Кто старое помянет – тому топор в темя…

Женщина долго примерялась к топорику для рубки мяса: «Какой взять: тот, что потяжелее, или тот, что полегче?». Через сутки она зарубит им свою подругу и ее дочку… Лиля выросла в детдоме и хорошо усвоила уроки школы выживания. Молодая женщина прекрасно знала, что за нее никто не заступится и что дорогу себе ей придется прокладывать самой. А как она это делает, считала Лиля, никого не должно волновать. Если подворачивалась работа, например, ей предлагали сделать малярку в чьей-либо квартире, она охотно соглашалась, подменить кого-то и недельку поторговать с лотка — в этом тоже для нее не было никаких проблем. Но самые верные деньги приносили мужчины.

Лилька смеялась:

— У меня что, на лбу такса написана — мужичье так и липнет?

Она, наскоро сговорившись о цене, приглашала клиента к себе в небольшую однокомнатную квартиру, в которой вот уже пять лет жила со своей давней подружкой Катькой и дочкой Анюткой. Были, правда, у нее и постоянные ухажеры. Они приходили с бутылочкой, скудной закуской, совали Анютке пятерку и предлагали пойти девочке погулять, пока дядя с мамой «поговорят».

Аня догадывалась, чем занимается мать, но не осуждала ее. Она любила Лильку. Лилька была доброй и веселой, такой же как и Катя. И они — две женщины и ребенок — жили веселой дружной коммуной, как три подружки. В Анютке и мать, и Катерина души не чаяли. Девочка была необыкновенно красивой и способной, ей легко давались школьные предметы, особенно английский, и учителя нахвалиться на нее не могли.

Катька часто, по-свойски, не зло, ссорилась с Лилькой, наставляя ее:

— У тебя дочь растет, а ты все скачешь по жизни, молодуху из себя корчишь. А что лет через десять делать будешь, когда мужики на тебя смотреть перестанут? Бери с меня пример — начинай откладывать деньги на будущее.

Сама Катя, хоть и не была по натуре прижимистой скрягой, в деньгах любила аккуратность.

— Ой, не успев родиться, умер во мне бухгалтер, — нравилось повторять ей, и она фиксировала в своей потрепанной записной книжечке каждую заработанную гривню: 15 марта, Ваня — 20 гривень; 16 марта, Петр — 30 гривень — скрупулезно выводила она свой дебет с кредитом.

Катерина мечтала лишь об одном — во чтобы то ни стало купить квартиру. Это, казалось ей, изменит всю ее жизнь. Она ходила по улицам, заглядывая в чужие окна, высматривая, какая висит занавеска, какая на потолке люстра… Ради своей мечты она отказывалась от обновок, от дешевых золотых украшений. «Все это придет потом, когда будет квартира», — уговаривала себя Катерина. Тогда и Константин сразу же женится на ней, в этом она была уверена. Константин — это ее парень. Каждую неделю, на день, на два, Катя ходит к нему пожить, «как люди»: стирает, убирает, стряпает и как настоящая жена по каждому поводу бурчит… А потом опять возвращается в съемную однокомнатную квартирку на десятом этаже одного из домов на поселке Котовского. Там ее всегда с радостью встречают Лилька и Анюта.

В ту пятницу Катя опять ушла на побывку. А вернулась, как всегда, в воскресенье. Открыла дверь своим ключом и заголосила до потери сознания. Сколько времени прошло — минута или десять, — она вспомнить так и не смогла. Ее трясло и мутило. Туфли противно чавкали, приклеиваясь к окровавленному полу. Кровь была повсюду: на стенах, на потолке, словно она переступила порог бойни. На полу скрюченная лежала Лилька. «Да наверняка это Лилька, кто ж еще?» — пронеслось в голове Кати. Череп подруги был размозжен, рядом с телом валялось несколько зубов. Руки, ноги — в многочисленных ссадинах и ранах. А рядом с матерью с посиневшим лицом лежала Анютка. Вокруг шеи девочки были намотаны колготки и что-то похожее на ее, Катин, пояс от халата.

Катя, подчиняясь инстинкту самосохранения, выскочила из квартиры, со своего мобильника позвонила в милицию, сообщив о случившемся.

— Прибыв на место преступления, мы сразу поняли, что убийство совершила женщина. Об этом свидетельствовало множество хаотичных ударов, нанесенных Лилии Иванченко острым предметом. К тому же на полу остались кровавые следы босых ног маленького размера. Крови повсюду было так много, что невозможно было не наследить, — рассказывает подполковник милиции начальник управления уголовного розыска ОГУ ГУ МВД Украины в Одесской области Владимир Босенко.

Поначалу не было ни одной зацепки, неясно было, в каком направлении вести следствие.

— Замки на двери были целыми, значит, убийцу впустили в квартиру, из чего следовало, что он был знаком со своими жертвами, — говорит Владимир Владимирович. — Однако круг людей, с которым общалась Иванченко, был очень обширным. Да и потом, преступник вполне мог быть знакомым Катерины, женщины, с которой жили потерпевшая и ее дочь.

Картина прояснилась лишь после того, как Катя сообщила следствию о пропаже денег, откладываемых ею на покупку квартиры. Она призналась, что у нее было спрятано девять тысяч долларов.

— На самом деле, преступник похитил из тайника двадцать две тысячи долларов, — сказал начальник управления уголовного розыска.

Поминутно были восстановлены события минувшего дня. Выяснилось, что в гости к Лиле пришла их с Катей старая знакомая Люба Заикина. Она осталась ночевать.

Люба давно не заходила к подругам. Выйдя замуж, она сторонилась прежних знакомств. Про таких, как Заикина, говорят: из грязи в князи. Став замужней женщиной, она старалась быть образцом целомудрия, неистово осуждая и клеймя женские слабости. Хотя еще совсем недавно добродетельной ее не назвал бы никто. Так же как и подружки, Люба в прошлом промышляла древнейшим ремеслом.

Муж ей попался хозяйственный, непьющий и, казалось бы, живи да радуйся. Но не тут-то было. Заикина еще с разгульных времен задолжала приятельнице пять тысяч гривень. И вот та окончательно приперла Любу к стенке, требуя возврата старого долга. Иначе, угрожала она, о грехах молодости все станет известно мужу.

Сказав супругу, что ей нужно проведать престарелых родителей, обеспокоенная неожиданным поворотом судьбы женщина отправилась в свое село в надежде, что нужную сумму ей переодолжит кто-нибудь из односельчан.

Но денег найти не удалось. Расчет с кредитором у Любы был назначен на воскресенье, поэтому она судорожно думала, где можно взять деньги. И тут ее осенило: «Катька!». Она даже радостно вскрикнула. Все знали, что Катерина копеечку к копеечке собирает на квартиру. «Не-ет! Эта не даст. Ее никакими слезами не разжалобишь», — расстроенно подумала Заикина.

Решение пришло моментально: «Не даст по-хорошему — заберу по-плохому».

Не теряя времени, Люба поспешила на автобус, отправляющийся в Одессу. Это была та самая суббота. Супруг ждал ее только в воскресенье, поэтому она, не заходя домой, собралась было сразу пойти к бывшим подружкам, но на полпути изменила свое намерение. Заикина сделала крюк, заехав на «Привоз». У прилавка с кухонными принадлежностями она тщательно примерялась к топорику для рубки мяса, не зная, какой выбрать — тот, что полегче, или потяжелее…

Дверь ей открыла Анютка. Хоть девчонка и не видела ее уже пару лет, узнала сразу, пригласила в квартиру и предложила чай.

— Мама куда-то ушла. Вернется вечером, а Катя у своего Константина, будет только завтра, — без умолку тараторила Аня. — Тетя Люба, вы знаете, они скоро поженятся. Катя квартиру купит, и тут же поженятся…

От этих слов Люба поперхнулась, пролив на себя горячий чай.

«Ну что ж, отступать некуда», — вынесла она приговор подруге и расположилась поудобнее, размышляя, когда лучше осуществить задуманное.

В квартиру заглядывали незнакомые ей люди, потом Анюта куда-то ненадолго ушла.

«Может быть, сейчас, пока девчонок нет дома, взять деньги и уйти», — попыталась изменить уже созревший план убийства Заикина. Но тут же сама себя отговорила: «Пропажу денег Катька обнаружит моментально и, конечно же, подозрение сразу падет на меня. Только этого не хватало!».

Вскоре вернулась Лилька. У нее нашлась припрятанная чекушка, и женщины выпили, помянув былое.

— Можно остаться переночевать? А то я со своим поругалась, — попросила Люба, ничуть не сомневаясь, что отказа в этой просьбе не будет.

Ей казалось, что за ночь она так и не уснула: чужая постель была жесткой и неудобной, а голова трещала от множества мыслей.

Часов в пять утра Заикина поднялась, вытащила из сумки топорик для рубки мяса, подошла к Лилькиной кровати и что есть мочи ударила подругу по голове.

Лилька вскрикнула и подскочила. Это в Любины планы не входило. Она рассчитывала, что покончит со своей жертвой сразу же.

Болевой шок придал Лильке силы, и она неожиданно набросилась на своего палача. Люба колотила топориком по подруге, куда придется. Женщины покатились по полу, издавая звериные рыки. Проснулась Анюта. Спросонья не сразу поняла, что происходит, а потом стала кричать, плакать, пытаясь оторвать тетю Любу от окровавленного неподвижного тела матери.

— У следствия сразу же вызвал подозрение неожиданный визит Заикиной. Но у нее было железное алиби: вместе с мужем они в субботу были в гостях у своих друзей. Проработав остальные варианты и ни к чему не придя, мы вновь вернулись к Любе, — рассказывает Владимир Босенко. — Стоило сотрудникам милиции допросить друзей, у которых «гуляли» супруги, как алиби тут же рассыпалось.

Это очень просто: начинаешь спрашивать людей, например, как стоял стол, что было на столе, кто пришел из гостей первым и так далее. Невозможно предусмотреть и обговорить все детали. Так было и в этом случае. После того как мы привели все имеющиеся у нас доводы, Заикина больше не отпиралась и призналась во всем. Правда, она так и не смогла вспомнить, как задушила девочку. По всей видимости, она сделала это в состоянии аффекта.

Покончив с жертвами, Люба принялась искать деньги и, обнаружив тайник, поняла, что в увесистом пакете денег намного больше, чем то, на что она рассчитывала.

Запихнув пакет в сумку, убийца сняла с вешалки дубленку. В том виде, в каком она была, на улице не покажешься — платье насквозь промокло от крови, прилипло к телу. Но Люба этого не замечала. Напоследок окинув взглядом комнату, она увидела на столе Лилькин мобильный телефон. Прихватив телефон, женщина обернулась к изуродованному Лилькиному телу: «Прости, подруга, он тебе уже не нужен…».

Муж удивился преждевременному возвращению жены, ее жуткому виду. По дороге Люба решила рассказать супругу обо всем, о своей бурной молодости тоже. Двадцать две тысячи долларов — ночной улов, по ее мнению, — хорошая плата за искупление грехов. И не ошиблась: у мужа не возникло и мысли в чем-то обвинять жену: «Тебя видели, поэтому ты попадешь под подозрение ментов. Нужно алиби».

Это он придумал историю с дружеской гулянкой, на которой якобы они были в субботний вечер. Мобильный телефон, украденный Любой, отвез на хранение к своей матери. «Пусть полежит, пока все не успокоится», — рассудил он.

Долг в пять тысяч гривень Заикина в воскресенье вернула. Остальные деньги положила в банк.

— Женщину, которой Заикина возвратила долг, мы тоже допрашивали. Уверен, сопоставив факты, она раньше нас поняла, кто убийца. Но из-за страха потерять пять тысяч гривень имя преступника не назвала. Честно говоря, меня это очень поразило, — признался подполковник милиции Владимир Босенко. — Пять тысяч гривень — цена двух жизней. В эту же сумму оценили справедливость.

Это страшное и циничное преступление сотрудники милиции раскрыли в течение одиннадцати дней.

P.S. Имена героев публикации изменены.

Ирина Вишневская, ЮГ

Читайте также: