Тюремные вести. Часть 1: сексуальная распущенность в молодежных исправительных центрах Канады

Нужно иметь хорошие нервы, чтобы работать в отделении Ситэ-де-Прэри, где находятся самые опасные несовершеннолетние преступники Молодежного исправительного центра Монреаля. Сами еще подростки, они заставляли девочек заниматься проституцией, совершали опасные нападения, изнасилования и даже убийства.

 Но все это не помешало некоторым воспитательницам влюбиться в своих воспитанников. В 2007 году один из этих ребят, хорошо известный член одной из уличных банд, соблазнил 21-летнюю сотрудницу. Как только он освободился, она уволилась, чтобы жить вместе с ним.

Ее бывшие коллеги убеждены, что их связь началась либо в Центре, либо во время предоставлявшихся юноше краткосрочных отпусков. Другие считают иначе. Как бы там ни было, молодая женщина, характеризующаяся как «девушка из хорошей семьи», родила от этого по сути еще мальчика ребенка почти сразу после его освобождения из тюрьмы.

В том же году история повторилась. Еще одна молодая воспитательница. Еще один родившийся младенец. Еще один член уличной банды, который сегодня находится под следствием за сексуальную агрессию.

Поскольку обоим этим крепким парням уже исполнилось по 18 лет, обе бывшие воспитательницы избежали уголовного преследования за «сексуальную эксплуатацию» несовершеннолетних с использованием зависимого положения. Но это было лишь начало череды скандалов в Ситэ-де-Прэри.

С того времени по меньшей мере три или четыре воспитательницы были допрошены в полиции. Юные правонарушители хвастались, что им удалось затащить их в постель. Другие рассказывали, что заставали их в объятиях своих сокамерников, тоже несовершеннолетних. В Ситэ-де-Прэри работают около 60 воспитательниц. Десять из них оказались замешаны в мутные истории.

«С воспитательницами, которым 20–21 год и которые шефствуют над молодыми преступниками, практически одного с ними возраста, такое может случиться – девушки подпадают под их чары», – говорит г-жа Жанна Кэмел, координатор по трудовым отношениям, безопасности и условиям трудовой деятельности в Молодежном исправительном центре Монреаля.

«Особенно часто это случается именно в отделении Ситэ-де-Прэри, потому что там собраны непростые парни. Они отличные манипуляторы и соблазнители», – подчеркивает г-жа Кэмел.

«Речь идет о красивых парнях, прекрасно сложенных, которые точно знают, что хотят услышать женщины, – подтверждает одна из воспитательниц. – Они дают им почувствовать себя неповторимыми, единственными во всем мире».

Специалист в области сексуальной женской преступности, криминолог Франка Контони придерживается того же мнения: «Когда юноша и его воспитательница практически одного возраста, нужно задать себе вопрос: кто и кого использует. Некоторые девушки довольно наивны».

Но не всегда виноват возраст. В ноябре 2007 года 47-летняя сотрудница Ситэ-де-Прэри была арестована полицией. Один из коллег застал ее на месте преступления, она обнимала юношу, у которого наступила эрекция. «Свет был погашен, дверь прикрыта», – говорится в документах, представленных в апелляционный суд Квебека.

Еще один случай. 17-летний парень, входивший в одну из уличных банд, совершил тяжкое нападение с применением насилия. За несколько месяцев до его поступления в Центр воспитательница, не сообщившая об этом случае в полицию, сопроводила его домой и оставила ему свой номер телефона.

Несмотря на его арест, в отношении нее уголовное дело не было возбуждено. Может быть, потому что она помогла полиции, свидетельствуя на процессе об убийстве, которое совершил другой парень из Молодежного исправительного центра и о котором он ей рассказал? Во всяком случае это дал понять адвокат защиты Руди Дэлман во время перекрестного допроса в суде.

Имеются и другие, совершенно недвусмысленные, случаи. В прошлом году воспитательница из Центра Труа-Ривьер, которой сейчас 36 лет, была приговорена к шести месяцам тюрьмы за то, что обнимала и ласкала троих 17-летних правонарушителей. Один из них даже приходил к ней домой в отсутствие ее мужа. И конечно же у них были сексуальные отношения.

«Молодые люди, помещаемые в центры реадаптации весьма уязвимы, им не хватает любви, заботы, они весьма ранимы и очень часто переполнены возбуждением, ненавистью. Сотрудники должны обращать особое внимание на то, чтобы не злоупотреблять их доверием», – указал в своем вердикте судья, мотивируя тюремное заключение, вынесенное обвиняемой.

Несколькими годами ранее подобная же история произошла в Монтережи. «Один юноша во всех подробностях описал жилье одной из воспитательниц, – рассказывает один из ее бывших коллег. – Она была замужем, у нее были дети. И она была настоящая красавица. Непостижимо: это же профессиональное самоубийство!»

«У людей, выбравших своей профессией оказание помощи, зачастую у самих было тяжелое прошлое, – продолжает он. – И некоторые из них относительно легко поддаются влиянию преступников».

«Привлекательность »плохих мальчиков» очень велика», – признает другой воспитатель.

Криминолог Франка Кортони высказывает еще одну гипотезу: «Как и мужчины, женщины, допускающие сексуальную агрессию, испытывают трудности с установлением здоровых отношений с другими лицами. Они часто страдают от внешней зависимости: несовершеннолетние кажутся им менее опасными, чем взрослые мужчины. Поэтому, чтобы удовлетворить свои потребности, они используют такие совершенно неадекватные способы».

Воспитатель из Монреаля рассуждает более жестко: «Такие женщины обладают характером и стремятся сделать карьеру. Но они не знают, как правильно употребить власть, они оправдывают свои поступки, потому что они путают секс и любовь. И не надо их оправдывать, как мы не оправдываем мужчин!»

Общественность ранее никогда не слышала ни о чем подобном, но дюжина скандалов такого рода за четыре года – это было как-то совершенно нетипично для Молодежного исправительного центра Монреаля. «Это еще не предел», – утверждает официальный представитель Центра. Чтобы минимизировать такие риски, указывает Жанна Кэмел, все молодые воспитательницы, работающие с несовершеннолетними правонарушителями, проходят тщательное психологическое тестирование и получают необходимые предупреждения.

«Преступный мир безразлично относится к сексуальному беспутному поведению, – говорит она. – В девяти случаях из десяти о таких фактах сообщают коллеги, а вовсе не тот или иной юноша. Когда кто-то из сотрудников видит, что их коллега-женщина начинает флиртовать, он тут же вмешивается».

Не все разделяют эту точку зрения, совсем наоборот. В Молодежном исправительном центре Монреаля царит «закон молчания». Так считают многие сотрудники обоего пола и разного возраста, которые не желают, чтобы их имена стали известны. Они полагают, что целесообразнее спустить все эти истории на тормозах, потому что, по их мнению, многие из этих историй то ли имели место, то ли нет. А участникам лучше потихоньку уйти в отставку.

«Вместо того чтобы задать себе вопрос, зачем брать на работу таких молодых женщин и невольно экспериментировать с этими парнями, от воспитательниц просто избавляются, – говорит один сотрудников Центра. – Многие попросту предпочитают закрывать глаза. Но ведь если кто-то в этом увяз, то обязательно увязнут и другие».

Расследования, конечно, проводятся без огласки, но они проводятся, утверждает г-жа Кэмел. Поскольку о сложившейся ситуации стало известно, подключилась и полиция. Кстати, нечто подобное расследуется еще в одном Центре.

Франция: Сэмми Насери на свободе и скоро сыграет заключенного

Знаменитый французский актер Сэмми Насери, хорошо известный и российским зрителям по многим фильмам, но в первую очередь, конечно, по фильму «Такси», недавно освободился из тюрьмы, отбыв 10-месячный срок заключения. Журналистам он поведал о жизни за решеткой, о своем недавнем освобождении и о планах на будущее.

В 2011 году он был приговорен парижским судом к 16 месяцам тюрьмы за нападение с применением насилия, которое он совершил в 2009 году. Седые волосы… внешне спокоен…

В свои 50 лет, возможно, он начинает новую жизнь, далекую от проблем с правосудием.

Лоран Жака, тоже бывший заключенный и друг актера, взял у него интервью в день освобождения. В этом интервью Сэмми Насери рассказал о своих впечатлениях, а Лоран Жака выложил его в Интернете.

21 марта – весенний день, и Насери заявил: «Завтра утром, когда я проснусь, везде будут цветы, потому что я освободился». Затем он рассказал о последнем своем утре в тюрьме, которое было для него нескончаемым: «Я проснулся в 5 часов утра, начал приводить себя в порядок. К 6 утра я был полностью готов. Затем, в 7 часов открылись двери камеры. Но мне еще пришлось ждать до 10 часов, а в 11 я вышел на свободу».

Затем его друг спросил, сколько же времени он «тянул срок». Актер ответил, что полных десять месяцев, и рассказал о своей жизни. «Я начинал в Грассе, затем переехал в Ниццу».

Герой фильма «Такси» терпеть не может насмешек и притеснений со стороны охранников. Когда он жаловался по этому поводу по телефону своей подруге, он прокричал: «Если это будет продолжаться, я покончу с собой».

Взволнованная Одри, подруга актера, пожаловалась директору тюрьмы. В результате актера и продюсера перевели в тюремный психиатрический госпиталь в Ницце. Сэми признается, что он на самом деле пытался покончить с собой. До освобождения ему оставалось 15 дней.

«Меня отправили в больницу во Френь. Там меня лечили. Я попросил, чтобы меня перевели в Сантэ, в Париж, чтобы быть поближе к семье».

Лоран Жака спросил актера, как он оценивает современные тюрьмы.

Насери воскрешает в памяти, с какими трудностями приходится сталкиваться заключенным. «Большинство из заключенных – люди неимущие. Раньше сидеть было тяжело, потому что камеры были плохие, а сейчас, когда ты видишь, что на каждом посту не хватает одного или двух надзирателей, то все это, в конечном счете, отражается на тебе самом». Затем Сэмми Насери признает, что сам он находился в лучшем положении, чем другие, потому что, например, у него была отдельная камера. Но «это все же тюрьма. Все время думаешь о семье, впрочем, как и всякий другой заключенный».

Затем Лоран Жака спрашивает, было ли правосудие по отношению к нему снисходительным. «Может быть, это та цена, которую надо было заплатить, чтоб начать все с начала. Конечно, все это дорого обходится родным, которые стараются тебя пораньше освободить, но я отбыл десять месяцев из шестнадцати назначенных. А сегодня я счастлив быть на свободе».

Актер, не колеблясь, подводит некоторые итоги: «В тюрьме я видел настоящих хищников. Но видел и тех, кто стали настоящими людьми. Каждому надо дать шанс».

Хорошая новость и для самого актера, и для его родных друзей: у Сэми уже есть целый ряд проектов. «У меня была хорошая театральная пьеса, и теперь, когда я на свободе, ее будут ставить». Ирония судьбы – пьеса о тюрьме. Название несколько провокационное: «Я поджег тюрьму…». Эта пьеса основана на реальных событиях, произошедших с Лораном Жака.

Улыбающийся актер рассказывает о своей профессии, и видно, что он по-прежнему уверен в себе и в том, что на спектакль придут многочисленные зрители и пьеса им понравится.

Знаменитый рэпер Базилио предложил Сэмми Насери сыграть в его клипе, который называется «Этим вечером». Речь идет о попытке суицида, рассказал Базилио. Эта тема близка актеру.

«Песня меня тронула, – говорит Насери. – Мне понравились и слова, и то, как Базилио ее исполняет».

Может быть, эта съемка станет началом нового пути знаменитого актера кино?

США: шерифа будут судить за расизм – неизвестно когда

Джо Арпайо – самый известный шериф в США – вызван в федеральный суд. Этот человек, представляющий закон, подведомственных ему заключенных, как в Средние века, заковывает в цепи и с целью еще больше их унизить заставляет носить розовое нижнее белье. И даже наручники в этой тюрьме розовые! Теперь, как сообщил полицейский сайт, ему придется предстать перед судом за нарушение прав выходцев из Латинской Америки. За 20 лет службы этот шериф, которому недавно исполнилось 80 лет, арестовал около 30 000 человек только за то, что у них был «бандитский вид». Американцы мексиканского происхождения уже в течение многих лет обвиняют Джо Арпайо в том, что он заключает под стражу людей только за то, что у них другая национальность. Этот шериф из округа Марикора, в который входит город Феникс, всегда отрицал эти обвинения, но, как заявили в федеральном суде Аризоны, против него имеются серьезные доказательства. Впрочем, поначалу в суде предложили сторонам заключить мировое соглашение.

Ведущий дело судья предложил направить в тюрьму своего представителя с целью проследить за тем, чтобы в ней больше не нарушались нормы права. Он также должен был обучить людей шерифа, как необходимо работать с иммигрантами. Но Джо Арпайо отверг это предложение судьи. «Вашингтон ничему меня научить не сможет, а федеральное правительство не имеет права вмешиваться в работу шерифа, избранного демократическим путем», – заявил Арпайо журналистам во время пресс-конференции. Это заявление, по сути означающее начало войны между шерифом и федеральными властями, фактически открыло путь для судебного процесса, который, возможно, состоится еще в этом году.

Тем временем шериф продолжает произвольно арестовывать представителей Латинской Америки по привычному сценарию: его люди с целью «поддержания общественного порядка» перекрывают дороги в тех местах, где живут и работают латиноамериканцы (в основном выходцы из Мексики), составляющие примерно треть жителей штата Аризона. Все, у кого на момент облавы отсутствуют документы, тут же направляются в окружную тюрьму. В тюрьме, несмотря на то что многие из задержанных говорят лишь на родном языке – испанском, с ними говорят исключительно по-английски. Для того чтобы продлить срок заключения, используется любой предлог. Если вдруг кому-то из охранников показалось, что задержанный чем-то недоволен, срок его заключения тут же продляется на несколько месяцев. Много здесь и испаноязычных автомобилистов. Неправильная парковка, разбитая фара, превышение скорости – все эти мелкие нарушения заканчиваются для них тюремным заключением. Все арестанты живут не в помещениях, а под тентами, окруженными колючей проволокой. Эти условия очень напоминают концентрационный лагерь. По приказу шерифа и мужчин, и женщин сковывают цепями. «Я – первый в истории человечества, кто приказал сковывать цепями женщин. Точно так же, как если бы это были мужчины… Исключительно заботясь о равенстве», – уточняет Джо Арпайо.

А чтобы как-то оправдать эту охоту на ведьм, шериф утверждает, что он борется с незаконной иммиграцией.

Эта его борьба, кстати сказать, получила полную поддержку со стороны белого большинства жителей штата Аризона, расположенного на мексиканской границе. Недаром ведь его уже 20 лет подряд избирают шерифом.

Франция: тюрьма без решеток от Пьера Боттона

Бывший заключенный Пьер Боттон предложил свой проект тюрьмы, который он разрабатывал все 20 месяцев своего тюремного заключения. Первый камень будет заложен в маленьком городке Сен-Жюльен-сюр-Сюран, в департаменте Юрà. И хотя жители этого городка на референдуме 54 процентами голосов высказались против (решение референдума носит лишь рекомендательный характер), муниципальный совет не согласился с ними и проголосовал за этот инновационный проект. Сотрудники тюрьмы, расположенной неподалеку, в городке Лон-ле-Солнье, также высказались против строительства этой тюрьмы «открытого типа».

Тюрьма без решеток. В небольших деревянных коттеджах – индивидуальные камеры размером десять квадратных метров каждая. Вдали – двойная металлическая сетка. Никаких вышек. Никакого карцера. Учреждение рассчитано на 120 заключенных. Все они должны быть осуждены впервые, к небольшим срокам лишения свободы, не превышающим пять лет. Никаких сексуальных преступников, равно как и никого из тех, кто совершил какие-либо кровавые преступления.

В этой экспериментальной тюрьме каждый осужденный может свободно покидать свою камеру. Именно так мыслит Пьер Боттон, бывший бизнесмен, проведший в тюрьме больше 600 дней в 90-х годах прошлого века, осужденный за злоупотребления корпоративными активами. За 20 месяцев, проведенных в камерах то в одном следственном изоляторе, то в другом, он почти умер морально. А освободившись, Пьер Боттон организовал ассоциацию «Душевные тюрьмы». И начал сражаться за то, чтобы изменить облик французских пенитенциарных учреждений.

Своей пилотной тюрьме он хотел бы дать имя Шарль-Рош. Так зовут одного тюремного надзирателя, который в сочельник спас ему жизнь. Была жуткая депрессия…

Эта тюрьма будет отчасти походить на деревню. С площадью, деревьями, со спортивными залами и учебными классами, библиотекой, общей для всех телевизионной комнатой. Это все для того, чтобы заключенные не были изолированы в своих камерах. Они просто обязаны жить вместе, контактировать друг с другом, помогать друг другу – все для того, чтобы лучше подготовиться к жизни на свободе. В своей тюрьме Пьер Боттон предусмотрел большое количество комнат для длительных свиданий, потому что, по его мнению, «наказание – это лишение свободы, а вовсе не лишение сексуальности».

«В комнаты длительных свиданий ведут два входа: один для заключенных, другой – для родственников. Обязательно должен быть манеж. Это то, чего мне не хватало, когда я сам сидел. Я не хочу, чтобы мои или еще чьи-то дети видели все эти решетки, слышали весь этот тюремный шум. Это шокирует ребенка».

Главная новация этой тюрьмы-деревни – обязательное наличие рядом с камерами коммерческого центра, где заключенные смогут работать в полном контакте с самыми разными «вольными» заказчиками. Основная цель этого – успешная реинтеграция заключенных в общество. Азиз Вардар, хозяин парижского театра «Ле Палас», – один из предпринимателей, работающих с Пьером Боттоном по программе реабилитации заключенных: «Для меня целью является сделать так, чтобы человек, укравший куриное яйцо, после своей отсидки не украл уже корову». И добавляет: «Идеал – иметь цель, то есть если ты чему-то научился, ты сможешь получить работу в театре, и твое будущее, когда ты выходишь из тюрьмы, только начинается».

Этот проект «открытой» тюрьмы поддержан Министерством юстиции и лично министром Мишелем Мерсье. Там полагают, что философски тюрьма Боттона может стать моделью тюремного будущего, по крайней мере для тех, кто осужден к небольшим срокам заключения, кто намерен честно отбыть свое наказание, и для охраны которых никакие вышки не нужны. Жан-Мари Деларю, Генеральный контролер мест лишения свободы, также утверждает, что у тюрем «открытого типа» много позитивных моментов. Он, между прочим, отмечает, что одна такая тюрьма существует уже более двадцати лет, на Корсике, в Касабьянде. Правда, та тюрьма предназначена для осужденных на длительные сроки лишения свободы за совершение сексуальных преступлений. Заключенные тюрьмы Касабьянда на тюремных фермах занимаются выращиванием скота. В своей тюрьме под открытым небом они живут почти свободно. «И никто не сбегает», – уточняет Жан-Мари Деларю. По поводу тюрьмы Пьера Боттона, разделившей жителей городка Сен-Жюльен-сюр-Сюран на два лагеря, он добавляет: «Я полагаю, что строительство тюрем, целью которых является ресоциализация, менее опасно, чем строительство обезличенных тюрем, «предприятий по лишению свободы», где люди ожесточаются, а по выходе будут представлять собой опасность».

Однако этот проект вызывает беспокойство в Пенитенциарной администрации. «Нас настораживает методология, которая состоит в том, чтобы позволить частному лицу проявлять инициативу в строительстве пенитенциарного учреждения», – поясняет Борис Тарж, директор тюрьмы в городе Нанте, являющийся одновременно национальным секретарем Национального союза директоров тюрем. UFAP – основной профсоюз пенитенциарных сотрудников – также высказался против этой экспериментальной тюрьмы, строительство которой обойдется в 10 миллионов евро.

Франция: наказание последовало мгновенно

«Мини-бунт», как его окрестили французские СМИ, 10 апреля 2012 года произошел в тюрьме города Везен-ле-Коке, находящегося неподалеку от Ренна, административного центра Бретани.

Тюрьма Везен-ле-Коке открыта в 2010 году, но уже переполнена. В настоящий момент в ней содержится 768 человек, тогда как рассчитана тюрьма на 690 заключенных.

…Ближе к вечеру, во время прогулки, заключенные напали на надзирателя и отобрали у него ключи от камер первого этажа, открыли их, выбросили в центральный проход матрасы, холодильники и остальные вещи, а затем, собрав все имевшиеся бумаги, подожгли их, устроив тем самым пожар.

По всей видимости, акция была спланирована заранее. В ней участвовали несколько человек, осужденных к длительным срокам заключения.

Прибывший наряд полиции, пожарные и отряд тюремного спецназа вскоре взяли ситуацию под контроль. Получивший незначительные ранения надзиратель был госпитализирован, но его жизни, по сообщению официальных лиц, ничто не угрожает.

Против четырех зачинщиков было тут же возбуждено уголовное дело.

Обычно принято считать, что правосудие на Западе длится очень долго. Это действительно так, но только не в подобных случаях, когда все ясно и понятно и нет нужды собирать какие бы то ни было дополнительные доказательства. Уже 13 апреля, то есть всего через три дня, французская Фемида в рекордно короткие сроки наказала зачинщиков массовых беспорядков. Дело было рассмотрено в исправительном суде (без проведения предварительного следствия).

52-летний Фаузи Харбауи и 24-летний Грегори Ларнье получили по пять лет тюремного заключения в дополнение к тому сроку, который они отбывали на момент участия в бунте. Они признаны виновными в том, что напали на сотрудника тюрьмы, отобрали у него ключи, открыли камеры и устроили пожар.

Двое других заключенных, которые на момент участия в массовых беспорядках были подследственными, получили соответственно один и два года тюрьмы. Теперь им предстоит еще один суд, где им назначат наказание за преступления, совершенные ими до участия в массовых беспорядках. Учитывая уже заработанную «репутацию», наказание легким не будет.

(Продолжение следует).

Автор: Юрий Александров, по материалам зарубежной прессы

Альманах «Неволя»

Читайте также: