Как обокрасть миллионеров: еще никогда на Уолл Стрит не было такой масштабной махинации

Тысячи богатых американцев в шоке. Почитаемый ими инвестиционный менеджер, бывший председатель биржи Nasdaq семидесятилетний Бернард Мэдофф на прошлой неделе был задержан по обвинению в создании мошеннической инвестиционной схемы. Ущерб оценивают в сумму около $50 миллиардов. Для вкладчиков фонда Мэдоффа это означает не просто потерю средств, а крушение длившихся десятилетия иллюзий.

Еще никогда на Уолл Стрит не было такой масштабной махинации, организованной одним человеком. $50 млрд. — сумма, которую трудно себе представить. Скажем так: по нынешним ценам это стоимость 200 000 средних домов в США. Ближе к нашим реалиям: эта сумма в 72 раза превышает текущую капитализацию Райффайзен банка «Аваль», в 133 раза — стоимость Азовстали и в 170 раз — металлургического комбината имени Ильича.

После сообщения об аресте Мэдоффа мировые газеты вышли с заголовками
После сообщения об аресте Мэдоффа мировые газеты вышли с заголовками

«Крупнейшая фальсификация в мире ударяет по банкам». фото: ЕРА
«Крупнейшая фальсификация в мире ударяет по банкам». фото: ЕРА

Выходец из семьи нью-йоркских евреев начал свою карьеру в 1960 году. По официальной версии, Беня (уменьшительное от Бернард) заработал $5 тыс. стартового капитала, подрабатывая спасателем на пляже. На самом деле в 1960-м году на эту сумму можно было купить треть нового дома. Вряд ли кому-то, кроме 22-летнего Мадова, удавалось столько получить в компании спасательных кругов, лодок и загорелых девушек. Возможно, здесь и кроются корни будущего успеха финансового гуру — ничто не обладает столь же низкой себестоимостью и не продаётся так дорого, как логичная, связная и последовательная ложь.

Бернарду удалось быстро войти в высшие круги Уолл-Стрит. Его компания даже участвовала в создании биржи Nasdaq, а сам Бернард одно время руководил ею. Компания позиционировала себя как высокотехнологичного лидера международного финансового рынка. Предметом гордости была собственная система электронной торговли. Впрочем, клиенты фирмы по старинке получали отчеты на бумаге — Мэдофф вовсе не стремился раскрывать внутреннюю кухню.

Бернард Мэдофф помещен под домашний арест. фото: ЕРА
Бернард Мэдофф помещен под домашний арест. фото: ЕРА

По словам основателя фирмы, операции осуществлялись только с акциями и опционами самых больших компаний, входящих в индекс Standard & Poor`s 100. Сложные операции приносили стабильную прибыль, — я бы даже сказал, слишком стабильную для не всегда постоянных рынков. Впрочем, аналитики, пытавшиеся смоделировать бизнес Мэдоффа, получали совсем иные результаты. Его схема при внимательном рассмотрении выглядела неработающей. Она и была таковой.

Инвесторы получали дивиденды из денег, которые приносили другие инвесторы. Отличие пирамиды Мэдоффа от аналогичных схем заключается в довольно скромных прибылях. Возврат от типичной пирамиды, как правило, был на уровне 20% годовых и больше. Мэдофф выплачивал чуть более 10% годовых, но очень стабильно. Именно это позволило ему, вызывая минимум подозрений, продолжать свою деятельность так долго.

Впрочем подозрения все же были. Еще в 1999 году трейдер Гарри Маркопулос написал в Комиссию по биржам и ценным бумагам жалобу на компанию нашего героя. Маркопулос утверждал: деятельность Бернарда — мошенническая схема. Письмо Маркопулоса не имело без серьезных последствий и было воспринято как попытка бросить тень на уважаемого человека.

Глава SEC Крис Кокс считает, что бизнес должен быть по возможности дерегулирован и освобожден от контроля. Звучит хорошо, но очень часто такие благозвучные заявления приводят к самым негативным последствиям. Именно Кокс был одним из авторов прошедшего в 1995 году PSLRA — закона, изменившего существовавший с 1930-х порядок привлечения недобросовестных дельцов к судебной ответственности. Именно при Коксе компанию Мэдоффа ни разу не проверяли.

В то время как основная часть хедж-фондов осуществляла операции через независимых брокеров, фонд Мэдоффа пользовался услугами собственной компании. В конце каждого квартала фонд «выходил в деньги». Такая тактика позволяла не раскрывать состав портфеля ценных бумаг перед контролирующими органами.

Методы продаж, применяемые Мэдоффом, заслуживают отдельной статьи. Словом «networking» в США называют явление, ближайшей аналогией которого является советский «блат». Это система связей между разными людьми с общими интересами как нельзя лучше подходит для реализации мутных финансовых операций.

Мэдофф успешно продвигал свой фонд как в высоких кругах еврейских общин, так и на европейских лыжных курортах. Он не стеснялся материально заинтересовывать менеджеров других компаний, которые могли принести ему результат. В итоге среди пострадавших фигурируют такие известные люди и организации, как магнат недвижимости Морт Цукерман, фонд Стивена Спилберга, сенатор Фрэнк Лаутенберг.

12 января 2009 года должно начаться судебное разбирательство. Пока все выглядит так, будто Мэдофф единолично проворачивал преступную схему, скрывая происходящее от коллег. Откровенно говоря, в подобное верится слабо. Утаить многомиллиардную мошенническую схему от клиентов – еще куда ни шло, но хотя бы часть сотрудников должна была быть в курсе. Впрочем такой подход может быть оптимальным с точки зрения минимизации ответственности за случившееся, ведь бизнес был семейным.

Схема Мэдоффа - всего лишь отражение глобальной американской пирамиды. Фото: ЕРА
Схема Мэдоффа — всего лишь отражение глобальной американской пирамиды. Фото: ЕРА

У происшедшего есть еще одна сторона. Схема Мэдоффа — всего лишь отражение глобальной американской пирамиды, работающей, по большому счету, по тем же правилам: тратим больше. чем зарабатываем, разницу берем в долг, платим инвесторам из взятого взаймы. Мировая финансовая система слишком сложна, чтобы ей управлять, но достаточно проста, чтобы находить легкие способы удовлетворять алчность конкретных лиц. Этот период сочетания сложных финансовых инструментов и простых человеческих инстинктов наверняка войдет в историю — если мы сможем его пережить.

В некотором роде Бернард — представитель новой американской мечты образца 21 века. Два последних десятилетия американский фондовый рынок все дальше уходил от прозрачных схем, действовавших веками. Происходящий спад, как океан во время отлива, покажет еще много скелетов и разбитых судов, скрытых ранее под гладью спокойного рынка. Одним из самых больших объектов крушения останется компания Мэдоффа.

Дом в Нью Йорке, в котором жил Мэдофф, уже несколько дней в осаде журналистов. фото: ЕРА
Дом в Нью Йорке, в котором жил Мэдофф, уже несколько дней в осаде журналистов. фото: ЕРА

Дом в Нью Йорке, в котором жил Мэдофф. Фото: ЕРА
Дом в Нью Йорке, в котором жил Мэдофф. Фото: ЕРА

Александр Стругов, «ПіК»

Читайте также: