Закон Линча по-крымски

Несмотря на то, что для наведения порядка и восстановления справедливости существуют правоохранительные органы, некоторые крымчане предпочитают устраивать обидчикам самосуд. Судьи и следователи называют таких линчевателей просто убийцами. А толпа нередко принимает за героев. Сгоревшие заживо рэкетиры

Пожарные в тот день не успели вовремя доехать из райцентра в небольшое крымское село — дом деда Ивана вспыхнул как факел и тут же загорелся ярким пламенем. Точно такой же огонь горел в душе старика, когда он слышал крики запертых в доме людей. Захаров Иван Гаврилович (фамилия изменена) получал от этого немыслимое удовольствие.

А началась эта история в 1989 году, когда в доме старика появилась молодая женщина. Ситуация была щекотливая, и по селу сразу же поползли слухи: дескать, совсем дед с ума сошел, седина в бороду, бес в ребро… Однако 68-летний Захаров на односельчан внимания не обращал — 37-летняя Ольга К. зашла к старику милостыню попросить и осталась жить у него, став гражданской женой.

Потерпев неудачу в первом браке, дед Иван жутко ревновал свою новую жену. Хотя красотой та явно не блистала: копна отросшего перманента, серое лицо, увядшее от частых возлияний, и глаза — виноватые, словно у побитой собаки. Бабы над ней подсмеивались, а мужики пошло подшучивали. В общем, никто на нее не зарился. Смотрели на другое — на стариковскую пенсию и зарплату за то, что тракторную бригаду сторожил. Да еще были у Захарова огород и курятник, которые не только кормили деда с его гражданской женой, но и доход небольшой давали, когда Ольга несла на рынок яйца и картошку.

Вот тогда-то и повадились к Ивану Гавриловичу незваные гости. Местные алкоголики и тунеядцы — 25-летние Николай К. и Олег Н. Они сначала занимали у старика деньги на бутылку, потом забывали отдавать, а затем и вовсе занялись вымогательством. Дед Иван видел, как пропадает все добро со двора: то кур в курятнике недосчитается, то закаток в погребе, но на все его претензии молодые алкоголики только огрызались в ответ. Через полгода такого рэкета они и вовсе обнаглели. «Давай, дед, бутылку и закуску, — требовали они, вваливаясь пьяными в дом к Захарову. — А не дашь, мы твою бабу в поле вывезем». Старик понимал, что ему, 68-летнему, с двумя молодыми парнями никак не справиться, и молча подчинялся. Дошло до того, что рэкетиры забирали у Захарова всю пенсию. Это настолько вошло у них в систему, что к запуганному деду Ивану они приходили, как к себе домой.

Так же было и в тот раз. Олег и Николай заявились в стельку пьяные.

— Гони на бутылку, — заплетающимся языком потребовал один из них.

— Нету, — виновато пожал плечами хозяин и тут же пожалел о сказанном: на его голову посыпались подзатыльники и тумаки. На крики Ивана Гавриловича прибежала Ольга. Увидев женщину, алкоголики разошлись еще больше и начали замахиваться кулаками и на нее.

— Сходи на работу, займи у мужиков, — сказал Захаров своей жене и шепотом добавил, — беги к соседке и жди меня.

Утомленные рэкетиры в это время уже мирно посапывали на диванчике в прихожей. Дед Иван на цыпочках вышел из дома, взял в сенях ведро и побежал к гаражу. Сцедил из бензобака своего старого «Запорожца» бензин. Когда вернулся назад, Олег и Николай даже не шелохнулись. Дед побрызгал на них из ведра, подпер дверь в комнату железным ломиком, остатки бензина выплеснул на стены дома и чиркнул спичкой…

Милиция приехала в самый разгар пожара: на месте дома деда Ивана пылал огромный костер.

— Внутри есть люди? — спросил старика участковый.

— Конечно. Двое, — подмигнул в ответ дед и мстительно хихикнул, — отмучились голубчики. И я отмучился.

А потом пенсионер Иван Гаврилович Захаров добровольно признался, что в ясной памяти и здравом уме сжег двух молодых парней. Следователю старик пояснил, что смертный приговор он вынес им за вымогательство. Закон обошелся с линчевателем не очень строго — дали Захарову всего шесть лет.

Сестра отомстила за брата

Когда растаял снег, пастухи, пасущие коров в окрестностях Ленинского района, нашли два трупа. Кто-то зверски забил 34-летних мужчин, а потом наспех забросал их землей.

На место выехали правоохранители, и через некоторое время было установлено, что погибшими являются Виктор С. и Владимир Г. Личности «легендарные»: оба не раз сидели за кражи, а в последний раз умудрились влезть в «мокрушное дело».

Двумя месяцами раньше (это была зима 1992 года) вместе со своим собутыльником Игорем Коростылевым (фамилия изменена) они пили водку в лесополосе. Трезвыми все трое были закадычными друзьями, а вот когда выпивали — дело частенько доходило до драки. Получал обычно Игорь. Он больше других нарывался и был придирчивым и агрессивным. В тот вечер Коростылев начал о чем-то спорить сначала с Виктором, а затем с Владимиром. Спор закончился небольшой потасовкой. Все были очень пьяны и поэтому как следует поколотить друг друга не смогли. Однако Игорю поранили (не сильно) голову бутылкой. Потом Витя и Вова, обидевшись на друга, встали и пошли прочь, оставив его одного допивать водку. Тот, не обращая внимания на текущую из раны на голове кровь, продолжил попойку в гордом одиночестве. Однако очень скоро свалился в снег мертвецки пьяный и заснул.

Наутро нашли его обмороженный труп. Эксперты установили, что умер Игорь Коростылев от переохлаждения. А его двум собутыльникам было предъявлено обвинение в причинении тяжкого вреда здоровью, но ждали они суда, гуляя на свободе. Однако когда следователь попытался вызвать их в очередной раз на допрос, они куда-то пропали. «Сбежали», — подумали правоохранители и хотели уже было объявить розыск, как «беглецы» нашлись. Вернее, их изуродованные тела.

Убийц не пришлось долго искать. По селу уже ходили слухи, кто и как совершил эти два убийства. Как оказалось, убийцы сами охотно рассказывали об этом. И что еще более невероятно: народ внимательно слушал и одобрял действия преступников.

Все оказалось банально и просто: у Игоря Коростылева была родная сестра, которая от него самого мало чем отличалась. Наталья нигде не работала и сильно пила. Вместе с сожителем она проживала в квартире брата. Это был настоящий притон. Единственный намек на домашний уют — чистые занавески на грязных окнах. На кухне — батарея бутылок и банок. В комнате из мебели только кровать, заправленная несвежим бельем, и голый матрац на полу.

Игорь Коростылев часто водил сюда своих друзей — Виктора и Владимира. К ним претензий у Натальи не было: пили же ведь вместе! Но когда в лесополосе замерз брат, сердце сестры взбунтовалось, и она сразу стала искать виноватых. Забыв, как пила вместе с ними, женщина начала обвинять друзей Игоря в том, что они спаивали брата и довели до гибели. Более того, несмотря на заключение судебных медиков, она была уверена, что не от переохлаждения умер Игорь, а от раны на голове.

Напившись в очередной раз, сестра решила отомстить за брата. Пригласили вместе с сожителем Виктора и Владимира к себе домой, чтобы помянуть Игоря, напоили их, а уже потом в стельку пьяных зверски убили. Экспертиза установила, что наносили преступники удары молотком. После того как друзья покойного брата перестали дышать, Наталья с сожителем на тачке вывезли их тела в лесополосу и присыпали землей.

На суде эти двое стояли героями. Мстители-алкоголики были уверены, что поступили правильно, и с гордостью повторяли: «А люди добрые нас не осуждают!»

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: