Что думают украинцы о СПИДе — соцопрос и коментарий экспертов

Презентация результатов социологического исследования Института Горшенина на тему «Боятся ли украинцы заболеть СПИДом?» и комментарии экспертов.

Наталия Клаунинг, Институт Горшенина: Исследование проходило 28-30 ноября 2011 года. В режиме телефонного опроса была опрошена 1 тысяча респондентов, которые репрезентируют взрослое население Украины в возрасте от 18 лет.

Первый вопрос – «Знаете ли вы, что 1 декабря – Всемирный день борьбы со СПИДом?». На этот вопрос большинство украинцев ответили положительно – 60,4%. Не знают об этом 38,5% опрошенных украинцев.

Следующий вопрос: «По вашему мнению, является ли ВИЧ/СПИД серьезной угрозой для граждан Украины?». Подавляющее большинство респондентов – 92,6% — ответили на этот вопрос положительно. При этом, 83,4% из них ответили «точно да». Не видят угрозы в СПИДе менее 5% опрошенных.

Ирина Борушек, советник по вопросам лечения и развития «Всеукраинской сети ЛЖВ»: Меня, как представителя Всеукраинской сети людей, живущих с ВИЧ, конечно же, радует такая цифра, и если бы мы такой опрос проводили десять лет назад, то цифры были бы немного другие. С нашей точки зрения, это говорит о том, что за последние годы была проведена большая работа совместно и государственными и негосударственными учреждениями по информированию населения о том, что такое СПИД, каковы его последствия и какая ситуация с этим в Украине. Раньше много людей думали, что это где-то там, в Африке, на Западе, что это не касается нашей страны.

Это очень хорошие результаты. Это результат длительной медиакампании, информационной кампании сети ЛЖВ. Остается большой вопрос: считают ли люди СПИД проблемой лично себя? Мы добились того, что украинцы понимают то, что ВИЧ/СПИД – это проблема Украины. Воспринимает ли каждый человек ВИЧ/СПИД как проблему, которая потенциально касается его семьи?

Это очень большая работа, и ведет ли это знание людей (что ВИЧ/СПИД – это проблема Украины) к изменению поведения людей? Ведет ли это к тому, что люди больше практикуют безопасность, отказываются от наркотиков либо используют чистый инструментарий? Это самые важные вещи, над которыми нам надо еще работать. Нам надо понять, как это знание будет работать в направлении снижения темпа распространения ВИЧ/СПИД.

Наталия Клаунинг: Далее мы попытались узнать, ощущают ли люди для себя и своих близких опасность заражения СПИДом, насколько близка им лично эта проблема. Вопрос сформулирован так: «Как вы думаете, существует ли опасность заразиться ВИЧ/СПИДом для вас или ваших близких?». Положительный ответ дала почти половина респондентов – 49,9%. То есть, гипотетически, половина украинцев для себя и своих близких такую возможность допускают. Однако 43,4% скорее не допускают такой возможности: в Украине в целом такая проблема есть, а в их семье — нет.

Ольга Руднева, директор Фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД»: Это мне напоминает анекдот. У блондинки спросили, как встретить динозавра на улице. Она сказала: 50 на 50. Либо да, либо нет. Тут точно такая же ситуация – либо у меня есть риск, либо нет. С одной стороны, это хорошая цифра, а с другой – волнующая цифра. Мы бы хотели, чтобы каждый человек понимал, что риск инфицироваться есть у каждого человека – вне зависимости от его возраста, пола и социального статуса. Эти цифры говорят о том, что нам есть еще над чем работать. Понимание того, что это проблема личная, ведет к изменению поведения.

Ирина Борушек: Да, действительно. 50 на 50 – с одной стороны, можно сказать, что это хорошо. А с другой стороны, это плохо, что такое количество людей не осознают проблему до конца. Но, если бы мы посмотрели на эту картину 10 лет назад, то я вас уверяю, что было бы не 43,4% тех, кто сказал бы, что они не могут инфицироваться. Эта цифра была бы намного больше. Поэтому это огромная работа, проделанная за последние 10 лет.

Меняется поведение наших граждан в связи с их знаниями. Есть такой всемирно известный показатель, что если изменяется кампания по изменению толерантного отношения к ВИЧ-позитивным людям или изменения какого-то мнения, то результаты наступают через семь лет. Мы начали свою работу в 2000 году, и сейчас уже больше семи лет прошло. Мы имеем эти цифры только благодаря тому, что проводились эти информационные кампании, направленные на профилактику, на то, чтобы люди больше знали об этом заболевании и могли себя оградить.

Наталия Клаунинг: 63,8% украинцев сообщили, что никогда не проходили тест на ВИЧ-инфекцию. Проходили такой тест около трети наших граждан – 34,5%.

Татьяна Александрина, глава Государственной службы по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции/СПИДа и других социально опасных заболеваний: Я бы охарактеризовала этот показатель как еще недостаточный фактор информирования населения о возможностях доступа к услугам консультирования и тестирования. С одной стороны, мы должны работать именно с контингентами групп риска и проводить среди них информирование о возможностях такого доступа. С другой стороны, я хочу сказать, что возможность или отсутствие такой возможности получить тестирование говорит о том, что с населением, с молодежью проводится еще недостаточная работа.

В поддержку мысли Ирины, хочу сказать, что еще несколько лет назад этот доступ был весьма ограничен. На сегодняшний день существует много методов и возможностей доступа. В Украине созданы Сеть кабинетов доверия, 775 таких кабинетов работает на территории всей Украины. Некоторые из них сформированы на базе кабинетов инфекционных заболеваний, некоторые как самостоятельные кабинеты доверия.

При поддержке международного Альянса ВИЧ/СПИД, который является одним из реципиентов гранта Глобального фонда, в Украине была возможность закупить 14 мобильных пунктов и мобильных лабораторий, которые проводят выезды в поле, как мы говорим, и проводят тестирование контингентов групп риска.

Относительно того, что сделало правительство, страна для этого, то, в частности, по инициативе Государственной службы по ВИЧ/СПИДу подготовлена нормативная база, которая дает полную возможность существования этим мобильным пунктам и амбулаториям. Надеюсь, что этот доступ к возможности тестирования будет расширен как для молодежи, так и групп риска. Но, все равно, на сегодняшний день этот показатель вызывает обеспокоенность. Потому что или население не знает о возможности доступа к такой услуге, или они настолько уверены, что они не могут инфицироваться и даже не пытаются для себя решить эту проблему.

Ирина Борушек: Этот показатель очень хорошо освещает тот момент, что, по оценочным данным международных организаций, у нас в стране ВИЧ-инфицированы 340 тысяч. Это оценочное количество. А на диспансерном учете – 115 тысяч человек. Получается, что каждый третий человек, который ВИЧ-инфицирован, не знает о том, что у него ВИЧ. У него даже мысли может не быть пойти и протестироваться. Это очень показательно, потому что очень много случаев у людей, которые попадают в клиники уже на самой поздней стадии ВИЧ-инфекции – стадии СПИДа, когда уже невозможно оказать помощь.

ВИЧ-инфекция сейчас считается хроническим заболеванием. При вовремя начатом лечении человек может жить, как и все, всю жизнь. Вот это позднее выявление приводит к тому, что у нас показатель смертности немножко высокий, поскольку все это взаимосвязано.

Татьяна Александрина: Я хочу добавить, что за последние пять лет это количество уменьшилось вдвое. Пять лет назад каждый шестой человек, который был инфицирован ВИЧ, не знал об этом. На сегодняшний день это уже каждый третий. То есть, тут есть весьма позитивные сдвиги, но над этим вопросом еще нужно работать.

Ольга Руднева: У нас стартовал совместный проект с украинским представительством Google, и с сегодняшнего дня все точки тестирования были нанесены на Google Maps. Где бы человек ни находился, он может зайти на Google Maps, ввести запрос «точки тестирования», он сможет найти эти точки в своем регионе.

Кроме того, если вы подведете курсором к этой точке тестирования, указывается время работы, телефон. Также есть общий телефон национальной бесплатной линии доверия 0 800 545 10, где всегда рассказывали, где есть пункты тестирования в вашем регионе. Но теперь люди могут найти точки тестирования, никуда не звоня. Там же нанесены точки продажи презервативов – кондоматы.
Также для тех, кто находится в Киеве, со вчерашнего дня была открыта наша выставка «СПИД – открытые лица», она будет работать до 17 декабря в галерее «Лавра», и там открыт ежедневный пункт анонимного тестирования на ВИЧ.

Татьяна Александрина: Я бы хотела еще подчеркнуть, что услуги консультирования и тестирования в областных центрах на сегодняшний день весьма доступны. Наша задача – расширить доступ именно на уровнях районных центров, сел и отдаленных территорий от областных центров.

Наталия Клаунинг: Следующий вопрос нашего исследования касается весьма болезненной темы – отношения других членов общества к тем, кто непосредственно столкнулся с проблемой ВИЧ.

«Изменится ли ваше отношение к вашему знакомому, коллеге по работе, если вы узнаете, что он ВИЧ-инфицирован?» — спросили мы украинцев. И выяснили, что не изменится отношение у 34,6%, а 33,3% окажут ему пассивную помощь и поддержку. Ответ «Мне будет неприятно с ним общаться, но я постараюсь ему этого не показать» дали 13,7% опрошенных, «Постараюсь меньше с ним общаться» — 7,8%, «Полностью прекращу контактировать с ним» — 4,2% опрошенных.

Следующий вопрос: «Согласились бы вы, чтобы ваш ребенок дружил, общался и учился в одном классе с ВИЧ-инфицированным ребенком?». Согласились бы на это 36% граждан, а 42,7% скорее не согласились бы. При этом «Точно да» ответили 19,1%, «скорее да» — 16,9% опрошенных. Но: «точно не согласились бы», чтобы их ребенок общался с ВИЧ-инфицированным ребенком почти четверть опрошенных украинцев – 23,4%.

Татьяна Александрина: Этот показатель вызывает обеспокоенность. Но, опять же, в сравнении с тем периодом, когда мы только начинали общегосударственную программу и информационные компоненты, этот показатель вообще был очень-очень низким. Можно было говорить о дискриминации как в учреждениях здравоохранения, так и в учреждениях образования. Этот показатель пугал нас и не давал возможности доступа ВИЧ-позитивных или контингентов группы риска к оказанию услуг.

Несколько проведенных в те периоды исследований показывали, что ВИЧ-позитивные люди лучше пойдут за помощью в общественные организации, чем они пойдут за помощью в официальные заведения здравоохранения.

В 2005 году был утвержден Минздравом протокол о добровольном консультировании и тестировании, и это немного помогло расширить доступ как к самим услугам, так и снизить проблему дискриминации среди медицинских работников.

На сегодняшний день при участии наших партнеров из международных организаций и общественных организаций в системе здравоохранения организовано очень много тренингов, программ обучения, которые направлены на дискриминационные моменты, на привлечение внимания к проблеме ВИЧ-позитивных.

Такие же программы проводятся в системе образования. Так же еще 5-7 лет назад родители не хотели, чтобы их ребенок находился в детском саду с ВИЧ-позитивным ребенком или учился с ним в школе. Поэтому сегодняшние цифры – это уже прогресс. Но также это еще та проблема, над которой мы должны работать совместно. Только в партнерстве с неправительственными организациями, со средствами массовой информации мы можем донести до каждого жителя Украины, что ВИЧ-позитивный человек – это такой же человек, как и все остальные. Он имеет право на жизнь, на учебу и образование.

Ирина Борушек: Я еще прокомментирую предыдущий вопрос об отношении к ВИЧ-позитивным знакомым или коллегам. Позитивных ответов там получается 68%. Мы тоже проводили исследование стигмы и уровня дискриминации. Я хочу сказать, что стигма и дискриминация в отношении к ВИЧ-инфицированным существует не только в нашей стране, но и во всем мире. Во всем мире ВИЧ-инфицированные люди подвергаются и стигме, и дискриминации. У нас за последние годы очень много внимания было уделено этой проблеме. И эта цифра, что отношение не изменится, а, наоборот, даже окажут пассивную помощь, меня очень радует.

Относительно детей. Я абсолютно поддерживаю Татьяну Александрину в том, что несколько лет назад невозможно было ни одного ребенка устроить в детский садик или в школу, если кто-то случайно узнавал, что в группе есть ВИЧ-инфицированный ребенок. Родители поднимали такой шум вплоть до того, что они заберут всех детей из этого детского садика. ВИЧ-инфицированным детям приходилось сидеть дома. Мы даже вынуждены были открыть детские садики для ВИЧ-инфицированных детей.

Сейчас мы видим, что 19% сказали «точно да» на вопрос о том, согласились ли бы они, чтобы их ребенок учился с ВИЧ-инфицированным. Это тоже результат всей той деятельности, которая была проведена. Это можно назвать прорывом. Действительно, идет очень много тренингов. У нас идет даже проект по усыновлению ВИЧ-позитивных деток не позитивными родителями. И уже очень много детей взяты в семьи – более 100 детей.

Ольга Руднева: Эти цифры являются настоящим показателем уровня знаний. Люди боятся того, чего они не знают. Если люди не понимают, как передается ВИЧ, они начинают исключать из своей жизни ВИЧ-позитивных людей. В нашей практике не было ни одного случая, когда врачи отказывали пациентам в оказании услуг.

То есть, к нам приходили пациенты и говорили: меня не хочет врач прооперировать или посмотреть. Мы звонили и спрашивали: что вам как врачу нужно для того, чтобы вы посмотрели этого пациента. Нам врач сразу же оглашал список – мне нужны очки, перчатки и так далее. Как только мы покупали все необходимые средства защиты (которые в областных регионах за государственный бюджет не покупаются), моментально проблема стигмы и дискриминации снималась.

То есть, бывают ситуации, когда врач не знает, как передается ВИЧ (к сожалению, есть такие врачи в Украине, им необходима информационная поддержка), либо у него нет элементарных средств защиты.

Что касается нас всех, то, на самом деле, в любом детском учреждении лучше, чтобы доктор знал, что у него есть ВИЧ-позитивный ребенок. По разным причинам. Дети безопасны, но лучше, чтобы врач знал. Но своим поведением, своими действиями мы иногда заставляем родителей ВИЧ-позитивного ребенка скрывать его статус. От этого может пострадать только общество.

Наталия Клаунинг: Далее мы пытались выяснить, что украинцы лично готовы делать, чтобы бороться с распространением ВИЧ-инфекции с одной стороны, и как они готовы помогать ВИЧ-инфицированным людям – с другой стороны. Это как бы два вопроса в одном.

Мы получили следующие результаты. Готовы участвовать в информировании населения о проблеме ВИЧ/СПИДа – 30,1%. Готовы участвовать в публичных акциях, направленных на профилактику распространения ВИЧ и поддержку ВИЧ-инфицированных – 12,1%. Помочь материально больным СПИДом – 11,6%. Почти каждый десятый украинец – 9,9% — готов принять участие в работе общественных организаций, занимающихся проблемами ВИЧ/СПИДа. Помочь лекарствами больным СПИДом готовы всего лишь 3,5%. Другим способом готовы помочь 2,1%. И более четверти наших сограждан – 26,8% — не готовы что-либо делать.

Татьяна Александрина: Этот показатель опроса населения все-таки радует. Это говорит о том, что 66% населения остаются небезразличными к этой проблеме, и большая часть людей знает, как помочь.

Наталия Клаунинг: В последнем вопросе мы выясняли, какие из организаций, занимающихся проблемой ВИЧ/СПИДа наиболее известны в Украине. Более половины опрошенных назвали Фонд Елены Пинчук «АнтиСПИД». Далее следует Всемирная организация здравоохранения – 36,7%. Организация Объединенных Наций – 29,4%, ЮНИСЕФ – 17,9%, Врачи без границ – 10,6%, Сеть людей, живущих с ВИЧ/СПИДом – 9%, Международный Альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине – 7,3%, Православный медицинский центр «Жизнь» — 3,6%, другая организация – 1,6%. Затруднились ответить на этот вопрос 22,1% респондентов, то есть — меньше четверти.

Ольга Руднева: На самом деле эти цифры не отражают объем и усилия каждой организации, поскольку 54% знают о нашем фонде потому, что мы ведем активную медиа кампанию. Мы постоянно в телевизоре, а одно из наших направлений – это информационно-образовательные кампании. Соответственно, за счет этого мы более видны. Скорее всего, озвученные цифры просто отражают медийную активность тех или иных организаций, нежели объем предоставляемой помощи.

Татьяна Александрина: Я бы хотела обратить внимание на маленький такой показатель – Православный медицинский центр «Жизнь» — 3,6%. Казалось бы, это такая мелочь. Но несколько лет назад разные конфессии были категорически против своего участия в проблеме ВИЧ/СПИДа. Они готовы были помогать в любой сфере, но они были не согласны с любыми профилактическими направлениями в проблеме ВИЧ/СПИДа. Теперь же Православная церковь разработала свою программу преодоления проблемы ВИЧ/СПИДа. Также церковь разработала программу повышения морали молодежи в профилактике ВИЧ-инфекции и СПИДа. Это говорит о том, что эта проблема коснулась каждого человека в стране.

Ольга Руднева: Такой маленький комментарий – на самом деле, зачем знать, кто занимается ВИЧ/СПИДом. В реальности, когда человек сталкивается с этой проблемой, когда ему ставят диагноз «ВИЧ-инфекция», он находится в очень сильном стрессе. Согласно протоколам консультирования, ему обязаны рассказать о том, как жить с ВИЧ. Поэтому очень важно, чтобы люди понимали, куда они могут обратиться со своей проблемой. У нас были звонки и ночью, и утром от людей, которые задают совершенно разные вопросы. Для этого существует горячая линия в Украине, которая предоставляет консультации. Просто люди, которые раньше не стыкались с этой проблемой, не ищут этих организаций. Но знания тех, кто занимается этой проблемой – это просто волшебная палочка для того момента, когда либо вы, либо кто-то из ваших близких вдруг столкнется с этой проблемой.

Ольга Руднева: Мы пережили разные этапы. Мы пережили полную безнадегу, надежду, а сейчас мы переживаем этап под названием «страх». Это, когда уже добились больших результатов, и когда люди, наконец, получили доступ к лечению, тестированию и заместительной терапии, и теперь все боятся, что мы это потеряем. Не знаю, какая из этих стадий самая страшная.
Мы недавно делали проект с нашим фотокорреспондентом, который сказал, что, вернувшись в Украину спустя 5 лет, он видит изменения. Пять лет назад у нас была полная безнадега, люди не верили ни во что, они думали, что у них не будет доступа к лечению, что они умрут и не увидят, как вырастут их дети. Сейчас мы получили лечение, и люди начали больше улыбаться. Но у них появился большой страх, что лечение будет прервано, что информационные кампании закончатся, что деньги
уйдут из Украины.

Из-за этого страха мы понимаем, что если мы остановимся, то все усилия провалятся в никуда. СПИД – это такая проблема, что если вдруг перестать о ней говорить, она исчезнет. И это уже было неоднократно в европейских странах. Когда прервалась информационная кампания, резко падал уровень знаний. То есть, каждый день кому-то будет 16 лет, каждый день кому-то нужно рассказать о безопасном сексе, каждый день кто-то первый может попробовать наркотики. Эти кампании не могут прерываться.

В стадии страха за то, что что-то может пойти не так, мы сегодня остаемся. Поэтому наша надежда на то, что мы сможем продолжать поддерживать наши проекты.

(Печатается с сокращениями)

Источник данных:  ИНСТИТУТ ГОРШЕНИНА

Читайте также: