Секс-фронт. Казахстанские путаны

Одна из крупнейших сутенерш Алматы Ольга Кодониди, более известная как мама Роза, отдавала предпочтение жрицам любви из Узбекистана, России, Киргизии, Таджикистана и Азербайджана.

Мама Роза и капитан Морозов

…У нее был хорошо отлаженный канал в алматинском аэропорту, на железной дороге и на трассах. Особенным спросом пользовались молодые красавицы. Кстати, одна из них рассказала жуткую историю своей вербовки. Девственницу из Ташкента, обещая хороший заработок в Алматы, привезли в одно из сел на границе Южно-Казахстанской и Жамбылской областей. Там ей объяснили, чем на самом деле придется заниматься в Алматы. Девушка воспротивилась, и ее тут же «пустили по кругу». Среди насильников были люди в полицейской форме…

В этом притоне на Туркебаева круглые сутки трудились жрицы любви…

…а на вырученные от их услуг средства мама Роза купила этот особняк за 3 млн. долларов в мкр. «Мамыр-4».

Из материалов уголовного дела

«Установлено, что, прибыв в Алматы, девушки при активном содействии Кодониди О.М. регистрировались в органах миграционной полиции города и проходили легализацию как трудовые мигранты. При этом по подложным документам, предоставляемым в миграционную полицию, они числились штукатурами, малярами и представителями других специальностей в различных строительных компаниях города. Также установлено, что Кодониди О. М. неоднократно организовывала выезд девушек через алматинский аэропорт в страны Ближнего Востока, Таджикистан и Киргизию для оказания интимных услуг высокопоставленным клиентам…»

Бывшему начальнику отдела по борьбе с трафиком людей УБОП ДВД Алматы Игорю Морозову предъявлено официальное обвинение в должностных преступлениях, в том числе «крышевании» проституции. Уголовное дело направлено в Алмалинский районный суд Алматы.

Когда в начале марта этого года оперативники ДКНБ Алматы задержали Морозова, его начальство, не желая выносить сор из избы, намекало автору этих строк: мол, уголовное дело может и не дойти до суда, а ваши публикации о покровительстве ночным бабочкам со стороны Игоря — преждевременны. Но время показало, что не только отдельные проститутки, а целые притоны действительно находились под его круглосуточной опекой. Конечно, капитан Морозов заботился о проститутках не даром: мама Роза, владелица самого элитного борделя города, раз в месяц «отмечалась» своей «крыше» в полиции, по разным данным, от 10 и более тысяч долларов…

Это не просто проституция, — за ней стояли отдельные коррумпированные руководители подразделений ДВД Алматы. Доходы от проституции незаконно легализовывались, а это десятки миллионов тенге! Дело Морозова и его сутенерши дошло до суда не только потому, что операция была спланирована до мельчайших деталей сразу же об этом стало известно руководителям силовых структур страны, в том числе министру внутренних дел Бауржану Мухумеджанову. Надо отдать ему должное: буквально на следующий день в Алматы прилетела бригада Департамента собственной безопасности МВД. Результат совместной работы — несколько руководителей подразделений ДВД, связанные с этим притоном, были сняты с должностей. Более 10 офицеров до сих пор находятся «в резерве».

Рядовое на первый взгляд задержание оборотня в погонах вывело в итоге на мощную и хорошо организованную преступную группировку, которую последние 10 лет возглавляла 45-летняя алматинка Ольга Кодониди. Ежемесячно около ста проституток приносили сутенерше 50-60 тысяч долларов чистой прибыли. В среднем за месяц ее диспетчеры принимали от клиентов до нескольких десятков тысяч звонков. В этом обширном списке немало известных в стране фамилий: чиновники, полицейские и прокурорские чины… Кроме государственных служащих, к маме Розе частенько заглядывали крупные предприниматели, а каждый приезд членов различных комиссий из Астаны непременно сопровождался эскортом жриц любви — своеобразным подарком мамы Розы высоким гостям за содействие ее «бизнесу». Клиенты с солидными ксивами обслуживались по высшему разряду и со скидкой — пять тысяч тенге за час. Те же, у кого не было ничего, кроме тугой мошны, платили по 7 тысяч.

Впервые на рынке коммерческого секса Ольга Кодониди появилась в 1997 году. В те годы у нее было всего несколько «девочек». С годами сутенерша обросла связями в ДВД и, подружилась с влиятельными полицейскими. По одному ее телефонному звонку задержанных проституток немедленно выпускали из «обезьянников», а все собранные на них материалы куда-то исчезали…

Со временем мама Роза собрала под свое крыло до 100 жриц любви. Как выяснилось, содержание притона — не самое тяжкое преступление Кодониди. Она еще и деньги, заработанные на чужой плоти, отмывала. Получив по поддельным документам кредит (18 млн. тенге) в одном из крупных коммерческих банков, купила дом на улице Туркебаева, который превратила в притон. Там находились диспетчеры, водители, проститутки, косметологи и визажисты. Алматинские проститутки горели желанием попасть под эту непрезентабельную на первый взгляд крышу: здесь самые высокие расценки — выше только у валютных путан. Зато и требования сутенерши были жесткие — что там конкурс красоты…

Раскрутив притон на Туркебаева, Ольга Кодониди взяла кредит в одном из банков и купила за 1 миллион 120 тысяч тенге квартиру на улице Айманова. Часть проституток переехала по новому адресу.

Чтобы скрыть настоящий источник доходов, Кодониди О.М. в апреле 2004 года получила кредит в АО «Нурбанк» на сумму 29500 долларов. Этот заем она использовала, чтобы купить участок в микрорайоне «Мамыр-4», цена которого по нынешним расценкам составляет около трех миллионов долларов. Все кредиты были досрочно погашены. Изъяты и приобщены к уголовным делам в качестве вещественных доказательств поддельные справки о суммах налогов, выданные ТОО «Атриум-Трейд» на имя Кодониди О.М. за 2005 год. Также поддельными оказались справки ее гаранта, выданные ТОО «Группа компаний Атон» на имя АКИНИНОЙ Т.Е. Лжегарант на допросе сообщила, что никогда не работала на этой фирме, а все документы были собраны Ольгой Кодониди. Кроме того, предварительные банковские проверки показали, что Кодониди О.М. не имеет судимостей, в то время как она дважды судима за различные преступления. Кроме недвижимости, в 2000 году Ольга купила внедорожник «Тойота Ланд Крузер» с номером А 005 РХМ за 15 тысяч долларов…

Чем успешнее развивался ее бизнес, тем чаще ей требовалась помощь капитана Морозова.

— В сентябре 2006 года Ольга поскандалила с администрацией сауны «Аладдин», расположенной в «Аксае-4», — рассказал наш источник. — Тогда владелец сауны попросту выгнал ее проституток и запретил своим администраторам пускать их на порог. Как выяснилось, сначала проститутки вели себя скромно, но позже стали безобразничать: тушили окурки в бассейне, туда же сваливали закуску, разбрасывали использованные презервативы — одним словом, превратили сауну в бордель, и постоянные клиенты перестали ходить в «Аладдин».

Чтобы отомстить владельцу этой сауны, сутенерша предложила начальнику отдела по борьбе с трафиком людей УБОП ДВД Алматы Морозову И.В. задержать работников сауны «Аладдин» по подозрению в якобы совершенном сводничестве. Кодониди О.М. сообщила Морозову И.В., что для осуществления инсценировки преступления она предоставит денежные средства, проинструктирует и направит своих проституток и водителя для исполнения роли клиента. Морозов И.В., зная, что Кодониди О.М. занимается сводничеством, тем не менее согласился на предложение последней и 12 сентября 2006 года, используя служебное положение в корыстных целях для повышения показателей в работе и извлечения выгоды для Кодониди О.М., дал указание подчиненным оперативникам провести под его руководством оперативные меро-приятия в указанной сауне…

Для инсценировки им же придуманного преступления Морозов пригласил на роль лжесвидетеля бывшего практиканта УБОП ТОКБАЕВА. 12 сентября, предварительно позвонив в сауну, главный борец с проституцией вместе с Токбаевым и оперативниками приехали в «Аладдин» под видом клиентов. Туда же позже «подтянулись» три проститутки из притона мамы Розы. Подставные клиенты попросили администратора сауны вызвать проституток. И получили отказ. Морозов, созвонившись с Кодониди, дал команду оперативникам врываться в сауну. Одна из проституток оплатила напитки мечеными купюрами. Как только администратор взяла деньги, ее тут же скрутили.

В этот же день на основании оформленных материалов старший дознаватель ДВД Алматы ТЕМИРТЕКОВ Т.Т. в отношении администратора ЖУРАВЛЕВОЙ Н.А. возбудил уголовное дело. Последняя была привлечена к уголовной ответственности за сводничество, которого в действительности не было. 18 января 2007 года Журавлева Н.А. была осуждена Ауэзовским районным судом. Так Кодониди О.М. и Морозов И.В. организовали совершение фальсификации доказательств по уголовному делу…

Когда алматинские чекисты раскрутили дело Морозова, с администратора сауны «Аладдин» ЖУРАВЛЕВОЙ были сняты все обвинения. Вместо нее теперь на скамье подсудимых 45-летняя сутенерша Ольга Кодониди и ее 34-летний покровитель из ДВД Игорь Морозов. Сутенершу защищают сразу три адвоката. По некоторым данным, только за то, чтобы на суде ей дали минимальный срок, Ольга пообещала одному из защитников 150 тысяч долларов. Ее особняк, три квартиры-притона, не считая иномарок, оценены примерно в пять миллионов долларов…

Эта публикация вызвала немалый переполох в ДВД Алматы и… среди проституток города. Сразу же после выхода номера в редакцию позвонила 25-летняя проститутка — алматинка Марина. Встретившись с корреспондентом газеты «Время», она рассказала о нравах городских притонов немало интересного.

Мы публикуем ее исповедь с небольшими сокращениями, сделанными по этическим соображениям.

«Минет с презервативом, без анального, классический секс без извращений. Час — 7 тысяч тенге, постоянным клиентам скидка: три часа — 100 долларов, — едва переступив порог редакционного кабинета, заявила Марина. Потом, виновато улыбнувшись, добавила: «Так начинается наш рабочий день. Точнее, вечер».

— Я окончила профессиональный лицей и получила сразу две специальности: оператор ЭВМ и секретарь-референт, — начала она свой рассказ. — В 2002 году устроилась в одну фирму секретаршей с окладом 200 долларов. Проработала всего неделю — дважды шеф, обещая золотые горы, склонил меня к сексу с ним прямо в его кабинете, а в третий раз решил устроить «групповуху» со своим другом. Я их послала подальше и уволилась…

Но долго сидеть без работы Марине не пришлось. Ее подруга Оксана позвонила по объявлению в одной толстой газете: «На высокооплачиваемую работу требуются молодые девушки без опыта работы». Трубку подняла Ольга Кодониди, и стороны договорились о встрече.

— Ольга нам прямо сказала, что мы будем торговать телом. Раз в десять дней платим ей по 150 долларов каждая, остальной заработок — наш чистый доход. Мы согласились и поехали «в офис». Уже в те годы в притоне Ольги работали около 10 девушек. С каждым годом прибавлялось более 10 проституток. А в 2007 году только в «штатном» списке числилось более 80 девушек от 18 до 25 лет — это было обязательное требование Ольги. Плюс внешние данные. Сначала мы боялись последствий — я алматинка. Думала, нарвусь на знакомых, родственников, ментов. Но Ольга сразу успокоила: с ментами никаких проблем не будет. Как-то в офисе она показала на мужчину лет 30-35. Сказала, что это Игорь Морозов — «крыша» из ДВД. Мы работали по 12 часов в сутки. На арендованных Ольгой такси выезжали в сауны, гостиницы, на квартиры. Лично я побывала во всех гостиницах — от самых задрипанных со скрипучими кроватями до известных отелей с роскошными «сексодромами». Кстати, мы никогда на «субботники» с ментами не выезжали (как это делают девушки с Саина или Сейфуллина). Правда, Ольга делала им хорошие скидки, а нас предупреждала: это менты, и попробуйте с ними «накосячить»! Позже мы стали платить Ольге по 200 долларов за 10 дней, но никто не жаловался. Мы неплохо зарабатывали (в среднем 3-4 клиента за ночь): чистый заработок не менее 300 долларов, — продолжает Марина.

А родителям девушки врали, что работают дилерами в казино, официантками в ночных ресторанах, администраторами в гостиницах. Зарабатывая в притоне Ольги до 3-5 тысяч долларов ежемесячно, элитные проститутки не могли себе позволить многих вещей.

— За курение перед клиентом, на улице, в офисе — штраф 50 долларов. Столько же — за пятиминутное опоздание и за личные беседы с клиентами по телефону. За прогул без предупреждения — 200 долларов. С непокорными девушками Ольга расставалась немедленно, а восстановление в «должности» стоило не меньше тысячи долларов. Работа устраивала: за нас решали все проблемы, кроме одной… — Марина на минуту задумалась.

По ее словам, полицейские патрули не дают проституткам прохода, даже если они днем едут на работу или идут в магазин, а не развлекают вечерами клиентов.

— Они знают нас в лицо, и мы тоже их надолго запомнили, — невесело смеется Марина. — Перед тобой останавливается патруль. Подходит сержант: «проверка документов». Подаю ему удостоверение личности с алматинской пропиской. Он сразу же кладет документ в задний карман брюк и требует проехать в РУВД для выяснения личности. Я говорю: я же дала вам документы. А он в ответ: а кто это видел? Сейчас выброшу удостоверение на помойку (сожгу, порву и т.д. — Т. К.), и сядешь в бич-приемник. И сразу же предлагает решить по-мирному — 100 долларов. Начинается торг. Сержанты, как правило, уступают и, получив 2-3 тысячи тенге, уезжают. Бывает, принципиальный патруль везет в РУВД. Там никто нас не оформляет, зато вся смена начинает просить номера мобильных телефонов — по принципу «услуга за услугу». Лично я сразу звоню Ольге, а некоторые девчонки, особенно приезжие из Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и России, соглашаются на предложение ментов… Ольга лично приезжает в РУВД, поднимает знакомых из ДВД, и нас тут же отпускают. Я несколько раз слышала, что действует она через Морозова. Сам он никогда нас не «снимал», но два-три раза в месяц приходил в офис и закрывался с Ольгой в комнате…

«На протяжении последних десяти лет на улицах Саина и Сейфуллина города Алматы сложилась непростая обстановка, связанная с такими сферами бизнеса, как сводничество и проституция, говорится в нем. В последнее время в этом бизнесе были замечены и сотрудники полиции, которые занимались покровительством как сутенеров, так и самих работниц коммерческого секса.

После поступления и подтверждения данной информации сотрудниками ДКНБ Алматы совместно с ДВД был проведен ряд оперативных мероприятий. В результате выявлено несколько сотрудников полиции, замешанных в этом криминальном бизнесе, в том числе и начальник отдела по борьбе с трафиком людей УБОП ДВД Алматы капитан полиции И. Морозов. Все они уволены из органов внутренних дел, а Морозов привлечен к уголовной ответственности. В результате проведенных мероприятий задержано 18 сутенеров, в отношении которых возбуждены уголовные дела. 16 из них направлены в суд. Выявлено 9 притонов, 4 нелегальные гостиницы, 476 проституток выдворены за пределы РК. ДВД занимает принципиальную позицию в этом вопросе. К сотрудникам, замеченным в коррупционных связях, покровительстве криминальным лицам, применяются самые строгие меры наказания».

Справка

Сегодня в Алматы продолжают работать 7 крупных притонов и более 100 мелких (в которых не более 20-30 проституток). Их «адреса, явки, пароли» известны всем силовикам, но точки почему-то не закрываются. По самым скромным подсчетам, около 500 тысяч долларов чистого дохода получают ежемесячно крупные притоны, и более 200 тысяч «зеленых» составляет прибыль тех, что помельче. В 1999 году в Алматы на полицейский учет было поставлено более 17 тысяч проституток. Сейчас в южной столице трудятся более 85 тысяч жриц любви. Ежемесячный доход элитной проститутки превышает 5 тысяч долларов, не считая щедрых «чаевых» от клиентов…

P.S.

5 октября в официальном письме руководство ДВД информировало нас о проведенной работе (см. «Ерлан Тургумбаев, начальник ДВД Алматы: «Выявляем, увольняем, выдворяем», «Время» от 6. 10. 2007 г.). Тем не менее 6 октября наши корреспонденты проехались по ночному городу и убедились: притоны работают в обычном режиме, проститутки и их сутенеры открыто предлагают интим-услуги буквально на пороге увеселительных заведений и гостиниц. За этим пассивно наблюдали патрульные полицейские. Жрицы любви кокетничали с ними, как со старыми приятелями…

По нашим сведениям, некоторые руководители подразделений ДВД, в чью сферу влияния входят алматинские притоны, не доводят до генерала Тургумбаева информацию, способную повредить опекаемым ими сомнительным заведениям. А реальную картину о ночной жизни города — с именами и кличками сутенеров, точными адресами и количеством «ночных бабочек» — полицейское начальство узнало лишь после выхода очередной серии нашего документального детектива (см. «Притоны большого города», «Время» от 16. 10. 2007 г.).

И вот в прошлый четверг начальник УБОП ДВД Алматы Валерий КОЗЛОВ предложил редакции принять участие в специальном рейде по выявлению проституции и сводничества. Правда, полковник Козлов сразу оговорился: ему нужно время для подготовки. А пока убоповцы усиленно готовятся к «внезапному захвату», наше собственное расследование показало, что сутенеры как ни в чем не бывало предлагают интим-услуги и даже умудряются вывозить жриц любви за рубеж по заказу арабских шейхов, турецких и прочих закордонных бизнесменов.

Согласно мировой статистике, незаконный трафик людей по доходности стоит на третьем месте — после наркобизнеса и торговли оружием. Но если в ряде европейских стран жесткую борьбу с этим ведут сразу несколько силовых ведомств и госучреждений, то в Центральной Азии, и в частности в Казахстане, действенных механизмов воздействия на торговцев живым товаром как не было, так и нет.

Каждый год только из алматинского аэропорта за границу вылетают более пяти тысяч (!) проституток. И только единицы, если им повезло попасть в крупные притоны, неплохо заработав, возвращаются обратно. В основном девушки сбегают с «рабочих мест» и, добравшись до казахстанских посольств, умоляют вернуть их на родину…

Существует несколько схем трафика. Наиболее распространенный — через подставные фирмы по вывозу «танцовщиц», «фотомоделей», «работниц сферы обслуживания» — в такие страны, как Турция, Арабские Эмираты, Египет, Израиль, Ливан и Южная Корея. Проституток встречают в зарубежном аэропорту. У них по прилете сразу забирают паспорта, деньги и телефоны, а потом вынуждают отработать накопившиеся долги — за билет, «разводку» с полицией, питание и проживание. Хотя на самом деле заказчики все оплачивают сполна и заранее. Некоторые жертвы трафика вообще исчезают, а в их документы вклеивается фотография очередной дурехи, клюнувшей на объявление о «работе за границей». Например, два года назад одну девушку отправили в Арабские Эмираты, пообещав ей карьеру фотомодели. А на месте ее продали бедуинам. Жертва трафика несколько месяцев ходила в пустыне по рукам. А когда девица надоела окончательно, ее, полуживую, выбросили на обочину дороги. Добрые люди помогли несчастной добраться до казахстанского посольства, где она и рассказала все подробности адской жизни в пустыне…

Недавно спецслужбам удалось вызволить из турецкого притона двух сестер. Более восьми месяцев их держали взаперти в трехкомнатной квартире, где они с утра до поздней ночи обслуживали клиентов.

По имеющимся у нас сведениям, неподалеку от границы Израиля с Египтом существует несколько тайных транзитных лагерей для будущих путан. Там они живут неделями, пока «сталкеры» — так называют посредников между сутенерами и пограничниками — договариваются с пограничниками о нелегальном переходе. А из Южной Кореи живой товар уходит в Таиланд, Лаос, Вьетнам, Сингапур, Гонконг. В этом году в Южную Корею улетели более 60 девушек, а вернулись всего четверо — судьба остальных неизвестна…

В последнее время замечен небольшой трафик даже во Францию — там, оказывается, казашки особо востребованы.

Несколько проституток на условиях полной анонимности рассказали нам о том, как закордонные ночные бабочки прилетают нелегально в нашу страну, получают казахстанское гражданство и уже с нашим паспортом поступают в заграничные бордели…

— Когда документы в порядке, — говорит проститутка из Узбекистана, — границу проходим официально. Если появляются проблемы, их решают сталкеры.

Впрочем, большинство приезжих проституток, работающих в алматинских притонах, признались, что проблем с переходом границы у них никогда не возникало. В борделях есть девицы, приехавшие к нам несколько лет назад еще несовершеннолетними. Судя по всему, нелегальный переход через государственную границу поставлен на поток и контролируется преступными сообществами, занимающимися трафиком людей. Сутенеры через паспортные столы делают иностранкам казахстанские удостоверения личности. Для этого нужно всего-то выписать в загсе свидетельство о рождении с вымышленным казахстанским адресом. На основании этого документа проститутка в центре документирования Минюста получает удостоверение личности. Потом заявляет об его утере, и ей там же выдают сразу два казахстанских документа — дубликат удостоверения и зарубежный паспорт. Очередная «жертва трафика» готова к вылету за рубеж как гражданка Казахстана.

Как выяснилось, около половины вербовщиков работают по заказу сутенеров, которые для VIP-клиентов заказывают малолетних девственниц. Детей силой заставляют ублажать клиентов.

— Более половины всех приезжих и местных проституток не доживают на панели и до 25 лет, — рассказывают «гастролерши». — Некоторые сутенеры подсаживают девчонок на наркотики, чтобы они работали только за дозу и еду и не вспоминали о деньгах. Такие девушки работают на улицах Саина и Сейфуллина в Алматы, в некоторых мелких притонах. Никого не интересует наше здоровье и гигиена. Патрули и уголовный розыск получают свою долю и делают вид, что ничего вокруг не происходит… В фойе райотделов полиции висит приказ МВД «О вежливом обращении с гражданами». Но ни одного вежливого полицейского мы еще не встречали: нас матерят, бьют, оскорбляют. В Алматы работают девушки, ни разу не побывавшие у венеролога! Сутенеры им делают липовые справки…

А из притона мамы Розы (она же Ольга КОДОНИДИ, которая вместе со своим покровителем капитаном Морозовым ожидают суда) за последние два года исчезли две проститутки. Обе убиты.

В сентябре прошлого года 19-летняя Елена С. из Жамбылской области по заданию мамы Розы поехала обслуживать одного карагандинского бизнесмена и вскоре была убита в арендованной для нее квартире. Карагандинские сыщики взялись за расследование. Кодониди сразу же выехала в шахтерскую столицу. Факт сутенерства был доказан. Против нее возбудили уголовное дело и передали в октябре прошлого года в ДВД Алматы. Оперативники УБОП до июля 2007 года не могли выяснить, что мама Роза и Ольга Кодониди — одно и то же лицо.

Как сообщил наш источник в правоохранительных органах, уголовное дело по фактам сводничества и убийства Елены С., проститутки из притона Кодониди, было приостановлено, а потом закрыто. И только оперативникам Алматинского департамента КНБ удалось довести это дело до конца. Сейчас все материалы находятся в прокуратуре Алматы. Прокуроры пока молчат…

В январе этого года члены группировки, контролирующей проституцию, досмерти забили бейсбольными битами 16-летнюю проститутку, которую знали под именами Вера и Нина. Ольга Кодониди, узнав о смерти подопечной, поскандалила с лидером ОПГ. Но ее никто и слушать не пожелал. Тогда сутенерша привезла в Ауэзовский РУВД пятерых своих «девчонок», которые под диктовку капитана Морозова написали заявления на членов «крышующей» проституцию ОПГ. По информации нашего источника, районные сыщики сначала задержали подозреваемых, но позже дело «развели» за 15 тысяч долларов. А материалы прекратили с формулировкой: «Потерпевшие являются несовершеннолетними, и их необходимо допрашивать в присутствии родителей. Данные ими показания не являются законными…».

Справка

Паспорт гражданки Киргизии на черном рынке стоит от 450 до 1000 долларов, Узбекистана — от 800 до 2000, самый дорогой документ — казахстанский. Его цена — от 3 до 10 тысяч у.е. Нелегальный переход государственной границы Казахстана стоит от 6 тысяч тенге до 300 долларов. Цена несовершеннолетней девственницы достигает 10 тысяч «зеленых». Так называемые «вербовщики» и «перевозчики» с одной проститутки получают от зарубежных заказчиков от 2,5 до 5 тысяч в твердой валюте. Доходы «красной крыши» тоже нетрудно подсчитать: крупные притоны платят до 10 тысяч долларов в месяц, мелкие — от 2 до 6 тысяч у. е. От 3 тысяч тенге до 100 долларов с каждой проститутки достается патрульным полицейским…

Тохнияз Кучуков, Алматы, Время

Читайте также: