Квартира с чертовщиной

Говорят, чтобы быть успешным адвокатом, не обязательно знать законы – достаточно знать судью. В нашем случае одним судьей не обошлось. В, казалось бы, заурядной истории имущественного спора по поводу квартиры с тяжело идентифицируемым собственником, разыгравшейся в крымской столице, имели «счастье» поучаствовать все – от членов ОПГ до начальников следственных отделов прокуратуры АРК. Итог: пострадал невиновный.В декабре 1998 года, почти под Новый год, некто Юсуф Годженов приобрел у Виталия Матвейчука квартиру в одном из спальных районов Симферополя. По словам Годженова, квартира была куплена им за десять тысяч американских долларов. Однако у Матвейчука, по его собственному признанию, не было возможности предоставить все документы для переоформления жилья. И продавец попросил три месяца отсрочки, пообещав дать расписку в получении денег за недвижимость, оформленную в присутствии нотариуса. Расписку Виталий Николаевич дал, а вот через три месяца не появился. Несмотря на то, что факт будущего оформления сделки с четко оговоренными сроками в расписке был указан.

Как выяснилось впоследствии, в те крайне нелегкие для автономии времена Матвейчук принимал самое непосредственное участие в бандитской жизни Крыма, и состоял в бригаде Любича, входящей в ОПГ «Сейлем». Любые документы, предъявленные им в присутствии официальных полномочных органов, могли обнаружить его криминальную личность и закончиться для него плачевно – на момент совершения сделки Матвейчук находился в розыске УБОПом ГУ МВД Украины в Крыму. Поэтому даже через три месяца он с Годженовым, несмотря на многочисленные требования последнего, встречаться отказался, а затем и вовсе исчез.

Но Юсуфа Меметовича факт исчезновения продавца квартиры не особо опечалил – в квартиру он вселился сразу же, вместе с женой Заремой и двумя на тот момент совсем маленькими детьми.

Видимо, проблемы у Матвейчука на самом деле были серьезные, потому что оказался он в 2001 году в кабинете у начальника следственного отдела прокуратуры АРК Игоря Панова. Никак не соглашаясь отвечать перед законом, Виталий Николаевич предложил Панову сделку – он отдает ему ту самую квартиру, а Панов делает вид, что Матвейчук сбежал. И позволяет ему скрыться за пределами страны.

Панов не сопротивлялся, и уговаривать его долго не пришлось. Конечно, он сразу же узнает о том, что в квартире живет Юсуф Меметович с семьей. По всем законам криминального жанра — и оперативной деятельности – прокурор Панов назначает Годженову «стрелку» на рынке. Там он ненавязчиво выспрашивает, под разными предлогами, обстоятельства заключения сделки. Узнав о том, что договор купли-продажи подкреплен лишь распиской, Панов начинает процедуру переоформления квартиры на себя, имея на руках необходимые документы, переданные ему Матвейчуком. Все материалы дела, по которому Матвейчук подлежал уголовному преследованию, начальник следственного отдела постепенно уничтожает… Сам «разыскиваемый» в это время скрывается в России.

Далее сотрудник прокуратуры Панов идет к нотариусу, и в нарушение законодательства (не были засвидетельствованы личности участников сделки, не было установлено, что квартира уже продана) нотариус оформляет еще один договор купли-продажи на злосчастную недвижимость. На сей раз вписав в графу «покупатель» Игоря Леонтьевича Панова.

Потом у Годженова начинаются проблемы. Потому что выселить его можно было из квартиры только через суд. Конечно, в суд на Годженова правовед Игорь Панов подал. В Центральный районный суд Симферополя. Но — через три года с небольшим. Делом занялся судья А.Позняк, который проигнорировал тот факт, что срок исковой давности уже минул, и возобновил его. Кроме этого, судьей было проигнорировано обращение УБОПа с иском о признании договора недействительным. Потому что пока прокуратура закрывала глаза на похождения Матвейчука, Управление по борьбе с оргпреступностью продолжало свои попытки Матвейчука привлечь.

Суд очень быстро постановил Годженова выселить без предоставления ему иной жилплощади. Конечно, Юсуф Меметович подал апелляцию. Начались судебные разбирательства, в ходе которых, наконец, удалось восстановить всю хронологию событий. И стала известна вся история собственников злосчастной квартиры.

Матвейчук хотел от квартиры в 1998 году избавиться как можно быстрее. Потому что получена она им была также незаконным путем. Как раз в те годы процветала практика присвоения чужого имущества путем вымогательства. Но наш герой пошел куда более изощренным путем.

В начале 2002 года среди потенциальных заявителей прав на указанную недвижимость появился еще один человек. Александр Викторович Галкин подал заявление в милицию о том, что незаконно ликвидировано его ООО «777». Когда-то, в 1993 году это предприятие получило от Симферопольского горисполкома в собственность шесть квартир в одном доме, среди которых была и та, которую сейчас пытается «отвоевать» Юсуф Годженов. Но как только на эти квартиры были получены ордеры, на Галкина начали «наезжать». То по поводу бизнеса, то по поводу собственности. То «крышу» бандиты предлагали, то угрожали, то приводили угрозы в действие. По словам Галкина, у его партнеров – соучредителей «777» — даже были отняты личные автомобили и дома. В общем, устал Галкин бороться с бандитами и скрылся от них в неизвестном направлении, оставив свой бизнес и квартиры тоже в подвешенном состоянии. Вернулся аж в 2002 году, и начал разбираться с делами. И тут выяснилось: оказывается решением Киевского райисполкома его предприятие «777» в 1995 году ликвидировано по такой вот смешной причине – «ненахождение юридического лица по указанному адресу».

Дальше — совсем весело. Товарищи, по всей видимости, те самые, из «бригады Любича», начали упомянутые шесть квартир фиктивно у фирмы «777» покупать. Но поскольку бумаги хоть как-то, но надо было оформить, была подделана подпись Галкина на всех необходимых документах. Забавно, что злоумышленники, угрожая Александру Галкину, не знали даже его отчества. Поэтому на документах оно разное. Например, Александр Иванович Галкин, проживающий по некоему адресу. По данным Республиканского адресного бюро АРК, такого человека в Симферополе нет и не было. Еще был Александр Николаевич Галкин, который тоже в природе не существует. И только уже у нотариуса в реестр были внесены, наконец, настоящие паспортные данные и подлинное отчество Александра Викторовича. Но подпись все равно на договорах продажи квартир — поддельная. Экспертиза потом установила, что и печать везде — не настоящая.

В общем, несмотря на то, что ООО «777» в 1995 году было ликвидировано, документы, которые заверила нотариус Н.А.Чернявская, свидетельствуют о том, что в 1997 году был заключен договор, согласно которому ООО «777» продало, а Виталий Николаевич Матвейчук купил квартиру — ту самую, о которой идет речь.

Все вышесказанное, изложенное в представлении по уголовному делу, возбужденному по ст.190 ч.4 УК Украины, было направлено в суд, за подписью начальника УБОП ГУМВД Украины в Крыму полковника милиции С.В.Семкива. Но информация УБОПа была проигнорирована при рассмотрении иска Панова. Суд не принял во внимание, что квартира, продаваемая Панову Матвейчуком, приобретена последним у бывшего владельца незаконно. Следовательно, продана третьему лицу быть не может.

Оригинал расписки о десяти тысячах долларов, переданный в суд Годженовым, как-то бесследно исчез, и тоже судом во внимание принят не был. Даже при наличии заключения экспертизы о том, что подпись Матвейчука является настоящей. Панов в суде утверждал, что никакой расписки в природе не существовало, а Годженов жил в квартире на правах арендатора, и при смене собственника обязан освободить жилье.

Примечательно, что суд, состоявшийся 17 января 2005 года, прошел без представителя Годженова, и решение о выселении последнего было также принято без него. Кроме этого, решение суда о немедленном выселении Годженова является само по себе незаконным, поскольку квартира находится в споре еще и между Галкиным и Пановым.

Все суды, включая Апелляционный, Годженову в его исковых требованиях отказали. И ладно бы, если бы просто отказали. Но ведь квартиру полностью передали Панову, который явно получил ее в качестве взятки! Видимо, настолько огромно влияние товарищей из правоохранительных органов на суд, что уже не до законности…

Последнее, что предпринял Годженов – он обратился в Генпрокуратуру Украины с требованием восстановить справедливость. Потому что криминальные «разборки» начальников следственных отделов и ударившихся в бега бандитов — вкупе с неудачливыми бизнесменами — его касаться не должны. Он единственный в этой истории, кто за эту квартиру заплатил.

Ярослава Кузьмук, Крым, специально для «УК»

Читайте также: