Кулуарный бизнес в Верховной Раде — непрозрачные загадки

Коммерческие сделки в стенах Верховной Рады и Кабмина — это не всегда коррупция. Десятки компаний арендуют площади в зданиях центральных органов власти, чтобы зарабатывать на депутатах, министрах и их посетителях. 

Все посетители здания Госдумы России обязательно покупают в ее стенах на память какую-то недешевую безделушку. Сувенирный бизнес процветает, исправно пополняя доходы фирм, которые контролируют, как правило, сами депутаты. Мало кто знает, что идея создать торговые ряды в Госдуме принадлежит… Владимиру Жириновскому. Подсмотрел он ее… в Верховной Раде Украины.

Если точнее, произошло это в Страсбурге во время заседания Парламентской ассамблеи Совета Европы в 2002 году. В кулуарах украинские бизнесмены, торгующие в здании парламента, представили свою продукцию. Управделами Рады таким оригинальным способом решило презентовать нашу страну. «Вот до чего украинцы додумались. У нас такого нет!» — воскликнул Жириновский, подойдя к стендам с сувенирами. Он тут же приобрел несколько юбилейных монет и украшений, позвал помощника и велел ему разузнать, как в нашей Раде устроен этот бизнес. А устроен он, как и любой заработок денег в стенах парламента, крайне загадочно.

Как зашел, так и вышел

Чтобы обзавестись торговым лотком в Верховной Раде, следует принять участие в тендере. Правда, в какой именно продукции нуждаются народные депутаты и гости парламента, определяет Управделами аппарата Рады. Здесь все зависит от дара убеждения коммерсантов. Если вопрос решен благополучно, останется лишь заключить договор аренды.К примеру, в здании комитетов ВР по ул. Садовая, 3 съем площади, по словам бизнесменов, обходится в $46 /кв. м в месяц. Эта сумма включает оплату услуг по уборке и охране.

Президент Международной акции популяризации гривни экс-депутат Николай Габер начал свой бизнес в зданиях Верховной Рады и Кабинета Министров одним из первых — в 2000 году, будучи народным депутатом от Блока Юлии Тимошенко, он открыл первые сувенирные лавки. Ассортимент широк — от значков и украшений до коллекционных монет. До 2002 года бизнес неплохо развивался, и сохранять авторитет у парламентских чиновников, которые в любой момент могли прикрыть лавочку, помогало удостоверение народного депутата.

Однако после того, как Габер на очередных выборах в Верховную Раду не попал, над элитными торговыми точками сгустились тучи. В 2003 году Управделами аппарата Рады попыталось лишить его возможности работать в стенах парламента. Николай Габер решил обороняться хитроумными PR-акциями. Возглавляемый им комитет популяризации гривни начал ежегодно выпускать серии сувенирных монет, посвященных историческим личностям. Но не только им. В 2004 году свой профиль на монетах увидел Леонид Кучма, а в 2005-м, после оранжевой революции — Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. Так бизнес и устоял.

Сегодня большая часть выпускаемых монет распространяется бесплатно, в рамках различных PR-акций. Но 10-15% все-таки продается, и этого как раз хватает, чтобы окупить тираж и… обеспечить возможность беспрепятственно торговать на территории государственных учреждений. Продажа сувениров — наиболее прибыльный лавочный бизнес в стенах государственных органов. Стоят они здесь на 30-50% дороже, чем на раскладках на Майдане Незалежности. Но их все равно активно приобретают депутаты, чиновники, представители иностранных делегаций — в качестве подарков. Прибыльность бизнеса г-н Габер не называет, лишь оговариваясь, что в последнее время дела идут не очень хорошо.

Для генерального директора издательства «Фолио» Александра Красовицкого интеграция в государственные структуры давалась гораздо сложнее. Сначала он благодаря связям открыл книжную лавку в Харьковской облгосадминистрации. Поиск возможности открыть торговую площадку в Верховной Раде продолжался несколько лет. «Мы долго искали должностное лицо или орган, которые отвечает за эти вопросы.

А когда все же нашли, оказалось, что арендовать помещение в парламенте достаточно просто», — признается г-н Красовицкий. По его словам, чтобы получить возможность участвовать в тендере Верховной Рады, нужно направить в Управление делами аппарата ВР соответствующее заявление и провести переговоры для получения приглашения на тендер. Красовицкий отмечает, что усилия, потраченные на получение разрешения на торговлю в здании Верховной Рады, не столько приносят прибыль, сколько повышают узнаваемость торговой марки издательства.

В отличие от Николая Габера и Александра Красовицкого, генеральному директору ООО «Киеввнештур» Вадиму Михно открытие офисов в парламенте и Кабмине особых бонусов не принесло. Да ему, в общем-то, это и не было нужно. Офис в здании ВР «Киеввнештур» открыл лишь для… облегчения курьерской доставки авиабилетов народным депутатам.

Дело в том, что в 2009-м компания выиграла тендер на продажу авиабилетов в Верховной Раде, но больших прибылей эта победа, по словам г-на Михно, не принесла: полеты на внутренних рейсах для нардепов бесплатны, а покупки билетов для поездок за рубеж — единичны. Именно по этой причине, а также из-за регулярных задержек с оплатой услуг, предприниматель отказался от сотрудничества с большинством своих государственных «партнеров». «Работаем только с теми, кто платит вовремя, в частности, с Минэкономики и Минтруда», — отмечает Вадим Михно. Кроме того, у компании есть персональные договоры на туристическое обслуживание с двумя десятками депутатов.

Корпорация «Инком», которая продает ВР, Кабмину и Секретариату президента компьютеры и комплектующие к ним, тоже некоторое время рассматривала возможность аренды помещений в парламенте и правительстве. Но, присмотревшись, решила «не связываться». По словам Николая Довженко, вице-президента корпорации «Инком», обслуживающей информационные системы ВР и Кабмина, нынешние схемы взаимоотношений не позволяют компаниям стратегически развивать сервисы для органов государственной власти.

«В работе с государственными организациями можно выделить два блока: финансовый и процедурный. Первый связан с финансовыми рисками, которые несут IТ-компании. Мы довольно часто выполняем поставки импортного оборудования. При этом известно, что в государственных структурах законодательно затруднено получение предоплаты. В условиях ограниченного финансирования со стороны банков компания-поставщик, победившая в тендере, вынуждена брать на себя все сопутствующие риски: курсовые, обеспечения сроков поставок и прочее. Второй отражает шероховатости во внутренней организации государственных закупок.

Так, государственной структуре для масштабной модернизации, а не разовой акции, необходим срок от одного года до пяти. Практически всегда за это время меняется кадровый состав учреждения, соответственно — изменяется понимание задач, вообще необходимость их решения. Бюджеты на IТ открываются, закрываются и пересматриваются… В итоге плановой работы не происходит, а программы развития застревают на промежуточных этапах».

Непрозрачные загадки

Управляющий делами аппарата Верховной Рады — государственного органа, в зданиях которого в первую очередь пытаются начать свой бизнес предприниматели — Владимир Маслаков не нашел что ответить на вопрос «ВД» о подробностях процедуры получения бизнес-структурами разрешения на торговлю в стенах парламента. По его словам, этот вопрос «не входит в компетенцию управляющего делами (аппарата Верховной Рады — прим. «ВД»)». Это более чем странно, ведь, в соответствии с внутренними инструкциями аппарата ВР, именно Управление делами курирует проведение тендеров, на основании которых определяются компании, обслуживающие парламент.

По словам Сергея Саса, первого заместителя председателя парламентского комитета по вопросам регламента, в сфере проведения тендеров аппарат парламента не подконтролен нардепам. Контролирующие органы, такие как ГлавКРУ или Счетная палата, проверяют лишь правильность расходования бюджетных средств, выделяемых на обеспечение парламентской деятельности. В свою очередь средства, полученные аппаратом Верховной Рады в качестве платы за аренду площадей в парламентских зданиях, поступают в специальный внебюджетный фонд. Это своеобразная «заначка» аппарата на случай, например, задержки с выплатой заработной платы.

Впрочем, проверять правильность расходования средств из специальных фондов имеет право… исключительно сам аппарат Верховной Рады. По аналогичной схеме расходуются средства, полученные за аренду торговых площадей и офисов в зданиях Кабмина или СП. Правда, доходы от такой деятельности в стенах означенных учреждений в несколько раз ниже, чем у аппарата Верховной Рады — предприниматели сетуют, что у торговых точек, размещаемых в здании Кабмина и Секретариата президента, «чрезвычайно низкий покупательский поток». В связи с тем, что пропускной режим здесь гораздо жестче, мотивация к покупке гораздо ниже. Да и посетителей в этих зданиях значительно меньше, чем в ВР, где министры, сотрудники Секретариата президента или рядовые чиновники министерств и ведомств появляются не реже, чем в «родных» учреждениях.

Значит, это кому-нибудь нужно

Предприниматели, торгующие в стенах органов власти и опрошенные «ВД», полагают, что в таких коммерческих точках посетители ВР, КМ и СП ежедневно оставляют в общей сложности около 1 млн грн. Хотя бизнесмены находят этот показатель невысоким, тем не менее в приватных беседах отмечают рост конкуренции за торговые площадки в главных зданиях страны. А значит, будут расти и соблазны сотрудников аппарата Верховной Рады, напрямую контролирующих допуск компаний к участию в тендерах.

К сожалению, «ВД» в очередной раз столкнулась с закрытостью этой структуры, руководство которой, похоже, слишком далеко ушло от понимания своей реальной роли в государственной системе. Пока в работе аппарата отсутствует прозрачность, нужно быть готовым к тому, что уже в скором времени в стенах Верховной Рады будут презентовать последние иномарки, а в Кабмине «местные» туристические компании начнут шумные акции по продаже горящих путевок. Когда законы забываются, бизнес-интересы торжествуют.

Валерий Камчатный: «В Верховной Раде нет бизнеса»
Заместитель председателя комитета ВР по вопросам регламента Валерий Камчатный, как и большинство депутатов, уверен, что коммерческая торговля в стенах Верховной Рады — нормальное явление. Более того, парламентских предпринимателей он воспринимает в большей степени как помощников, а не бизнесменов.

Народные депутаты интересуются, какие компании занимаются предпринимательской деятельностью в Верховной Раде?
— В Верховной Раде нет бизнеса (компаний, арендующих помещения под офисы — прим. «ВД»). Вряд ли стоит сюда относить аптечный киоск. Там много лет работает одна и та же женщина, провизор, и я не уверен, что за ней стоит какая-то компания. Есть у нас киоск по продаже косметики и парфюмерии. Есть еще киоск по продаже галантереи, я там зубную пасту покупаю. В этом киоске работает женщина, частный предприниматель. Раньше она работала на автобазе Управления делами (аппарата ВР — прим. «ВД»), потом ее сократили, она была вынуждена переквалифицироваться. Эта предпринимательница победила в конкурсе, проведенном Управлением делами (аппарата ВР — прим. «ВД») и получила право торговать в стенах парламента. Я могу вам ответственно заявить: никаких офисов частных компаний в Верховной Раде нет.

Но это не совсем так. По информации «ВД», как минимум одна компания арендует офис в Верховной Раде — ООО «Киеввнештур».
— А-а… Так это кассы по продаже авиабилетов. Вероятно, когда-то был проведен соответствующий тендер. Я вам скажу, что в Киеве есть немного компаний, способных обеспечить продажу авиабилетов народным депутатам — здесь есть своя специфика. О существовании офисов других компаний мне неизвестно. Я занимался проверкой использования помещений Верховной Рады, заходил практически во все кабинеты и никаких признаков существования частных компаний там не обнаружил.

«ВД» стало известно, что аппарат ВР согласовывает список газет, которые продаются на раскладках в парламенте. Разве это не вмешательство в хозяйственную деятельность бизнеса?
— Периодику в Верховной Раде продают предприниматели, условия работы которых диктует рынок. Они сами решают, какие издания приобретать или не приобретать. Я хочу сказать, что средства, поступающие (в бюджет аппарата ВР — прим. «ВД») от аренды, незначительны. Все киоски работают для удобства депутатов. Вот, например, мне нужно купить книгу, я пошел в ларек и купил ее, и мне незачем куда-то ехать для этого.

Иван Красиков, Власть денег

Читайте также: