Чистый кайф: шалфей стремительно теснит марихуану

Поисковая система Яndex отчитывается, что в августе слово «шалфей» запросили 5231 раз — вдвое больше, чем в начале года. Вряд ли кто-то полез в Сеть за известным противовоспалительным — его в любой аптеке можно купить. А я искал растение, которое отбивает у человека память и меняет привычный мир на очень яркие, но необъяснимые образы. То есть «сносит крышу», как и наркотики. Нашел легко. Отведать шалфей предлагают десяток сайтов. Звонок курьеру Светлане, которая с утра до вечера кружит по кольцевой линии метро, — встреча через 20 минут. 850 руб. — и 15 граммов зеленого порошка у меня. «Отличная вещь, сама курила, — Светлана выглядит как школьная учительница — на вид лет 50, волосы в пучок и избыточный макияж. — Только косяк не забивай, надо через бонг (тип кальяна. — Newsweek) курить». И уехала к другим клиентам.

Интерес к этому порошку, судя по Яndex, за последний год стремительно вырос. Если сложить августовские запросы на «шалфей» и его латинское название salvia (плюс «сальвия»), получится 13 500 — всего на 800 меньше, чем запросов о марихуане. Героин, кокаин, LSD и прочие наркотики далеко позади. При чем здесь наркотики? При том что мексиканский шалфей, о котором идет речь, по силе воздействия превосходит большинство из них. Но при этом не запрещен ни к употреблению, ни к продаже. Как и многие другие растения, изменяющие сознание, борцам с наркотиками шалфей кажется слишком экзотическим средством. Так что у любителей нетрадиционных удовольствий всегда есть возможность получить чистый (с точки зрения закона) кайф.

Мне это удалось со второго раза. В первый я только раскашлялся. После консультаций с продавцами выяснилось, что затягиваться надо быстро и сильно — сальвинорин (активное вещество в мексиканском шалфее) стремительно распадается, попадая в организм. Сделал как научили. И стал другим человеком.

Ни сознания, ни зрения, ни слуха, ни тела в привычном смысле этих слов у меня не осталось, все это распалось на отдельные части. Образы, которые мне предстали, не имели названий. В психиатрии такое состояние называется «полной диссоциацией» и «реактивным психозом». У меня оно длилось минут 20.

Это обычный срок интоксикации шалфеем. Но сами галлюцинации и переживания очень индивидуальны. 25-летнюю пиарщицу Татьяну, например, пара затяжек перенесла на живописную поляну с коровой и дояркой. «В это трудно поверить, но я чувствовала себя поленьями, — смеется Татьяна. — В какие-то моменты я понимала, что покурила шалфея и мне это все только снится, в другие мне казалось, что вся моя настоящая жизнь — это сон, а реальность там, на поляне». Превращение в неодушевленные предметы — одно из самых распространенных переживаний «под шалфеем».

Пока сознание курильщика свыкается с ролью наблюдательного полена или мечется в хаосе, его тело пользуется независимостью — то застывает, как памятник, то делает нелепые движения, то заливается идиотским смехом. «Такой рефлекторный, неконтролируемый смех — это, наверное, защитная реакция психики, попытка поймать ускользающее сознание, — рассуждает бывший психолог Ким, а ныне владелец онлайн-магазина по продаже шалфея. — Это бывает очень пугающе — во время видения ощущение времени может сильно меняться и человеку кажется, что он прожил всю жизнь в качестве, например, шкафа».

Самого Кима одно такое путешествие в неизведанное впечатлило так, что больше он свой товар не курит. И вообще считает его «немного опасным». Случаи, когда курение шалфея приводило к смерти, мировой практике пока не известны. Но Ким рассказывает, как однажды помешал коллеге-естествоиспытателю выйти в окно. И говорит, что его курьеры «неадекватным и несовершеннолетним клиентам шалфей не продают». Вообще все, кто имел дело с этим растением, говорят, что во время курения рядом обязательно должен быть кто-то начеку. И обстановку лучше выбирать спокойную, без громких звуков и ярких цветов.

Но дело ведь не только в неконтролируемых передвижениях курильщика. Мексиканский шалфей — сильнейший из природных галлюциногенов. Как и другие психоделики (вещества, расширяющие сознание), он вызывает сильный шок, который может активизировать скрытые психопатологии. А у вполне здорового человека возможно возникновение психологической зависимости. «Хотя эти вещества не вызывают физического привыкания, — говорит главный нарколог Ленинградской области Евгений Крупицкий, — они несомненно опасны». Правда, добавляет: не так опасны, как героин или даже алкоголь.

К тому же многие выписывают шалфей по почте — тут уж нет даже дилетантского фейс-контроля. Вот хозяин еще одного «шалфейного» сайта Роман рассылает товар из своего родного Иркутска в Москву и Питер.

Бизнес это не очень большой, но вполне доходный. Ким занялся им в 2002 г., сейчас у него около 150 покупателей в месяц, оборот около 100 000 руб. Расход — на саженцы, электричество, горшки, лампы. «Но все это копейки, — говорит бизнесмен, — ведь с одного растения можно получить полкило сушеных листьев. По нынешним ценам это 25 000 рублей». Шалфеем засажена его собственная квартира — все окна зашторены, и растение круглосуточно нежится под светом специальных ламп.

«Все началось с того, что кто-то лет пять назад прочитал о шалфее в Интернете и заказал его черенки, — рассказывает Ким. — Потом он поделился саженцами со знакомыми — и пошло-поехало». Киму саженцы прислали из Америки, на всякий случай дипломатической почтой — чтобы не проверяли. Растение там запрещено только в двух штатах, а в России вообще разрешено, но так было спокойнее. «А другие [торговцы] просто делали заказы в голландских или английских смарт-шопах, и им доставляли саженцы по обычной почте», — рассказывает Ким.

Это до сих пор возможно. Продавец смарт-шопа Sjamaan («шаман» по-голландски) очень предупредителен. Рассказывает, что из России поступает от 3 до 10 заказов в неделю. «Они все по розничным ценам покупают, — рассказывает голландец. — Но вашей фирме мы можем предложить оптовые скидки до 50%, да и в инвойсе мы цену поменьше напишем, а то у вас, наверное, пошлины высокие». В таможенных декларациях шалфей классифицируют как пищевые добавки или ароматизаторы. Или просто зеленый чай.

Сырье голландцы закупают в Мексике. «Шалфей прорицателей» или «трава Девы Марии» когда-то был священным растением мацатеков. «Растения-психоделики были важнейшей частью религиозных ритуалов мексиканских индейцев до прихода испанцев, — говорит Дмитрий Беляев из Центра мезоамериканских исследований РГГУ. — Впрочем, их использовали в обрядах почти все архаичные общества». Сейчас, по словам специалистов, в Мексике уже нет ни одного племени, которое бы полностью сохранило свои традиции, и психоделики используют лишь единичные деревенские старики-знахари и только в малодоступных горных районах. Теперь шалфей для мацатеков — просто хозяйственная культура; его растит на продажу почти все население города Хуатла де Хименес.

Одним из первых это растение описал в 1950-х годах американский миллионер Гордон Вассон. Он заинтересовался этноботаникой после женитьбы на русской, которая рассказала мужу о том, что на ее родине популярно употребление в пищу дикорастущих грибов. Написав книгу «Грибы, Россия и история», пара отправилась в Мексику — в результате были подробно описаны ритуалы употребления грибов-галлюциногенов, а заодно и волшебного шалфея. Широкой публике он был неизвестен до 90-х, пока его раскруткой не занялся американец Дэвид Зиберт. Он создал информационный и исследовательский центр, посвященный растению-психоделику, и начал проводить любительские эксперименты на себе и всех желающих.

И вскоре шалфей «отправился путешествовать» по миру. Некоторые правительства восприняли его настороженно — в Австралии, Италии, Бельгии, Швеции, Корее и Дании растение запретили. Еще голландская компания Sjamaan не поставляет его в США — тамошний наркоконтроль известен негибким подходом к странным веществам. А в любую другую страну — пожалуйста. Правда, в России опытные торговцы уже открыли местное производство — дешево и не надо лишний раз светиться.

Эта «боязнь светиться» — у всех продавцов шалфея. Формально им предъявить нечего, разве что уклонение от уплаты налогов. Ким даже мечтает расширить ассортимент и приучить покупателя к новым растениям. По его прогнозу, популярностью будут пользоваться и мексиканское закатечичи («листья Бога»), которое делает сновидения гораздо более красочными и реалистичными, и тайский кратом, и африканская ибога. Мешает только страх перед Госнаркоконтролем. «Вроде шалфей не запрещен, но у всех паранойя — все ждут, когда за ними придут, — жалуется Ким. — Как в таких условиях чего-то развивать?»

Не придут, заверили меня в Госнаркоконтроле (ФСКН). До тех пор, пока растение не появится в запретном списке Постоянного комитета по контролю наркотиков. «Сейчас экспериментами с этим шалфеем занимается ограниченный круг людей определенного склада, — говорит представитель ФСКН генерал-лейтенант Александр Михайлов. — Ну и что? Но если это явление станет массовым, появится теневой преступный бизнес — тогда мы будем реагировать».

Глава Постоянного комитета, 86-летний академик Эдуард Бабаян, говорит, что нельзя дожидаться, пока растение завоюет популярность — а в других странах, по его словам, уже «полыхает пожар». «Никакой пользы государству от этого растения нет, один только вред, — негодует ветеран борьбы с наркотиками. — Я думаю, что мы шалфей запретим в ближайшем будущем; может пройти год-два — много бюрократической возни».

Правда, его коллега по комитету Тарас Дудко считает, что все наркосодержащие растения поставить вне закона нельзя — «их тысячи видов: от мухомора до волчьего лыка».

Действительно, в позапрошлом году в России запретили кактус пейот, описанный учеником мексиканского шамана Карлосом Кастанедой. Он содержит запретное вещество мескалин. А другой кактус — «Сан-Педро», тоже с мескалином, — остался «на свободе». И на форуме какого-нибудь интернет-магазина «этноботаники» можно пообщаться в таком духе:

Гость: Скажите, сколько этого кактуса надо съесть, чтобы вштырило?

Администрация: Мы продаем растения только для ботанических исследований, а не для еды.

Гость: Э-э-э, сколько нужно растения, чтобы провести полный комплекс ботанических исследований?

Администрация: 30 граммов.

Антон Злобин, Русский Newsweek

Читайте также: