Крым: кто «крышует» «черных археологов»?

Если в советские времена «черные археологи» считались позорным явлением и, как самые злостные преступники, преследовались законом, то сейчас все происходит с точностью до наоборот. Так как у государства не хватает денег на легальную археологию, «черная» стала чуть ли не единственным спасителем культурного наследия. Закон ее по-прежнему преследует, но уже с другими целями: милиция устраивает ночные облавы на людей с металлодетекторами, часто отнимая добытое, чтобы потом… перепродать! Иди и копай!

В Крыму «черных археологов» называют счастливчиками не ради красного словца: по сей день этим людям действительно удается найти что-нибудь исторически (а главное — финансово) ценное. Ведь у нас где ни копни — находка обеспечена. История Крыма уникальна: за время существования человеческой цивилизации по земле полуострова прошло немало племен и народов, оставив в ней великое множество материальных следов своего пребывания. В Крыму тысячи курганов, следов поселений, оборонительных валов и могильников киммерийцев, тавров, скифов… Последние, кстати, особенно угодили «черным археологам» — скифское золото в цене не падает. Далеко за добычей ходить не нужно — развалины столицы позднескифского государства Неаполя Скифского находятся в юго-восточной части Симферополя. Дождись ночи, бери лопату, иди копай и становись богатым. Если не миллионером, то уж тысячником стать вполне реально. Так, по оценкам ученых, ежегодно только в Восточном Крыму гробокопатели извлекают из-под земли исторических ценностей на сумму около двух миллионов долларов. Известно, что в 2001 году в Нью-Йорке на одном из антикварных аукционов была выставлена на продажу монета древнего города Пантикапея с изображением грифона. Место обнаружения — Крым. Стартовая цена — 35 тысяч долларов, продан лот был за 80 тысяч долларов! А вообще, поговаривают, большая часть крымских археологических ценностей оседает на аукционе в Англии, дескать, там имеется какой-то крымский каталог, в котором указано, где и что на полуострове имеется археологически ценного. Кстати, наши «черные археологи» мечтают заполучить такой каталог, чтобы целенаправленно работать на английского заказчика.

Однако это только мечты. На самом деле «счастливчики» сейчас на такой уровень не выходят, потому как у них появились серьезные конкуренты в лице бандитов и… милиции.

На страже… закона?

В свое время знаменитый Неаполь Скифский подчистую «просеяли» кагэбисты, а потом в законспирированном виде вывезли золото скифов в Эрмитаж. (Кстати, нынче в России готовится тотальная проверка музейных фондов. В нашей же стране действуют 525 государственных музеев и их филиалов, 6000 музеев функционируют на общественных началах. В их фондах хранится свыше 10 миллионов единиц исторических и культурных ценностей. Как именно хранится и откуда все это взято, никто не проверял.)

Хоть и постарались комитетчики прощупать Неаполь до самого дна, тем не менее здесь и по сей день копаются «черные археологи» и без находок не уходят. «Счастливчики» хорошо оснащены технически — у них самые современные металлоискатели, щупы и прочее спецоборудование для поисковых работ. Они располагают самыми точными картами, отлично разбираются в истории и археологии, прекрасно осведомлены о конъюнктуре мирового рынка раритетов. Одним словом, копать бы им и копать, но ряды «бугровщиков» (их еще и так называют) заметно редеют. Этот теневой бизнес (а для кого-то и просто хобби) становится сейчас не только малоприбыльным, но и опасным для жизни.

Несмотря на то, что уничтожение или повреждение памятников истории и культуры карается лишением свободы до пяти лет, доказать вину «черного археолога» достаточно трудно. Во-первых, в государственный реестр занесены не все археологические памятники, поэтому можно спокойно копать в других незарегистрированных, но не менее археологически богатых местах, важно их попросту знать. Во-вторых, если даже «черного археолога» поймают на месте преступления — памятнике, который охраняется государством, он всегда может сказать, что копал, к примеру, червей для рыбалки и совершенно случайно обнаружил ценную вещь, которую, конечно, непременно собирался отнести в музей. Возможно, именно поэтому некоторые правоохранители вынуждены были выработать свою стратегию борьбы с «бугровщиками».

Рассказывают, что на месте раскопок Неаполя Скифского правоохранители чуть ли не ежедневно устраивают облавы. С наступлением ночи отряд спецподразделения залегает в засаде и терпеливо ждет, когда «черный археолог», вдоволь навозившись в земле, радостно воскликнет: «Нашел!» Вот тогда-то и начинается операция по захвату преступника. Выскакивают бравые ребята в форме и… начинают размахивать кулаками. «Черных археологов» избивают, ломают технику и забирают находки. Никакие уголовные дела не заводят, потому что затем эти самые исторические находки… появляются на черном рынке по очень высоким ценам.

Конечно, все это не что иное, как клевета на честных правоохранителей. Но если учесть, что среди них попадаются и бесчестные, то информация эта вполне может претендовать на достоверность. Знающие люди говорят, что у «неправильных ментов» за долгие годы борьбы с «черными археологами» налажены свои каналы сбыта, так что продать раритет не составляет большого труда. Тех, что пугливее, стражи порядка вербуют: мол, мы тебе позволим копать дальше, то бишь закрышуем, если все добытое будешь сам сдавать нам за символическую цену. Цена порой доходит до такой «символичности», что «черному археологу» вместо денег попросту дают бутылку водки или даже проститутку (поговаривают и о таких случаях). За этот мизер человек с металлодетектором пополняет частные коллекции украинских, российских да и европейских миллионеров. Именно они нынче являются потенциальными заказчиками археологических находок.

Каналы сбыта у нас в Крыму и за его пределами разные. На полуострове серьезных коллекционеров, способных заплатить большие деньги за археологическую находку, практически нет. Основные рынки сбыта находятся в России и на Западе. В Крыму активно действуют посредники-перекупщики, которые платят за вещь копателю примерно пятидесятую часть цены, по которой ее продадут коллекционерам. Все добытые вещи копатели, как правило, свозят в Симферополь конкретным перекупщикам или в Севастополь. Там на известном черном рынке антиквариата «Горка», что на улице Суворова, все и продается.

Затем купленные здесь ценности надо вывезти из страны. Делается это в основном по железной дороге, так как аэропорт в Симферополе в этом плане прикрыт надежно. Поговаривают, что существует даже специальный вагон в одном из российских поездов, в котором провозят раритеты. Хотя и обычному пассажиру провезти контрабанду достаточно легко — монеты, к примеру, прячут в… банки с вареньем.

Банда «красных» с пулеметами

Если с правоохранителями еще хоть как-то можно договориться, то с беспредельщиками «черные археологи» справиться не могут. Бандиты не просто нападают на археологов-нелегалов и забирают добытое, известны случаи, когда их убивали. Так, в начале августа прошлого года была расстреляна семья археологов в с. Голубинка Бахчисарайского района. Группа крымчан тщательно спланировала это преступление: 8 августа приблизительно в 10 утра неизвестные ворвались в дом «археологов», открыв стрельбу из огнестрельного оружия. Когда жертвы были мертвы, преступники вынесли из дома старинные украшения и три сумки монет. По данному факту было возбуждено уголовное дело, следствие продолжается до сих пор.

А в последнее время бросили заниматься своим нечистым делом многие «черные археологи» из-за банды «красных». Так они прозвали налетчиков, которые под утро появляются на трех красных машинах, мчат на бешеной скорости, разрывая тишину автоматной очередью. Они вылавливают перепуганных «бугровщиков», жестоко избивают их и отнимают добытые сокровища. Поговаривают, что беспредельничают подобным образом так называемые генеральские внуки из Севастополя. Пока что никого не убили, хотя кто его знает.

«Фашистам» проще

Проще в этом смысле живется и работается «фашистам» — так называют «черных археологов», которые специализируются на раскопках Великой Отечественной войны. Их трофеи — все, что связано с немецкими солдатами. Дело это по всем параметрам вроде как и законное, ведь немецкие захоронения у нас к историческим памятникам не причислены. Зато заработок очень реальный. Немцы весьма трогательно относятся к памяти предков, поэтому за бешеные деньги покупают у наших «фашистов» именные портсигары, знаки отличия, номерки… Кстати, последние берут не глядя и выплачивают сразу 10 тыс. евро за штуку. Генеральский номерок стоит, конечно же, дороже — до 50 тыс. евро.

Единственная проблема гробокопателей — страх. Мучит он их страшно: все-таки прах усопшего тревожить как-то не по-христиански. Поэтому «черные археологи» постоянные клиенты колдунов и экстрасенсов: то духи их преследуют, то фараонова болезнь валит с ног. Да и статистика самоубийств среди археологов-нелегалов скачет вверх.

Другое дело — официальные поисковые отряды и патриоты, которые в них состоят в качестве волонтеров. Совесть у них чиста, однако нормально работать на благо отечества не дает само государство. Парадокс состоит в следующем: «официал», занимающийся именно поиском бойцов, оказавшийся вне своего района с лопатой и прибором, — преступник. Более того, он должен получить кучу разрешений на любое движение. Поэтому найденных бойцов иногда не могут захоронить по полгода, и они лежат в… сараях и гаражах.

А теперь подытожим. Что касается нашего культурного наследия в целом, то получается, что только частные коллекции на данный момент гарантируют сохранность пресловутого культурного богатства. Предмет увлечения миллионеров остается на родине и никогда не станет предметом продажи с целью заработка. Никому ведь не приходит в голову обвинить в грязных делишках президента с его коллекцией старины и знаменитым казацким перстнем-печаткой, явно не переданным по наследству…

Юлия Исрафилова, Крым, Первая Крымская

Читайте также: