Как сохранить психологическую устойчивость в агрессивной информационной среде

«Мой друг меня отфрендил. После поста в «Фейсбуке» о протестах за границей. На эмоциях я написала, что эмиграция — это поражение. Мой друг — эмигрант. Он воспринял этот пост как личное оскорбление. В итоге минус один френд в моём аккаунте. Минус хороший человек из моей жизни.»  Ккак сохранить психологическую устойчивость и не потерять друзей в агрессивной информационной среде

 Если верить написанному о Майдане и антимайдане, на улицу лучше не выходить. Потому что согласно «срочным перепостам» там «титушки» отлавливают тех, от кого пахнет дымом, снимают шубы с дам, автомайдановцы бьют «титушек», а из протестных акций в Украине торчат имперские уши России и топорщится звёздно-полосатая щетина Америки. 

«Взгляд на две тысячи ярдов» — несфокусированный взгляд, часто наблюдаемый у солдат, перенёсших психическую травму на войне. Прибывший на вьетнамскую войну в 1965 году капрал Джо Уль рассказывал, что не видел эмоций в глазах бойцов своей новой команды, как будто жизнь была высосана из них. Когда он узнал, что «взглядом на тысячу ярдов» называется такое отрешённое выражение лица, Джо сказал: «После того, как я потерял моего первого друга, я почувствовал, что лучше быть отрешённым» 

Действенный способ сохранить здравомыслие и не поссориться с друзьями из-за игр политиков — защититься от информации. Она необходима так же, как хорошая каска тем, кто стоит на улице Грушевского. 

На грани

Художница Лина Зарничная была свидетелем январских событий в центре Киева. Молодые парни в масках бросали коктейли Молотова в силовиков. «Беркут» отвечал тем же. Зрителей было больше, чем участников. «Просто сдали нервы. Я отложила работу и поехала на Майдан. Пришла на Грушу (Грушевского. — Фокус). Там была перестрелка. Нет, мне не было страшно. Я ничего не чувствовала вообще. Я скорее удивилась в тот момент, когда увидела, как выносили раненого парня. Его глаза были залиты кровью. А потом он мне стал сниться». Эту историю Лина рассказывает в тихом маленьком кафе. У Лины пустой отрешённый взгляд, как на картине «Взгляд на две тысячи ярдов» Томаса Ли, запечатлевшего американского солдата после шквального огня во Вьетнаме. Я вслух предполагаю, что у неё острый посттравматический синдром. Лина вскакивает, кричит, что это не моё дело, и убегает. 

«Майдановский» синдром рано или поздно даст о себе знать. Коснётся это каждого. 
Психолог Евгений Тычковский прогнозирует наплыв к психотерапевтам примерно через месяц, даже если вспышек насилия больше не будет. «Многие волонтёры, которые работают на Майдане, уже сейчас находятся в посттравматическом стрессовом расстройстве, — сетует психолог. — Я по ним это вижу. Их уже надо забирать оттуда и лечить».

 
О коварстве психотравмы написано много, учитывая тот факт, что существование заболевания официально признали лишь в 1980 году после войны во Вьетнаме. Самое опасное в этом синдроме — его отсроченность. Могут пройти десятки лет, прежде чем какой-нибудь толчок переведёт травму из подсознания на сознательный уровень.

Это наша с тобой аномия

Ещё три недели назад в кабинетах психотерапевтов посетителей было немного. Боевые события Майдана отвлекали граждан от собственных переживаний. Сейчас ситуация изменилась. «Наплыв такой, что я на приёме до девяти вечера сижу каждый день», — говорит психиатр Евгений Воронков.

 
Со специфическими «майдановскими» жалобами пока никто не обращался, но у людей, имевших предрасположенность к неврозам и депрессиям, проблемы обострились. «Только что ушла женщина, которая испытывает острейшую тревогу в связи с тем, что гривна падает, — 
рассказывает доктор. — Лекарства дорожают, продукты. Соответственно, возникают панические состояния».

Украина считается страной аномической. Понятие было впервые введено французским социологом и философом Эмилем Дюркгеймом. И описывает состояние человека и общества в периоды смут и перестроек. Аномическая ситуация в стране приводит человека к растерянности, состоянию тревоги, подавленности. Люди с устойчивой психикой занимаются своим делом и живут одним днём, это считается здоровой реакцией. Другие впадают в тревожное состояние. Психиатр прогнозирует эпидемию неврозов в Украине в ближайшее время.

В книге о депрессии «Демон полуденный» автор Эндрю Соломон описывает пример того, как ситуация в стране влияет на психику граждан. В начале 1980-х в Польше начало разворачиваться движение «Солидарность», у граждан возник эмоциональный подъём и надежда. Но уже в декабре 1981-го в стране ввели военное положение, начались аресты активистов. Приговоры и сроки тюремного заключения принимали все, а вот утрату надежды перенести не смогли. Это было началом «политической депрессии». Люди, которые организовывали демонстрации, теперь сидели дома, часами смотрели телевизор и напивались. 

Кликай активно

Павел Бублик, научный сотрудник Института социальной и политической психологии, говорит, что самый простой способ защиты от информационного шума — меньше взаимодействовать с его источниками. Впрочем, сам психолог не считает такой подход верным. «Человек, который находится в позиции защищающейся жертвы, всё равно обречён быть атакованным, пускай и небольшими дозами информации. Для того чтобы сохранить внутреннюю целостность, надо занять активную избирательную позицию».

То есть из множества источников выбрать один-два, которые вызывают наибольшее доверие, и ретранс-лировать тексты, соотносящиеся с личными ценностями. Эти перепосты в соцсетях, по сути, являются способом эмоциональной разрядки.

Ещё один способ сохранения психической устойчивости — отдать себе отчёт в эмоциях, которые вызывает прочитанная заметка или новость. Это необходимо для того, чтобы такие эмоции блокировать. 

Психолог считает, что стресс, вызванный информационным шумом, не всегда вреден. «Ницше говорил: «Всё, что меня не убивает, делает сильнее». Потрясение может быть точкой саморазвития. Стресс в организме на уровне гормонов, биохимии порождает ответную энергию — иначе говоря, внутреннюю готовность». 

Что будет после Майдана, не берётся прогнозировать ни один специалист. Понятно одно: работы психиатрам добавится. На Майдане появилось новое поколение людей. Людей, которые видели смерть. 

Автор: Оксана Савченко, Фокус

 

Читайте также: