Украинская «элита»: взгляд через призму истории. Ворье и самозванцев ждут трудные времена

Какие еще страны окажутся во власти социального цунами в ближайшее время? Как поведут элиты этих стран? Окажутся ли они способными встать на защиту того строя, который и сформировал их как элиту? Все это мы узнаем уже в самое ближайшее время..

Безусловно, вопрос о возможности повторения египетского или ливийского сценария в той или иной стране крайне важен сам по себе, однако, на наш взгляд, гораздо более важен вопрос, лежащий в несколько иной плоскости – а как поведет себя национальная элита, если события приму подобный оборот?

В дополнение к этому вопросу уместно задать еще и вопрос о том, а как должна вести себя элита во времена глубочайшего кризиса развития своего народа? Должна ли элита защищать то государство и то общество, в котором она и является элитой, или должна выступить в передовых рядах процессов трансформации, возглавить волну негодования и сбросить правящие режимы, вознесшие ее во власть?

Энциклопедическое определение понятия «элита» (от лат. electus, англ. фр. elite — избранный, лучший) следующее – это неотъемлемая и важная часть любого социума, она осуществляет функции управления социумом, а также выработки новых моделей (стереотипов) поведения, позволяющих социуму приспосабливаться к изменяющемуся окружению. Согласно этому определению элита во многом определяет и формирует общество. Другими словами общество во многом будет тем, каким его сформирует элита. И вот в этом то и кроется основной вопрос, найти ответ на который сегодня крайне важно – как повела себя элита тех государств, которые накрыла волна социально-политического кризиса?

Вопрос о том, была ли элита в этих обществах до известных событий весьма спорный. С одной стороны, конечно, была — во всяком случае, высшие слои общества причисляли себя к элите – это без сомнений. А вот с другой – скорее всего и нет, ведь эта самая элита не только не выступила на защиту государственного строя в своих странах, но во многом и способствовала росту напряженности.

В конце января, спустя всего несколько дней с начала волнений в Египте, в СМИ промелькнула достаточно любопытная информация — в аэропорту города Дубаи (ОАЭ) приземлились один за другим 19 частных самолетов, прилетевших из Каира. Как сообщает Associated Press, на них прилетели представители египетской бизнес-элиты и члены их семей.

По неофициальным данным, среди сбежавших из Египта оказались в том числе близкие Нагиба Сивириса – руководителя телекоммуникационной компании Orascom, считающейся одной из крупнейших в мире. Есть данные, что в Дубаи сбежал и Хусейн Салем – владелец крупной гостиничной сети и близкий соратник президента Египта Хосни Мубарака.

Почему эти люди, без сомнений считавшие себя элитой египетского общества, не предприняли мер не только к недопущению произошедших событий, но бросили все и бежали, как только почувствовали возможную угрозу себе и членам своих семей?

Но это, так сказать, все же, отдельная группа – «бизнес-элита» — и для нее на первом месте стоят интересы дела. Гораздо более тревожным является поведение элиты в лице государственного чиновничества – эскалация напряженности в Ливии сопровождалась чередой заявлений высокопоставленных ливийских дипломатов, спешивших отказаться от своей сопричастности с режимом М. Каддафи. И это при том, что именно при этом режиме и во многом благодаря ему, многие из этих людей достигли своего текущего социального статуса.

Сходной ситуация была и в иных странах – высокопоставленные чиновники при первых сигналах нарастания напряженности в обществе спешили откреститься от того механизма, который и возвел их на высоты государственной власти. Если они были не согласны с проводимой политикой, то что мешало им подать в отставку раньше?

Странно, но опыт С.Хусейна и С.Милошевича так ничему и не научил – в тяжелых условиях лидеры государств, попавших в непростую ситуацию гражданского неповиновения, остаются лишь в окружении ближайших родственников и никакие дифирамбы не способны заставить чиновников положить свою жизнь за того, кто возвел тебя во власть. Сформировать жизнеспособную элиту не так-то просто, а купить ее — невозможно.

К сожалению, российский исторический опыт столь же печален – зима и весна 1917 года показали, сколь изменчива русская национальная элита: еще несколько месяцев назад она с упоением пела гимн и превозносила царя, а уже через несколько месяцев она растоптала его. И это та самая элита, то дворянство, которые должны были быть хребтом русского общества!

Ситуация повторилась в 1991 году — взращенная коммунистическим государственным механизмом чиновничество мгновенно отказалось от него, как только почувствовало угрозу своему существованию как правящему классу. Сегодня все еще можно встретить людей, уже в возрасте, чья карьера состоялась именно в период существования СССР, и которые достигли высочайших вершин бюрократического аппарата ничего из себя не представляя, но даже эти люди считают обязательным для себя сегодня упрекнуть былые годы, в которые им «недоставало свободы».

Тяжело говорить о том, готова ли и способна ли, к примеру, американская элита встать на защиту своего государства – история пока не представила нам такого развития ситуации, когда такая проверка оказалась бы возможной. Однако бурное развитие социально-политической ситуации в мире, вполне возможно еще даст нам такую возможность.

Как это ни удивительно, но в новой истории можно назвать не так много элит, открыто вставших на защиту того строя и того государства, в котором они и были элитой.

Наиболее яркий пример такого ответственного поведения элиты – это советское и германское общества сороковых годов XX века. Я не берусь обсуждать принципы государственного строительства этих двух обществ, однако, без сомнения то, что элита готова была отстаивать и отстаивала эти принципы даже ценой собственной жизни.

Сегодня в опалу попали оба эти общества, но важным остается то, что именно эти общества смогли нащупать те движущие силы государственного строительства, которые позволили в кратчайший срок сформировать настоящую и дееспособную элиту, которая в трагический момент истории встала на защиту того общества, которое и сформировало ее как элиту, а не кинулась в объятия своих оппонентов, предлагавших гораздо более «сладкую» жизнь. Важнейшим и бесспорным является тот факт, что в обоих этих обществах основу элитарного общественного слоя составляло офицерство. Именно офицерство оказывалось тем связующим общество составом, который цементировал его и внушал уверенность в победе даже в самых тяжелых условиях.

Революционная зима 2011 года заставила задуматься над будущим своих стран многих лидеров, как на Востоке, так и на Западе. Не осталось в стороне от этого вопроса и российское руководство – Д.Медведев заявил, что арабский сценарий в России невозможен. Очень хотелось бы верить в то, что за годы преобразований в нашей стране удалось сформировать именно ту элиту, которая готова пожертвовать всем, ради сохранения сформированного общества, и что из России не улетят несколько десятков самолетов в сопредельные страны, как только градус социальной напряженности преодолеет психологический барьер гражданского неповиновения.

Вопрос элиты сегодня, когда в десятках стран проверяется прочность государственных конструкций, становится одним из ключевых, определяющих само существо национальной безопасности, ибо в условиях, когда элита бросает все и бежит, либо поспешно отрекается от собственных принципов, говорить о какой-либо устойчивости государства просто не приходится.

Какие еще страны окажутся во власти социального цунами в ближайшее время? Как поведут элиты этих стран? Окажутся ли они способными встать на защиту того строя, который и сформировал их как элиту? Все это мы сможем узнать уже в самое ближайшее время.

Автор: Григорий Голосов, Центр стратегических оценок и прогнозов

*****

Чем кончается диктатура? Диктаторы восьмидесятых: 30 лет спустя

Сейчас, когда рушатся многие диктатуры, нтересно посмотреть, как сложилась судьба диктаторов былых времен. Век диктатуры долог, но оставаться у власти до самой смерти – так, чтобы эта смерть не была насильственной – удалось только пятерым из трех десятков.

Вот я и произвел нечто вроде эксперимента. В начале восьмидесятых настоящим заповедником диктатур была Африка. Там их было, как сказал поэт, всех цветов, всех размеров и сортов. Эксперимент состоял в следующем: взять список диктаторов, которые правили в Африке 30 лет назад (точнее, в начале 1980-х годов), и посмотреть, что с ними сталось. Исключены лидеры немногих существовавших тогда в Африке демократий, традиционные монархи, а также некоторые правители, которые пришли к власти недемократическим путем, но продержались недолго и, стало быть, на громкое имя диктаторов не тянут.

Сначала – факты, а потом немного обобщений. Жирным выделены названия стран, которые с тех пор перешли к демократии. После имен диктаторов указаны годы их прихода к власти.

* Алжир. Шадли Бенджедид, 1979. Свергнут в результате военного переворота в 1991 г. Последовала гражданская война, унесшая жизни по меньшей мере 150 тысяч человек. Ушел из политики и вернулся в родной город, где живет до сих пор.

* Бенин. Матье Кереку, 1972. Проиграл первые свободные выборы в 1991 г. В 1996 г. был избран президентом на вторых свободных выборах и отработал два определенных конституцией срока (до 2006 г.). Ныне ведет частную жизнь на родине.

* Берег Слоновой Кости (Кот-д’Ивуар). Феликс Уфуэ-Буаньи, 1960. Умер, оставаясь президентом, в 1993 г. Новым президентом стал назначенный им преемник. Ныне страна находится на грани гражданской войны.

* Бурунди. Жан-Баптист Багаза, 1976. Свергнут военными в 1987 г. Долгое время жил в эмиграции, потом вернулся в Бурунди, где, как бывший глава государства, стал пожизненным сенатором.

* Габон. Омар Бонго, 1967. Умер, оставаясь президентом страны, в 2009 г. Новый президент – его сын.

* Гвинея. Ахмед Секу Туре, 1958. Умер, оставаясь президентом страны, в 1984 г. Сразу после его смерти в стране произошел военный переворот.

* Гвинея-Бисау. Луис Кабрал, 1974. Свергнут военными в 1980 г. Бежал из страны, жил в эмиграции, сначала на Кубе, а затем в Португалии, где и умер в 2009 г.

* Джибути. Хасан Г. Аптидон, 1977. В 1999 г. передал власть своему племяннику. Умер в Джибути в 2006 г.

* Египет. Анвар Садат, 1970. Убит исламскими фундаменталистами в 1981 г. Его преемник, Х. Мубарак, был недавно свергнут.

* Заир (Демократическая Республика Конго). Мобуту Сесе Секо, 1965. Свергнут повстанцами в 1997 г. Через несколько месяцев умер от рака в Марокко. В 1998 г. в стране возобновилась гражданская война, унесшая более 5 миллионов жизней.

* Замбия. Кеннет Каунда, 1964. Проиграл первые свободные выборы в 1991 г. В течение нескольких лет продолжал заниматься политикой. В 1999 г. был лишен гражданства. Ныне живет в США.

* Кения. Даниэль Арап-Мои, 1978. Не участвовал в президентских выборах 2002 г. из-за конституционного ограничения по срокам. Новым президентом стал назначенный им преемник. Ныне живет в Кении.

* Коморские о-ва. Али Абдалла, 1978. Убит в ходе военного переворота в 1989 г. После этого в стране было еще несколько переворотов, но ныне она вернулась к конституционному правлению.

* Конго. Дени Сассу-Нгессо, 1979. Проиграл первые свободные выборы в 1992. Вновь захватил власть в результате переворота в 1997 г. Ныне президент Конго.

* Либерия. Уильям Толберт, 1971. Свергнут в ходе военного переворота и убит в 1980 г. Убийцей считается следующий президент Либерии, С. Доу.

* Ливия. Муаммар Каддафи, 1969. Остается у власти, ведет войну против повстанцев.

* Мадагаскар. Дидье Рацирака, 1975. Проиграл первые свободные выборы в 1992 г., эмигрировал. Вернувшись в 1997 г., выиграл выборы и оставался президентом до 2001 г., когда вновь проиграл выборы и снова эмигрировал во Францию.

* Малави. Хастингс Банда, 1966. Проиграл первые свободные выборы в 1994 г. Остался в Малави, подвергался аресту по обвинению в убийстве, но был оправдан за отсутствием доказательств. Умер в 1997 г.

* Мали. Муса Траоре, 1968. Свергнут в результате военного переворота в 1991 г. Длительное время находился в заключении по обвинениям в политических и экономических преступлениях. В 2002 г. помилован. Ныне ведет частную жизнь в Мали.

* Мозамбик. Самора Мошел, 1975. Погиб в авиакатастрофе в 1986 г. Власть сохранила возглавлявшаяся Мошелом партия ФРЕЛИМО.

* Нигер. Сейни Кунче, 1974. Умер, оставаясь президентом, в 1987 г. Его преемник оставался у власти еще 3 года, после чего массовые волнения положили конец режиму.

* Руанда. Жювеналь Хабиаримана, 1973. В 1994 г. самолет, на котором летел Хабиаримана, был сбит по приказу его политического противника. Это послужило толчком к кровавой гражданской войне, вылившейся в геноцид.

* Сан-Томе и Принсипи. Мануэль Пинто да Коста, 1975. После назначения первых свободных выборов в 1991 г. остался лидером бывшей правящей партии (до 2005 г.). Дважды проигрывал выборы. Ныне ведет частную жизнь на родине.

* Сейшельские о-ва. Франс-Альберт Рене, 1977. В 2004 г. уступил власть преемнику. Остается лидером правящей партии. Живет на родине.

* Сенегал. Леопольд Сенгор, 1960. Передал власть преемнику в 1980 г. Жил в Сенегале, сохраняя значительное политическое влияние, но не занимал государственных постов. Умер в 2001 г. во Франции, где провел последние годы жизни.

* Сомали. М. Сиад Барре, 1969. Свергнут повстанцами в 1991 г. После попытки организовать вооруженное сопротивление, бежал в Нигерию, где и умер в 1995 г. Гражданская война, приведшая к свержению Барре, продолжается по сей день.

* Судан. Джафар Нимейри, 1969. Свергнут военными в 1985 г. Несколько лет провел в изгнании, в Египте. В 1999 г. вернулся в Судан и участвовал в президентских выборах, но проиграл. Оставался в стране и продолжал заниматься политикой до смерти в 2009 г.

* Сьерра-Леоне. Сиака Стивенс, 1967. Ушел в отставку (в возрасте 80 лет) в 1985 г., передал власть преемнику. Умер в 1988 г. В 1992 г. в стране началась кровавая гражданская война.

* Танзания. Джулиус Ньерере, 1964. В 1985 г. уступил власть преемнику. До 1990 г. оставался лидером правящей партии, затем работал в международных организациях, продолжая пользоваться значительным авторитетом на родине. Умер в 1999 г.

* Того. Гнассингбе Эйадема, 1967. Умер, оставаясь президентом, в 2005 г. Передал власть сыну.

* Тунис. Хабиб Бургиба, 1957. Свергнут в ходе дворцового переворота в 1987 г. Вел частную жизнь в в Тунисе до смерти в 2000 г. (в возрасте 97 лет).

* Чад. Гукуни Уэддей, 1979. Свергнут военными в 1982 г. Долгое время находился в эмиграции, сначала в Ливии (где его пытались убить ливийские спецслужбы), а потом в Габоне, где находится и сейчас.

* Экваториальная Гвинея. Теодоро Мбасого, 1979. Остается президентом страны.

* Эфиопия. Менгисту Х. Мариам, 1974. Свергнут повстанцами в 1991 г. Бежал в Зимбабве, где остается по сей день, вопреки требованиям нового эфиопского руководства о выдаче по обвинению в геноциде.

Итак, из 34 диктаторов относительное большинство – 15 – лишились власти в результате покушений, переворотов, революций и гражданских войн. Пятеро из них вместе с властью лишились и жизни (если считать Сомору Машела, который погиб в авиакатастрофе при весьма сомнительных обстоятельствах). Из оставшихся десяти пятеро бежали за границу, а пятеро – либо никогда не покидали свои страны, либо вернулись, но серьезных политических ролей уже не играли. Правда, тюремный срок отсидел только один из них, Муса Траоре.

Пять диктаторов пошли на восстановление демократии и, как правило, участвовали в первых свободных выборах, но проигрывали их. Позднее двоим из них удавалось вернуться к власти демократическим путем. Один из пятерых в эмиграции, один умер у себя на родине, подвергаясь судебному преследованию (но до тюрьмы не дошло), а трое еще долго оставались влиятельными политиками.

Век диктатуры долог, но оставаться у власти до самой смерти – так, чтобы эта смерть не была насильственной – удалось только пятерым из трех десятков. Сразу после их смерти у власти оказывались, как правило, заранее назначенные преемники. Шестеро уступили власть преемникам еще при жизни.

В дальнейшем преемники вели себя по-разному. Некоторые из них (Сенегал) инициировали переходы к демократии, а другие (Джибути) правят по-старому. Независимо от этого, остаток дней экс-диктаторы из этой категории провели, как правило, с комфортом, окруженные почетом и уважением на родине. Трое диктаторов, включая Каддафи, до сих пор у власти. Впрочем, власть, как и деньги, в могилу с собой не унесешь.

Автор: Григорий Голосов,, СЛОН.ru

Читайте также: