Тюрьма как кузница талантов

В неволе у человека появляется ресурс времени, которого не хватало на свободе. За решеткой время течет иначе, и у осужденного есть возможность раскрыть свои потенциальные дарования. Таланты в неволе не только не пропадают, а даже возрождаются.

 Некоторые самореализуются в том, что шьют и вяжут, плетут изделия из бересты, изготавливают декоративные предметы ковкой из металла, рисуют, вырезают по дереву… Подавляющее большинство занимается здесь в чистом виде ремеслом — клонированием фотографий, открыток или журнальных иллюстраций.

Причем сходство таких художественных копий с оригиналом весьма приличное. «Живописцы» творят в несколько неестественно ярких цветах «заколдованного леса». Получается весьма нарядно. Между прочим, подобные полотна можно увидеть даже на выставках художественных студий при дворцах культуры. Кстати, о выставках. В апреле этого года в музее Томоноура в Фукуяме (Япония) прошла выставка работ осужденных к смертной казни. В необычной экспозиции было представлено около 300 работ, авторы которых буквально каждый день ждут исполнения приговора.

— У нас люди не «сидят», а работают, — уточняет начальник Холодногорской исправительной колонии (№18) Марк Маркин. — Что касается самодеятельных мастеров, в колонии есть производственные участки, где используются художественные способности осужденных. Они там изготавливают различные изделия.

Большую часть из них мы передаем в магазин при колонии. Свободное творчество? Видите ли, осужденный не может просто так сесть за тумбочку, взять в руки резец или кисть и что-то делать. Для людей, которые имеют это желание и способности, есть специальные участки. К примеру, художественная мастерская при нашем храме…

По понятным причинам, состав мастеров в колонии постепенно обновляется. И по-разному складывается их судьба после выхода на волю. Марк вспоминает, как встретил сравнительно давно вышедшего на свободу (отсидел примерно «десятку» за убийство по неосторожности) художника: миниатюры рисовал хорошо. «Ну, как? — спросил бывшего подопечного начальник колонии. — Рисуешь?». А он говорит: «Вы знаете, вышел из колонии и все — «крышка сверху захлопнулась».

— А вновь прибывшие… Трудно сравнивать, как было раньше и сейчас, — говорит полковник Маркин. — Молодежь к нам стала поступать совсем «безрукая». Увлечение у них, как максимум, компьютерами. Это раньше были технические кружки, самодеятельность… Так что самородков приходит все меньше.

С одним из художников колонии №18 мы познакомились в художественной мастерской при Храме иконы Божьей Матери «Утоли мои печали». Юрий рассказывает, что в детстве у него были задатки к живописи. Занимался он дома и музыкой. Но на воле всегда был дефицит времени. В колонии уже четвертый год и еще пять с половиной лет осталось.

— Здесь почувствовал в себе внутреннюю энергию, — рассказывает Юрий. — Играю на духовых инструментах, гитаре, клавишных. Занимаясь рисованием, понял музыку с другой стороны. Рисование — искусство в плоскости. Если бы я изготавливал скульптуры из гипса — понял бы музыку в объеме, как бы с другой стороны. Мечтаю заниматься творчеством. Рисовать картины, а к ним… Надевать наушники и слушать, как эти картины звучат…

В Алексеевской исправительной колонии (№25) отбывают срок наказания рецидивисты. Сюда мы попали перед обедом. Цепочка осужденных неспешным шагом тянулась к дверям столовой. Под музыку. Для них, как всегда в это время, играл небольшой местный вокально-инструментальный ансамбль.

— У нас концерты ко всем праздникам проводятся, — пояснил заместитель начальника колонии Михаил Дерека. — По типу старой передачи «Алло! Мы ищем таланты». На сцену может выйти любой желающий. Активность зрителей большая — «поощрительных призов» не хватает. Но выступать выходят не из-за подарков. Люди хотят показать, что умеют, чему научились…

А научиться здесь можно многому. Прежде всего — рабочим профессиям. Традиционная продукция 25-й — автомобильные прицепы. Кроме того, здесь серийно изготавливают почти десяток видов тротуарной плитки, еврозаборы, различные изделия из металла и дерева. Бригадир дерево­обрабатывающего участка Максим с гордостью демонстрирует дубовые двери, столы, стулья… Не стыдно такие иметь в любой сауне, на любой даче.

Издалека видны достижения кузнецов колонии — возле ворот мастерских стоит беседка из хитросплетенного металла. А мастер по металлу Владимир выносит во двор металлического оленя почти в натуральную величину. Владимир утверждает, что любую работу по металлу осилит — сварку, ковку… По эскизам заказчика или сам придумывает. Как того же оленя.

— Раньше? Нет, кузнецом никогда не работал, — говорит Владимир. — Правда, когда к дядьке в село ездил, видел некоторые металлические изделия, с людьми старыми встречался, которые по этому делу работали. Остальное все здесь приобрел. Но задатки, надо полагать, были. И времени много — отсидел 12 лет. Еще пару лет осталось…

Мы с Михаилом Владимировичем идем в клуб колонии. Кстати, в прошлом году признанный лучшим среди всех клубов учреждений пенитенциарной системы Украины. Здесь в небольшом помещении рядом с залом рисует «природу» масляными красками Саша. И он рисованию научился в колонии. «У ребят, которые уже освободились». Холст будущей картины Саши изготовлен из куска прогрунтованной простыни. Сюжет традиционен — «природа».

Желание рисовать и на свободе у Саши есть. Хотя никто не знает, как сложится в дальнейшем «на воле» его судьба. Один из «колонистов», разговорившись с вашим корреспондентом, задал риторический вопрос: «Стоит ли вкалывать месяц, чтобы заработать те же деньги, которые можно отобрать за один день?». С другой стороны, где он найдет работу в свои 40 лет, половина из которых прошла за решеткой?

— Одна из наших основных задач — ресоциализация, возвращение в общество осужденного после отбытия им наказания, — говорит начальник управления Государственной пенитенциарной службы Украины в Харьковской области Евгений Бараш. — А чтобы осужденный вернулся нормальным человеком в общество, в местах лишения свободы он должен научиться работать и заниматься тем, что ему по душе. Мы предоставляем осужденным возможности развивать свои способности. Сейчас в женской 54-й колонии собираемся создать кружок «авторской игрушки». Наш сотрудник уже проходит обучение на соответствующих курсах.

Автор: Аркадий Генкин, Время

Читайте также: