Кто нажился на имуществе Компартии Украины

В первые дни после провозглашения Украиной независимости была запрещена деятельность некогда всемогущей Коммунистической партии, а ее имущество — передано государству. «Сделать это в украинских условиях было несложно. Здесь была ключевая роль Ельцина, который 23 августа в присутствии Горбачева заявил о том, что подписывает указ о приостановлении деятельности Компартии», — вспоминает народный депутат первого созыва Владимир Яворивский…Как запрещали Компартию

Реакция Киева последовала незамедлительно, и уже 26 августа президиум Верховной Рады Украины принял аналогичный указ «О временном прекращении деятельности Компартии Украины».

Но это был не последний удар по позициям Коммунистической партии в Украине. Президиум Верховной Рады создал комиссию по расследованию событий «августовского путча» на территории Украины, которую возглавил Юрий Гайсинский — нынешний прокурор Киевской области. Эта комиссия подготовила проект указа «О запрещении деятельности Компартии Украины», который на заседании президиума Верховной Рады 30 августа представил Гайсинский. Указ предусматривал запрещение деятельности Компартии и национализацию ее имущества.

По словам Яворивского, принятию указа о запрещении Компартии противодействовали секретари обкомов Компартии. В частности, будущий посол Украины в Москве, первый секретарь Черкасского обкома партии Николай Билоблоцкий и первый секретарь Житомирского обкома Владимир Федоров. По словам Гайсинского, указ о запрещении Компартии поддержали 19 членов президиума во главе с Леонидом Кравчуком, тогда как «против» высказался только секретарь ЦК Компартии Александр Коцюба. «Кроме запрещения, фундамент Коммунистической партии был подорван экономически, и это было огромное достижение, что власть Компартии на этом завершилась», — сказал «ДЕЛУ» Гайсинский.

Изъятие имущества Коммунистической партии началось с расследования участия ее структур в «августовском перевороте», в ходе которого опечатывались партийные здания и кабинеты. Отобранное у партии имущество передавалось на баланс государственных органов и органов местного самоуправления. «Райкомовские и обкомовские помещения были лучшими в районах, областных центрах. Было решено временно передавать их на баланс Верховной Рады, районных и областных советов», — говорит Яворивский.

Цена недвижимости

В первую очередь, у Компартии было отобрано здание Центрального комитета партии на улице Банковой, где сейчас располагается Секретариат президента. «Ключи от офиса ЦК были переданы лично мне, и я предал их в секретариат Верховной Рады», — вспоминает Гайсинский. По его словам, при распределении имущества Компартии руководствовались принципом административно-территориального деления, по которому обкомы переходили в ведение областных советов, райкомы — районных советов, а горкомы — городских советов.

Самые престижные помещения, а также всю инфраструктуру, которая обеспечивала партийной элите привилегированное положение, получила Рада. В зданиях отделов ЦК Компартии напротив Секретариата теперь расположены парламентские комитеты. По словам Яворивского, на баланс Рады попали партийные санатории, спецполиклиника на ул. Верхней и больница, которая обслуживала четвертое управление. В ведение Верховной Рады также перешли подсобные хозяйства в Киевской области, — совхозы и колхозы, — которые обслуживали верхушку Компартии.

По словам Яворивского, «когда была создана ДУСя (Государственное управление делами), многое из бывшего имущества Компартии было передано ей». Однако до сих пор депутаты пользуются гаражами, принадлежавшими ЦК Компартии, несколькими подсобными хозяйствами, а также тремя крымскими санаториями: «Нижняя Ореанда», «Дюльбер» и «Морской прибой».

В большинстве партийных зданий на территории Киева теперь расположены местные органы власти. Здание горкома КПУ на Крещатике теперь принадлежит Киевскому совету и Киевской мэрии. Здание «нового» обкома КПУ на площади Леси Украинки делят Киевский областной совет, Киевская обладминистрация и Центральная избирательная комиссия. А в «старом» здании обкома КПУ и ЛКСМУ (украинского комсомола. — «ДЕЛО») на Михайловской площади обосновалось Министерство иностранных дел. В зданиях бывших райкомов партии теперь находятся районные государственные администрации.

Как сказал бывший мэр Киева Иван Салий, в столице была создана комиссия Киевсовета, которая взяла помещения в коммунальную собственность. «Там, где райкомы были в одном помещении с исполкомами, помещения так и остались за районными советами и исполнительными органам. В Шевченковском и Зализнычном (сейчас — Соломенском) районах у райкомов партии были отдельные помещения, и их передали под посольство США и Российской Федерации», — сказал Салий. В бывшем здании Ленинского райкома партии, в котором состоял на учете весь аппарат ЦК КПУ, сейчас расположено посольство Туркмении.

Раздел партийной собственности

Бывший первый секретарь ЦК КПУ Станислав Гуренко и сейчас утверждает: «Компартия была запрещена незаконно, и никаких оснований для этого не было». По его словам, отнимая имущество партии, руководствовались «революционной целесообразностью» и «разгребали то, что под рукой лежало». Гуренко говорит, что при разделе партийного имущества «на местах шел дерибан», и много недостроенных партийных зданий теперь принадлежат коммерческим структурам.

По словам Гуренко, в одном из недостроенных зданий ЦК КПУ на улице Шелковичной в Киеве теперь расположен офис компании «Интерпайп» Виктора Пинчука. «Львовская налоговая — это недостроенный обком партии, «Первый украинский международный банк» в Донецке на улице Университетской — это недостроенный Дом политпросвещения», — говорит Гуренко. Здание другого Дома политпросвещения на улице Владимирской в Киеве теперь принадлежит Национальному резервному банку. По словам главы правления банка НРБ Владислава Кравца, минимальная стоимость квадратного метра в НРБ — $5 тыс., тогда как общая площадь помещений банка — 6-7 тысяч квадратных метров. Таким образом, общая стоимость этого здания превышает $30 миллионов.

Как сказал «ДЕЛУ» коммунист Георгий Крючков, «у партии были денежные средства, жилье постоянное, как самостоятельно, так и совместно с советскими органами, издательства, автотранспорт и другое имущество». По его словам, «Компартия была на самоокупаемости, так как членских взносов и поступлений от издательской деятельности было достаточно для того, чтобы покрывать свои расходы». Как говорит Гуренко, при строительстве административных зданий из партийного бюджета покрывалось 50% от их стоимости. На партийные деньги был построен «Комбинат печати» и 20 крупнейших издательств по всей Украине были на балансе КПУ.

По словам Гуренко, судьба партийной собственности — «это настолько мутная и запутанная история, что концов там не найти». По его словам, после запрещения Компартии «на ее счетах было изрядное количество бесхозных, чистых, живых денег, но распорядителя кредитов, которым ранее был руководитель ЦК Компартии Украины, уже не было». «Уже и бывшего бухгалтера в Украине нет, он уехал», — говорит Гуренко. Как говорит Яворивский, «деньги Компартии — это очень темная страница украинской истории, их успели разобрать, отдать в заем, который потом не вернули». По его словам, «сами секретари ЦК были очень осторожны и себя никогда не подставляли, и поэтому были использованы комсомольцы, ЦК комсомола, которые успели отхватить очень много». «Если проследить за крупными украинскими магнатами, среди них много секретарей ЦК, горкомов комсомола», — говорит Яворивский. В то же время Гайсинский утверждает, что, по его данным, «в Украине больших средств не было».

В декабре 2001 года Конституционный Суд признал указы президиума Верховной Рады о временной приостановке и запрете деятельности Компартии Украины от 26 и 30 августа 1991 года неконституционными. Отдельным пунктом Конституционный Суд признал, что Коммунистическая партия Украины не имеет права претендовать на имущество Компартии, которая являлась составной частью КПСС.

Дмитрий Бондаренко, Максим Каменев, «Дело»

Читайте также: