся под стражей на гауптвахте, а также охрана этих лиц осуществляется военными комендатурами.

Это лишь некоторые положения законопроекта. Но в перспективе планируется, что данный проект еще не раз будет выноситься на обсуждение. Ведь очень важно, чтобы были учтены мнения не только высококвалифицированных специалистов, судей, экспертов, но и непосредственно военнослужащих, которых больше всего коснется этот закон. Только после глубокого анализа всех «за» и «против» можно говорить о необходимости принятия данного законопроекта.

Нужный суд или лишний груз?

Действительно ли возникла такая острая потребность в «новой старой» структуре в то время, когда власти не устают говорить о дефиците госбюджета и тотальной экономии? Этот вопрос занимает далеко не последнее место в процессе обсуждения данной темы. Если вспомнить время, когда военные суды «попали в немилость» и были расформированы, четко прослеживается, казалось бы, логическая цепочка доводов. Одним из первых был довод относительно зря расходуемых бюджетных денег. А самый спорный, как выяснилось в настоящее время, аргумент – о том, что специфика военных преступлений элементарно постигаема любым гражданским судьей. Именно эта позиция подвергается сегодня наибольшей критике.

Возникает вопрос: упразднение военной юрисдикции было фатальной ошибкой или хорошо продуманной стратегией? Сегодня, оглядываясь назад, вполне можно выдвинуть версию, что успешно проведенный развал военной юстиции – это хорошо продуманный план, реализация которого вполне могла увенчаться потерей суверенитета Украины. Однако многие отставные военнослужащие, комментируя эту ситуацию, сознаются, что развал в Вооруженных Силах Украины начался задолго до развала системы военной юстиции и происходил на виду у военной прокуратуры и военных судов. Поэтому если сейчас и есть резон возобновлять эту систему, то надо очень постараться, чтобы она была кардинально новой, с новым подходом. Только в этом случае может быть достигнут желаемый результат.

Среди судей, политиков и специалистов военной отрасли есть много сторонников идеи введения института военных судов. Одним из них, как уже было отмечено, является Александр Волков. «Военные суды в Украине необходимы для улучшения доступа к правосудию, для оперативного, объективного, непредвзятого и профессионального рассмотрения споров и уголовного обвинения. А такой профессионализм на данный момент в Украине немного утерян», – отметил судья ВСУ.

Основным его аргументом является внедрение специализации. И действительно, можно посчитать резонной мысль о том, что специализированные суды будут более качественно проводить дела, связанные с военнослужащими. Гражданским судьям, никогда прежде не сталкивавшимся в профессиональной деятельности с проблемами военных, сложнее вести такие дела. Кроме того, как отмечают представили Фемиды, отсутствие у судей местных судов постоянной судебной практики и специальных знаний военного права приводит к увеличению сроков рассмотрения производств по военным преступлениям, а также к применению мягких мер наказания за их совершение.

Заявленным минусом здесь является то, что военные суды и судьи в некоторой степени зависимы от командования, а потому дела не могут рассматриваться объективно. Но опять-таки, если говорить об этом вопросе, то военные суды зависят от командования в той же степени, как районные суды, например, от возможного давления со стороны местных органов власти.

Какое решение все же будет принято, покажет время. Однако поднимать и широко обсуждать эти вопросы с привлечением общественности необходимо. Хотя бы для того, чтобы не наступать на все те же грабли.

Зарубежная практика

Говоря об опыте, который Украина может позаимствовать у других держав, специалисты делают акцент на одной важной детали. В первую очередь, как пример необходимо рассматривать те страны, с которыми у нас похожее государственное устройство, а также есть много общего в правоохранительной и судебной системах. Хотя, поскольку вопрос серьезный и требует всестороннего и широкого анализа, не стоит пренебрегать даже малейшими советами, считают эксперты.

Так, например, рассматривая германскую систему военной юстиции, можно отметить, что там военное правосудие имеет некоторые недостатки – например, отсутствие состязательности, гласности и устности производства. В то же время, положительным моментом многие считают тот факт, что постоянных военных судов в Германии не существует – для каждого дела организуются временные суды. Предварительное следствие проводится аудитором – военным чиновником со специальным юридическим образованием. Он же присутствует на суде, читает протоколы следственного производства и располагает совещательным голосом.

Подобным образом устроены суды в Австрии. В Швейцарии при военных судах действуют присяжные заседатели. Выше стоит военно-судебная организация во Франции, где действует закон 1857 г., и судопроизводство основано на принципе равноправности обвинения и защиты, а в составе военных судов вовсе нет юристов. Что касается нашего государства, то существование военных судов у нас берет начало еще с древних времен существования государств, расположенных на территории современной Украины. Во времена Запорожской Сечи, например, судебные функции в Войске Запорожском выполняли военный совет, генеральные, полковые и сотенные судьи, а в условиях войны – и казацкие старшины.


КОММЕНТАРИИ 

«ЗА»

Василий Нимченко, экс-судья военной коллегии Верховного Суда Украины, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Жизнь показала, что создание военных судов в 1993 г. имело рациональное зерно. Мы не можем закрывать глаза на то, что одна из самых больших стран в Европе находится в буферной зоне. Деятельность военных судов – это часть соблюдения воинского правопорядка и защита такой части населения, как военнослужащие – людей, деятельность которых связана с высоким риском для жизни и здоровья. Об этом должно заботиться каждое государство. Речь идет о сотнях тысяч людей – военнослужащих и членов их семей, если нарушаются их права, они должны возобновляться. Это не только борьба с военными преступлениями. Здесь надо сказать и о шпионаже, дезертирстве, терроризме. Это совместная работа военной прокуратуры, которая обнаруживает и предъявляет обвинение, и военного суда. Неотвратимость наказания – основная составляющая для соблюдения правопорядка.

И еще. Это не такие уж большие затраты. На оккупированной территории вообще не действуют суды. Именно военные суды должны вместе с другими силовыми структурами Вооруженных Сил и военных формирований наводить правопорядок. Хотел бы акцентировать внимание на том, что юрисдикция военных судов должна распространяться на всех людей в погонах – как по защите их прав и прав членов их семей, так и относительно ответственности в случае совершения ими противоправных действий административного, гражданского и уголовного характера.

На сегодняшний день Конституция разрешает создание военных судов в системе общих судов. Единственное, что я хотел бы отметить: нужно уделить значительное внимание тому факту, что сегодня как раз идет реформирование судебной системы. Будет новая судебная система, и тогда в новом качестве на законодательном уровне будет и военная юстиция. Минимум на уровне гарнизона, на уровне отдельных регионов должны быть военные суды. Судьями должны быть военные люди, профессиональные юристы. Вопрос нужно решать на законодательном уровне путем принятия соответствующего закона о военных судах, а также внесения изменений в процессуальные законы.

Сергей Алексеев, народный депутат Украины

– Считаю, что введение военных судов просто необходимо. В 2010 г. у нас была ликвидирована система военных судов, которая существовала еще с советских времен. Но сейчас время диктует другое. В зоне АТО немало тяжких преступлений – государственная измена, дезертирство, терроризм. Они, как и мелкие преступления, должны рассматриваться оперативно судами на местах. Потому что, например, гарнизон стоит 2–3 месяца, а потом меняет дислокацию, и становится вообще невозможно наказать за преступление. И главный принцип – неотвратимость наказания – будет нарушен.

Во многом в сфере военных преступлений действует специфическая нормативная база: это нормативные документы, которые выдаются Минобороны, Штабом армии, которые находятся под грифом секретности. Как суды общей юрисдикции будут иметь к ним доступ? Есть секретные операции, проводимые в т. ч. Службой безопасности Украины, дела по которой тоже, согласно законопроекту, подпадают под юрисдикцию военных судов. Как иметь доступ к данным секретной операции? Военные судьи будут иметь непосредственный доступ и смогут быстро и оперативно рассматривать эти вопросы. Также предлагается отнести к их юрисдикции дела об административных правонарушениях. Я бы лично отнес еще дела о присвоении статуса участника АТО. Очень трудно военному приехать в город, где он проживает, и собирать документы, а на местах военные суды будут делать это быстро.

Татьяна Блистив, завсекретариатом Комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны

– Я являюсь одним из членов авторского коллектива и членом рабочей группы по разработке положений проекта закона относительно создания военных судов авторства народных депутатов С. Пашинского и И. Винника. Мы работали 3 месяца над подготовкой его положений. Единственной помехой, которая не давала нам двигать его дальше, было то, что мы дорабатывали вторую часть законопроекта. Само название его говорит о том, что мы подумали не только об основных вопросах, но и об организационных. Во второй части описывается порядок принятия присяги и др. нюансы. Кроме того, мы разрешили сделать выписку из нашего закона разработчикам законопроекта С. Мищенко. Таким образом, они, можно сказать, помогают нам продвигать наш закон.

Никаких вопросов относительно несовместимости с Конституцией нет. Есть нюансы, но они мелкие. Например, говорят о том, что в будущем хотят сделать службу судебной охраны. Но как мы можем вписать в закон то, чего еще нет? Наш законопроект сбалансирован и может приниматься за основу.

Олег Присяжнюк, судья Апелляционного суда Киева, экс-глава Военного суда Киевского гарнизона

– Скажу как человек военный, дослужившийся до полковника и в свое время бывший солдатом на войне (я почти год и два месяца провел в Афганистане). На войне многие теряют понимание, что можно делать, а что нельзя. В таком случае осознание того, что за твоей спиной стоят военная прокуратура и военный суд, очень важно. Тогда многое начинаешь оценивать совсем по-другому, понимаешь, что за каждое действие на войне ты должен отвечать. За каждый выстрел и каждую команду.

Мы уже сейчас столкнулись с тем, что много прав военнослужащих нарушаются. Они выходят из зоны АТО и остаются один на один со своими проблемами. Кто-то не может собрать соответствующие справки, что он был участником АТО, кто-то не может подтвердить свою инвалидность, а кто-то – что он пострадал от этой войны и т. д. Это должно лежать на плечах, в первую очередь, военных судов. Уже даже для этого они должны существовать. Как считаете, сколько стоит защита семьи погибшего? Как просчитать защиту потерпевшего, пострадавшего от действий террористов или военнослужащих? Это нельзя оценить ни в каких гривнях и т. д. Обеспечение прав людей в условиях войны – очень серьезный вопрос, и Украине надо его решать.

Игорь Бенедисюк, председатель Высшего совета юстиции, в 1994–2000 гг. судья Военного суда Киевского гарнизона

– У меня нет сомнений, что для того, чтобы разбираться в вопросах, связанных с военной службой, необходимы специальные знания. Нужно готовить судей, специализирующихся именно на военной специфике. Такие судьи должны знать ее не из книг, а из первоисточников, учить уставы, иметь воинские звания. Военный судья не может отказаться от командировки в зону боевых действий, поскольку должен рассматривать дела по своей специализации непосредственно там. Раньше у нас были судьи, хорошо подготовленные для такой работы. Военные суды можно восстановить, еще есть судьи, работавшие в них. Но вопрос в том, насколько эти судьи сами захотят вернуться в военные суды. Сейчас военных судов уже нет, зато идут разговоры о необходимости ликвидации других специализированных судов. Результат будет такой же – пройдет несколько лет, и снова начнутся разговоры, что те или иные специализированные суды необходимо восстановить.

«ПРОТИВ»

Михаил Макарчук, секретарь дисциплинарной палаты ВККС, судья ВССУ

– На сегодня в Высшую квалифкомиссию судей не поступали жалобы, связанные с затягиванием сроков рассмотрения дел по военным преступлениям. Поэтому не могу утверждать, что общие суды не справляются с этой работой. Тем более, в случае создания военных судов судопроизводство в них будет осуществляться по тем же нормам уголовного и уголовного процессуального законодательства, что и в общих судах. Выделять военные суды нецелесообразно. Оперативности это не добавит, потому что сначала необходимо будет создать суд, условия для его работы, обеспечить материалами и техникой. Общие суды действуют сейчас в т. ч. в зоне АТО, рассматривают и военные преступления, и административные правонарушения, совершенные военными. Дела относительно уклонения от мобилизации рассматриваются не только в зоне АТО, а на территории всей Украины. Я не вижу препятствий, чтобы общие суды выполняли задачи по рассмотрению уголовных дел, связанных с военными преступлениями.

Владимир Кравчук, член Конституционной комиссии, судья Львовского окружного админсуда

– В свое время Европейским судом по правам человека были высказаны позиции, которые сводятся к тому, что система военных судов не полностью отвечает основополагающим организационным принципам функционирования судебной системы. Те мнения, что сейчас озвучиваются, обусловлены состоянием, в котором пребывает на данный момент Украина. Это и проведение антитеррористической операции, и то, что часть территории захвачена, и то, что сейчас совершается много военных преступлений. Возможно, поэтому и возникает необходимость в военных судах. Но Конституция Украины четко говорит, что создание особенных специальных судов не допускается. Мне кажется, без внесения изменений в Конституцию мы не должны возвращаться к существованию военных судов. Военный суд не есть суд специализированный – это отдельный суд в структуре судебной власти. Я понимаю, что такие дискуссии имеют место, и не исключаю возможности их создания, но настаиваю на том, чтобы это было сделано без нарушения элементарных прав и свобод человека.

Татьяна Суярко, судья Хозяйственного суда Харьковской области

– Мое мнение как юриста: необходимости в создании военных судов в Украине нет. Думаю, создавать их нецелесообразно, ведь военные действия не все время будут происходить на территории страны. И не настолько весомы причины, чтобы к этому возвращаться. Военная специфика не такая уж сложная, чтобы была необходимость в создании военных судов. Если бы мы говорили, что существующая судебная система не в состоянии рассмотреть эту категорию дел – это одно. Но речь идет о том, что надо создавать новый институт. Тогда возникает вопрос финансирования, поскольку начиная от вывески и заканчивая помещением – все это деньги. Второй момент: какая в этом необходимость? Я считаю, что существующая судебная система вполне может обеспечить надлежащее рассмотрение данной категории дел.


МИНИ-ИНТЕРВЬЮ  

 «Оперативность является важнейшим фактором при рассмотрении военных преступлений»

Своим мнением относительно предложения возродить военные суды с «Судебно-юридической газетой» поделился судья Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел Роман Сахно, который ранее работал судьей военного местного суда Киевского гарнизона, а впоследствии возглавил военный местный суд Ровненского гарнизона.

– Роман Иванович, в чем необходимость возвращения военных судов?

– Тема военных судов для меня актуальна и знакома, так как я проработал определенное время в системе военных судов и в 2010 г. принимал непосредственное участие в ликвидации военного местного суда Ровненского гарнизона, председателем которого был. По моему мнению, как тогда, так и сейчас военные суды в Украине нужны. Еще до возникновения военного конфликта на Донбассе моя позиция состояла в том, что военные суды должны существовать, как существуют они в некоторых других странах. Это обусловлено тем, что им подсудны уголовные производства в отношении определенных субъектов. В Украине это были воинские формирования, предусмотренные Конституцией – Вооруженные силы Министерства обороны Украины, Внутренние войска, Служба безопасности Украины, Пограничные войска, а в настоящее время сформирована и Национальная гвардия Украины. Уголовные дела в отношении лиц данной категории были бы подсудны военным судам. В связи с событиями последних двух лет количество военных преступлений значительно возросло.

Специфика такова, что командованию воинских частей, военной службы правопорядка, представителям военной прокуратуры будет проще и быстрее обращаться в военные суды, а значит, и сроки рассмотрения уголовных производств сократятся. В настоящее время уголовные производства направляются в общие суды, где из-за высокой нагрузки рассматриваются в довольно длительные сроки. Все это никак не помогает наведению дисциплины и порядка в воинских частях.

– Нужно ли возвращать систему военных судов в условиях нынешнего дефицита бюджетных средств?

– Думаю, скупой платит дважды. Если мы не наведем порядок в воинских формированиях, то получим больший негативный эффект, в т. ч. экономический. Возможно, такие суды не нужны в таком количестве, в котором они были, хотя их численность была невелика. Перед ликвидацией военных судов на всю Украину действовали Военный апелляционный суд Центрального региона и 6–7 судов гарнизонов. Всего военных судей насчитывалось примерно 75. Также действовала военная коллегия из 5 судей в Верховном Суде Украины. Юрисдикция военного суда Ровненского гарнизона распространялась на территории Ровненской и Волынской областей, причем по штату в суде было 3 судьи. Нагрузка была небольшой, поскольку рассматривались только уголовные дела.

На сегодняшний день при возвращении системы военных судов штат необходимо будет несколько увеличить, поскольку выросло количество как воинских формирований, так и личного состава в них.

– Необходимы ли специальные требования к кандидатам на занятие должности судьи военного суда?

– Да. Мое мнение таково, что это должен быть офицер со стажем военной службы не менее двух лет. Это обусловлено тем, что он должен знать специфику военной службы, уставы Вооруженных Сил, иметь определенный опыт. Это может быть как мужчина, так и женщина, если она военнослужащий, офицер.

– Каким образом должна быть организована система военных судов?

– Считаю, что существующая до 15 сентября 2010 г. система военных судов была оптимальной – один суд на несколько областей, но с учетом количества воинских частей в определенном регионе. Например, в Чернигове сейчас находится штаб Оперативного командования «Північ», и создание военного суда там, по-моему, было бы целесообразно. В то же время, в Сумах, считаю, он не нужен – созданный с размещением в Чернигове военный суд гарнизона может охватывать Сумскую и Полтавскую области. На западе Украины целесообразно создание 1–2 военных судов гарнизонов, которые могли бы рассматривать уголовные производства на территории 3–4 областей.

Иными словами, по моему мнению, создание военных судов гарнизонов целесообразно в непосредственной близи от военных органов управления, а не в каждом областном центре. А сейчас на территории страны сформированы 4 Оперативных командования Министерства обороны Украины, плюс необходимо создать военный суд Киевского гарнизона. Таким образом, систему могут составлять всего 5–6 военных судов гарнизона и один Военный апелляционный суд.

– А как должна быть организована их деятельность? Возможно ли создание мобильных судов?

– Оперативность рассмотрения уголовных производств является важнейшим фактором при рассмотрении военных преступлений. Так неотвратимость наказания лучше воспринимается всем воинским коллективом. Такой коллектив представляет собой определенное количество лиц, в основном мужского пола, которые 24 часа находятся вместе, выполняют боевые задачи в условиях военного положения, нервного напряжения и эмоционального состояния, связанного с отклонением от обычного образа жизни, что в итоге может привести к неадекватному поведению и, как следствие, к нарушению закона. Выездные заседания, которые проводились ранее судами военных гарнизонов, оказывали большое воспитательное воздействие на всех военнослужащих, которые присутствовали в зале.

На вторую часть вопроса отвечу, что законодательством не предусмотрено создание выездных временных судов. На практике вблизи зоны проведения АТО считаю возможным создание, например, военного суда в Мариуполе. Для рассмотрения дела судьи могли бы выезжать непосредственно в воинские части и проводить выездные заседания. Так фактически обеспечивалась бы оперативность. Но для этого необходима законодательная база, так как ныне действующий Уголовный процессуальный кодекс такого порядка и места проведения судебных заседаний не предусматривает. Однако создание при каждом соединении военного суда, по-моему, нецелесообразно. Суд должен иметь стационарное место дислокации.

Авторы: Анна Шульгина, Яна Собко, «Судебно-юридическая газета»

 

Читайте также: