Учитель географии любил детей. Но странною любовью…

Для того, чтобы быть школьным учителем, нужно не просто знать свой предмет — необходимо любить детей. Хотя увлекаться этим — в особом смысле — тоже не стоит. За педофилию и развращение подростков в нашей стране дают до 12 лет тюрьмы. Педагог Иван Викторович

Иван Викторович П-ко отличался от других учителей одной из крымских поселковых школ тем, что расхаживал по коридорам альма-матер на костыле, не имея одной ноги и руки, и всем направо и налево раздавал дисциплинарные замечания. Такого строгого педагога эта небольшая школа не видывала с самых первых дней своего существования. «Сам Бог знает географию на пять, я на четыре, а вы — на три и два, — говорил географ Иван Викторович и лепил всем без разбору двойки и тройки. Особенно страдали отличники: как ни учили они географию — выше тройки П-ко не ставил.

Когда к директору школы толпами стали идти возмущенные родители, он очень осторожно попытался переговорить по-хорошему со злобным географом: дескать, это обычные дети, а не вундеркинды, и оценки им нужно ставить хотя бы за старание и знание школьной программы. Но Иван Викторович был категоричен и непреклонен.

Учителя между собой украдкой сплетничали о П-ко: одни говорили, что таким он стал из-за того, что с самого рождения был инвалидом, другие поговаривали, что из-за этого родители от него отказались, и единственное, что ему оставалось, — это учеба, книги и преподавание. Сам же Иван Викторович о себе ничего не рассказывал, хвалился лишь своими достижениями и теми вузами, которые окончил.

Смазливые любимицы

Школьники боялись и ненавидели географа. Его уроки были похожи на экзекуцию. Когда П-ко водил кривым пальцем в классном журнале, останавливаясь то на одной, то на другой фамилии, — ученики трепетали от страха. Как ни учи урок — позора возле доски не избежать. Иван Викторович специально задавал вопросы не из школьной программы, и даже отличники на них «горели». Поэтому урок географии был самым нелюбимым для школьников.

Правда, не для всех. Были у Ивана Викторовича, как и у всякого школьного учителя, свои любимчики. В каждом классе одна-две ученицы. Этим девчонкам без лишних разговоров он ставил пятерки и выделял среди других. Причем особенным интеллектом те, как правило, не блистали — так, слабые троечницы. Зато отличались они от своих сверстниц смазливыми мордашками и стройными фигурками.

После школы они дружной гурьбой провожали своего преподавателя домой, при этом часами задерживаясь в парке. Собирали листья, разговаривали, смеялись — П-ко чувствовал себя каким-то особенным среди такого цветника. Он даже по такому случаю фотоискусством увлекся. Бродил со своими ученицами после школы по парку и фотографировал их. Был тогда 1980 год. Фотоаппарат, понятное дело, сначала купил самый простенький, да и фотоальбом был всего лишь один. Но с годами фотоинструменты Ивана Викторовича совершенствовались, а фотографий прибавлялось.

Признание спустя годы

Начало нового тысячелетия для П-ко стало самым тяжелым в жизни периодом. Он стал неугоден ни в одной школе. Постепенно от злобного учителя избавились в его родной школе, в которой он проработал долгое время, потом попросили из второй. Далее были сельские учебные общеобразовательные заведения, но такому географу не были рады ни ученики, ни учителя. В итоге Иван Викторович остался без работы.

Но о «грозе всех учеников» в районе не забыли. П-ко попросту не давал это сделать. Забрасывал все высшие инстанции жалобами, сетовал на тяжелые жизненные и бытовые условия. Скандалиста знали в лицо все работники райсобеса, райсовета, поссовета, а позже и… милиции. Проблем с последней инстанцией Иван Викторович меньше всего ожидал в своей жизни. Но все тайное рано или поздно становится явным.

Галине И. в 1982 году было всего лишь 12 лет. Ей «посчастливилось» быть одной из любимиц географа П-ко. В 2001 году ей исполнился 31 год, и только тогда взрослая женщина призналась своей матери в том, что с ней происходило в школе. Оказалось, что строгий учитель занимался развращением любимых учениц. Фотографировал их в разных позах, заставляя при этом надевать сексуальную одежду, купленную им же. А потом хранил эти фотографии в своих порноальбомах. За признанием Гали последовали признания еще нескольких в прошлом «любимиц»

П-ко. Оказалось, что географические пристрастия географа-педофила выходили далеко за пределы одного крымского поселка. У П-ко были найдены письма интернатовских воспитанниц. Из них было понятно, что отношения у 42-летнего педагога с 11-летними девочками заходили слишком далеко.

Проститутка для инвалида

В начале 2001 года на Ивана Викторовича П-ко было возбуждено уголовное дело и началось расследование. Подозреваемого вызывали на многочисленные допросы. Поначалу учитель упорно все отрицал, потом отмалчивался, в итоге озлобленный на весь мир географ сквозь зубы говорил о том, что просто ценит красоту женского тела. На что следователь возмущенно возражал: какое женское тело у 11 — 12-летних девочек! В качестве вещдоков были изъяты интимные фотографии. Правоохранители хватались за головы, узнавая на снимках соседских девчонок и дочерей друзей да знакомых — поселок-то небольшой.

Учитель, казалось, нисколько не сожалел о содеянном. Наоборот, приводил в пример заграницу, где каждому инвалиду государство выделяет по бесплатной проститутке. Дескать, инвалиды должны иметь такие же возможности, как и все остальные люди. Что же касается малолетних учениц, то П-ко просто удовлетворял свои сексуальные потребности за неимением ни жены, ни подруги, ни проститутки.

По окончании расследования состоялся суд, на котором педофила П-ко… оправдали. Судья попросту пожалел «несчастного калеку». Иван Викторович до сих пор проживает в поселке, где совратил не один десяток малолетних девочек (по понятным причинам название этого населенного пункта мы не указываем). Угрызения совести его не мучают; он все возмущается по поводу плохих бытовых условий, в которых проживает, по поводу неравных прав у инвалидов и здоровых людей, по поводу того, что государство так и не предоставило ему бесплатную проститутку.

А насчет девочек — что сделано, то сделано. Его вообще мало волнует то, что каждая из этих испорченных девочек, став взрослой и осознав все, что с ней произошло в детстве, в лучшем случае просто возненавидит секс. В худшем — останется одинокой и бездетной, попадет в психбольницу; наконец — закончит жизнь самоубийством…

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: