Бизнес Эрнеста Галиева: как пришло, так и ушло

Финансовый кризис показывает реальную цену украинских миллионеров. В кругу завсегдатаев рейтингов украинских богачей Эрнест Галиев традиционно выглядит не слишком органично. Причин тому несколько. Расскажем о них.

Не так давно на одном из Интернет-сайтов, где безумные мамаши дают друг другу безумные советы по воспитанию детей, разгорелся нешуточный диспут. «Виновницей» разборок стала безобидная сказка о Золушке. Участницы интернет-перепалки утверждали, что ее прочтение может в дальнейшем негативно сказаться на целеустремленности и успешности деток. По их словам, Синдерелла не предприняла никаких усилий, чтобы попасть на бал.

И если дети будут следовать ее примеру, то есть полагаться на появление феи, а не рассчитывать на собственные силы, то в жизни они ничего не добьются. С безумными мамашами дискутировать бесполезно, но их тезис не совсем верен. Открыв очередной ТОП-100 самых влиятельных/успешных/богатых/знаменитых (нужное подчеркнуть), можно обнаружить много подобных Синдерелл. Для кого-то из них сказочной феей стал папочка-чиновник, для кого-то – толковый партнер по бизнесу, для кого-то – наследство заморского дедушки. И вот они в списке долларовых мультимиллионеров.

Но долго ли продлиться их сказка? Если вспомнить, то настоящая Золушка оказалась женщиной мудрой и подарок феи быстренько конвертировала в выгодный брак с принцем. А вот отечественные бизнес-Синдереллы, как правило, понятия не имеют, что делать с внезапно свалившимся счастьем и нередко обильно гадят в душу принцу. В результате совершенно хаотичных поступков и телодвижений их карета превращается в тыкву намного раньше, чем было запланировано. Катализатором процесса стал и финансовый кризис, великая очищающая сила которого все расставляет на свои места и показывает реальную цену украинских миллионеров. Именно такая метаморфоза происходит сейчас с № 54 в рейтинге самых богатых людей Украины по версии журнала «ФОКУС».

Темное дело

В кругу завсегдатаев рейтингов украинских богачей Эрнест Галиев традиционно выглядит не слишком органично. Причин тому несколько.

Во-первых, он является одним из самых молодых долларовых мультимиллионеров в нашей стране. Это уже настораживает, ведь не совсем понятно, где можно было так быстро заработать столько денег, если ты не юный хакер в стиле Билла Гейтса и не представитель династии советских «цеховиков».

Во-вторых, история обогащения Эрнеста Галиева – тайна за семью печатями, в информационном пространстве практически не «засвечена». Если имена других участников подобных рейтингов более-менее на слуху и принадлежащие им активы относительно понятны, то фамилия бизнес-вундеркинда вспоминается с трудом, а его деяния скрыты плотной завесой таинственности от широкой общественности.

И в-третьих, даже обычные факты биографии различные открытые источники трактуют по-разному. Несколько скупых интернет-досье с указанием даты рождения (6.07.1972: по гороскопу Свинья и Рак в одном лице), оконченного ВУЗа (Харьковский инженерно-экономический институт) и сроков депутатства (2002-2006 гг.). Ряд Интернет-изданий утверждают, что он не женат, ряд – настаивает на наличии аж трех жен. Если это еще можно как-то объяснить (ну мало ли, дело житейское), то куда в таком случае то исчезают, то появляются в досье трое детей миллионера.

Зато нет расхождений в различных источниках относительно этапов карьеры Галиева. В 1993 году, едва получив диплом, свежеиспеченный выпускник не самого престижного вуза устраивается начальником отдела ценных бумаг в бурно развивающийся АКИБ «Укрсиббанк». Не всякому «юноше, обдумывающему житье» реально устроиться в такое суперпрестижное на те времена место, как коммерческий банк, особенно сразу на руководящую должность. Налицо наличие мощной протекции, а значит, где-то неподалеку замаячил призрак феи.

Из грязи в князи

Ясность в то, каким образом нажит тот самый пресловутый анонимный «первый миллион», лучше всего могут внести соотечественники по «малой родине» нашей Синдереллы. Своим карьерным ростом Эрнест Галиев, и это ни для кого из харьковчан не секрет, обязан одному из самых крутых украинских олигархов, контролирующему экономику Харьковского региона, Александру Ярославскому.

Причем здесь не идет речь о том, что влиятельный бизнесмен подобрал и выпестовал юного гения. Ситуация намного более банальна – кумовство. В одном из своих интервью Ярославский обмолвился, что он знает Галиева еще с тех времен, как тот был шестилетним ребенком (самому некоронованному королю Харьковщины в то время «стукнуло» на то время 19). Однако, как утверждают заслуживающие доверия источники, на самом деле пристроить мальчика к непыльному делу Александра Ярославского попросила мать Галиева. Великодушный олигарх «по понятиям» отказать не мог и взял по крыло юного Эрнеста, хотя, возможно, и догадывался, что благими намерениями традиционно вымощена дорога в ад.

В общем, с этого момента будущее Галиева было обеспечено, а карьера стремительно пошла в гору. В течение бурных 90-х перед людьми предприимчивыми открывались огромные возможности, чтобы сколотить состояние. Ярославский в полном мере этим пользовался, устанавливая контроль над «вкусными» активами во всех отраслях за счет связей (включая связи с семьей экс-президента Кучмы) и присущей отечественным олигархам «первого призыва» уникальной «чуйки».

В числе этих активов: банки, предприятия энергетической, химической, металлургической отраслей, производственные компании и мобильные операторы. И как сын своего времени «хозяин Харьковщины» традиционно не любил копаться в цифрах и ежедневно «разруливать» бизнес-вопросы, с удовольствием перепоручив это неблагодарное занятие своему подопечному.

Причем, с присущей представителям родственной плеяды олигархов-самородков широтой души подарил за банальную в целом работу СЕО (наемного генерального директора, которому цена в базарный день максимум «двадцатка зелени» в месяц + бонусы-опционы) ни много, ни мало, половину бизнеса. И дело тут не в бизнес-недальновидности «руки дающей», а в том, что в те смутные времена заводик можно было купить за 1-2 годовых прибыли, а делиться такой суммой намного проще, чем сотнями миллионов, которые активы стали стоить впоследствии.

То есть вознаграждение не было настолько колоссальным, особенно если учесть, что реально Галиев не тянул даже на СЕО, и де факто выполнял функцию в лучшем случае главного контроллера-учетчика, «смотрящего» за сохранностью активов, но ничего к их капитализации не приращивающего.

А в придачу к половине бизнес-империи еще и «хлебные» места во власти. С легкой руки Ярославского в 2000 году Галиев по президентской («кучмовской» квоте) попадает в Совет Национального банка Украины. Плюс в 2002 г. с барского плеча Ярославского получает еще и депутатский мандат.

Правда, политическая карьера Галиева больше похожа на курьез, чем на серьезное мероприятие. Причем вся законотворческая деятельность ограничилась периодом с июля 2002 по апрель 2004 года. Чем Галиев занимался в парламенте в период 2004-2006 гг. – не известно, поскольку его «работа» оказалась исключительно непродуктивной и в качестве парламентария он никому не запомнилася. Но зато явно не скучал, так как за четыре года своего депутатства не раз переметался из одного лагеря в другой, сумев сменить три фракции и две депутатских группы (данная информация опубликована на официальном сайте Верховной Рады Украины). Не исключено, что по причине бесполезности Галиева-политика, Ярославский настоятельно рекомендовал ему не участвовать в избирательной кампании 2006 года.

Дай палец…

Зато бизнес-дела лично Галиева (подчеркну – лично его, а не вверенной ему империи) шли путем. Углубившись в завоевания новых активов, основной владелец неформальной группы «Укрсиб» полностью отошел от оперативного управления не только банком, но и другими активами. Имея кредит абсолютного доверия и абсолютный карт-бланш от старшего партнера, Эрнест Галиев развратился абсолютно. Сейчас трудно определить причины его поведения.

Это могут быть как попытки работать исключительно на собственный карман за спиной партнера, так и банальный непрофессионализм. Но чем бы ни мотивировались поступки нашего героя, результат был одним и тем же. Пока его старший доверчивый партнер осваивал и ставил на ноги новые направления бизнеса, Галиев с заслуживающим лучшего применения упорством гробил «старые».

При весьма странных для любого здравомыслящего и дальновидного человека обстоятельствах группа «Укрсиб» под руководством Галиева избавляется от таких перспективных активов, как акции КБ «Надра» и компании «Укрнафта». Холдинг продает свои доли в проектах «Укртатнафта», «Киевстар», «СевГОК», ДМК им. Дзержинского и др. Под контроль другой ФПГ переходит один из крупнейших активов группы — ЗАО «Росава», занимающееся производством покрышек для автомобилей.

Если на момент продажи перечисленных активов неверность подобных решений была ясна экономистам, то сегодня она очевидна для любого гражданина с образованием хотя бы в три класса. Прошло не более 5 лет, а стоимость проданных акций и долей в предприятиях уже в разы превышает ту, по которой они были реализованы Галиевым. Но, видимо, протеже не сильно верил в свое счастье и реальную причастность к бизнесу ФПГ «Укрсиб», предпочитая держать свое состояние в «кэше» (делить «живые» деньги проще, чем работающий завод).

Одновременно с этим происходит ухудшение отношений практически со многими нужными для «Укрсиба» людьми. Галиев, известный своей исключительной нечистоплотностью в отношениях с партнерами, доводит вверенный ему бизнес до того, что на сотрудничество с группой многие идут с неохотой и некоторой опаской.

Итоги такой деятельности плачевны — в 2004 году одно из деловых изданий в статье, посвященной украинским ФПГ, написало об «Укрсибе» буквально следующее: «Вероятно, в ближайшее время одной ФПГ в Украине станет меньше». По сути, вряд ли в числе бизнес-партнеров Галиева по разным проектам (уже личным, без участия бывшего покровителя), среди которых числятся фамилии, ну, о-очень известных персон, значащихся в тех же рейтингах, найдется хоть один человек, который не клял себя за то, что связался с юным махинатором.

О, мягко сказать, непорядочности Галиева свидетельствуют и другие факты. К примеру, по его вине в 2005 году «Укрсиббанк» оказался в центре небольшого скандала. Речь тогда шла о том, что, воспользовавшись служебным положением, наш герой, по слухам, присвоил себе одно крупное животноводческое предприятие. Зато известно, что большинство рейтингов, в которых так любит засветиться Галиев, приписывают нашему герою интересы в аграрном секторе.

Уж не в угоду ли этим интересам была осуществлена данная махинация? Хотя если бы преступление действительно имело бы место, то многочисленные контролеры и регуляторы банков моментально бы вывели мошенников на чистую воду. Скорее всего, рейдерский захват был проделан очень чисто и в полной гармонии с действующим законодательством. Важно другое. Подхватив слух об этой истории, харьковские журналисты подняли крик о том, что в эпоху становления банковской системы и зарождения доверия граждан к финансовым институтам такие действия являются репутационным самоубийством для банка.

О том, что деньги быстро вскружили голову молодому харьковчанину, вселив в него веру в собственное всемогущество, говорит и другой факт. В 2005 году в непростую ситуацию попало самое любимое «детище», самый дорогой меценатский проект и предмет личной гордости Александра Ярославского – футбольный клуб «Металлист».

Совершенно неожиданно для всех о своей отставке заявил Александр Заваров – главный тренер команды, бывшая звезда киевского «Динамо» и сборной СССР. О причинах своего ухода он рассказал в интервью газете «Спорт-Экспресс в Украине», которое для многих стало настоящим шоком. Выяснилось, что бюрократизм в клубе дошел до такого маразма, что Заварову лично приходилось ездить на прием к руководству, чтобы выписать 40 гривен для покупки электрочайника на тренировочную базу.

И это в клубе, на финансирование которого «Укрсиб» выделял миллионы долларов. Но больше всего общественность потрясла следующая фраза знаменитого спортсмена: «Некий Эрнест Галиев приходил на тренировки, учил меня, как нужно подавать угловые и разыгрывать штрафные». Более яркого штриха к психологическому портрету Галиева найти трудно – все признаки мании величия налицо.

В общем, сложно сказать, что именно стало последней соломинкой, переломившей хребет верблюду – то есть заставило Александра Ярославского поверить в необходимости расставания с нерадивым партнером. Скорее всего, комплекс причин, включающие в себя как уже очевидный непрофессионализм Галиева, так и его откровенную непорядочность и работу исключительно на собственный карман.

Близкие к «Укрсиббанку» источники утверждают, что несколько лет назад Эрнест Галиев потребовал от своего партнера, помимо всех остальных предоставленных благ и доли в бизнесе, дать ему еще и конкурентную рыночную зарплату топ-менеджера, так как именно он занимается операционным управлением ФПГ. Как в том анекдоте про директора и его водителя: «А почему не ты меня возишь?». На этот раз, утверждают некоторые, терпение Ярославского лопнуло, и зарвавшемуся контроллеру-учетчику указали на дверь.

Начало конца

Расставались экс-партнеры чинно-благородно, без скандалов и истерик. Вырученные от продажи активов деньги делили поровну, в т.ч. $350 миллионов от продажи 51 % акций «Укрсиббанка» французам из BNP Paribas. В результате сомнительные бизнес-таланты Галиева материализовались во вполне полноценный «кэш».

После «развода» Галиеву достались несколько девелоперских проектов, за ним остался (прямо и опосредованно) миноритарный пакет «Укрсиббанка» плюс «живые деньги». Промышленные активы (включая сочнейший Черкасский «Азот», ведущего отечественного производителя минеральных удобрений и прочих сложных химических веществ), отошли Ярославскому, поскольку его младший партнер боялся, как огня, любого реального бизнеса. Плюс Ярославский остался акционером своего детища – «Укрсиббанка»

С этого момента пути олигарха-покровителя и его неблагодарного выкормыша разошлись, и судьбы их разительно контрастируют. По-прежнему держа руку на пульсе банка, Александр Ярославский создал многоотраслевую группу компаний DCH, объединяющую активы в промышленности, транспортной сфере, в строительном комплексе. Он стал ключевым инвестором подготовки Харькова к Евро-2012, пообещав городу пожертвовать на это дело $607 млн. В общем, ностальгия по канувшему в Лету партнерству его явно не мучает.

А вот Эрнест Галиев оказался в сложной ситуации. Остается загадкой, чем он занимается с декабря 2005 года, то есть с момента разделения ФПГ «Укрсиб». После делового развода он вполне мог проявить себя как самостоятельный бизнесмен, однако этого не произошло – вместо этого Галиев совершил экономическое самоубийство.

Решив последовать примеру бывшего партнера, но не имея для этого ни талантов, ни ресурсов, он еще тогда заявил о намерении заняться девелопментом. Якобы, уже скуплены земли в столице и вот-вот будет объявлено о новых строительных супер-проектах. Но за три прошедших года с этого фронта не поступило ни единой весточки. СМИ приписывают Галиеву интересы в аграрном и финансовом секторе, якобы совместно со Святашем он является собственником одного из харьковских теннисных клубов. О первом уже было сказано, а что же касается финансов, то тут «деятельность» выражается лишь в пассивном владении миноритарным пакетом акций «Укрсиббанка».

Ходят также слухи, что Галиев практически все наличные, полученные от продажи активов, вложил в акции американских компаний. Возомнив себя новым Уорреном Баффетом и соблазнившись беззаботным будущим рантье, infant terrible, потерял бдительность. И финансовый кризис в мгновение ока сожрал весь прилипший к его рукам кэш. Классика жанра – как пришло, так и ушло.

Но несмотря на свое более, чем шаткое финансовое положение, Галиев по-прежнему мелькает на страницах журналов со всевозможными рейтингами, но даже составители этих весьма отфонарных табелей о рангах отмечают, что он стремительно теряет свои позиции. Некоторые аналитики вообще начинают серьезно сомневаться в его платежеспособности и говорят о фактически состоявшемся банкротстве и долговой яме. Особенно после декабрьской истории с собранием акционеров «Укрсиббанка».

Многие издания об этом писали, но если пересказать вкратце, то акционеры должны были принять решение об увеличении уставного фонда, чего настоятельно требует Нацбанк (угрожая неподчинившимся мягкой национализацией). И основной акционер — BNP Paribas, и миноритарий Ярославский готовы были инвестировать необходимую сумму, понимая, что по-другому сегодня нельзя. Но для принятия подобного решения необходимы голоса 100% акционеров, а в карманах Галиева с его 24,5 % свищет ветер. По мнению экспертов, сейчас он лихорадочно мечется в поисках выхода и пытается заболтать ситуацию.

Люди знающие рассказывают, что именно он выжил из «Укрсиббанка» своего старого недруга Александра Адарича, скомпрометировав его в глазах французских партнеров. И тем самым выиграл немного времени. Однако, сколько веревочке не виться, все равно конец будет. Выделять деньги на докапитализацию банка все равно придется, и Галиеву придется так или иначе публично озвучить причины своей неконструктивной позиции.

А значит, неплатежеспособность вчерашнего мультимиллионера перестанет быть секретом. Некоторые источники вообще утверждают, что наш герой уже собрал чемоданы в подготовке к эмиграции (чемодан – аэропорт – Нью-Йорк), так как другого выхода у него нет. А бегство за рубеж, как известно, во все времена была идеальным способом укрыться от возмущенных кредиторов. Это, конечно, только предположение. Но в каждой гипотезе такого рода есть лишь доля гипотезы.

Часы бьют полночь

Вот такая невеселая получается история. Наша Синдерелла совсем не похожа на сказочную. Фею кинула. Карету проиграла в казино. А вместо того, чтобы на празднике жизни активно очаровывать принца, весь вечер пила коктейли за барной стойкой. В итоге сразу после наступления полуночи приходится возвращаться в свой темный чулан. Так, может, правы безумные мамашки. Не стоит рассчитывать на добрую фею, надо чего-то стоить самому? А то ведь полночь близится…

Равиль Гатаулин, для УК

Читайте также: