Минздрав не предупреждает! Мы его выберем, а он — окочурится?..

Информация о реальном состоянии здоровья кандидатов в президенты Украины — тайна за семью печатями. Она строго охраняется не только их лечащими врачами, но и помощниками, отвечающими за публичные коммуникации. В итоге голосовать на выборах придется за «кота в мешке»: гарантий того, что новый президент не окажется на больничной койке вскоре после инаугурации, не существует. 

По официальной версии, все советские вожди — от Ленина до Черненко — крепко держали бразды правления «нерушимым» государством, даже когда на самом деле уже находились при смерти. Поэтому новости о неожиданной кончине Владимира Ильича или Иосифа Сталина, «тайно» болевших в последние годы жизни, надолго повергали Союз в шок. Юрий Андропов и Константин Черненко получали власть, будучи уже с букетом тяжелых хронических заболеваний, но это тщательно скрывалось от общественности.

Благодаря ловким манипуляциям узкого круга посвященных, Андропов пять месяцев создавал видимость личного управления государством из больничной палаты. Все это время страна жила в твердой уверенности в его скором выздоровлении. Скрывать правдивую информацию о здоровье политических лидеров одних заставляет врачебная этика, других — более меркантильные цели. Руководители государства, подтачиваемые болезнью, — что может быть выгоднее для их ближайшего окружения.

Ведь де-факто оно получает неограниченные возможности дирижировать «государственным ансамблем» из-за кулис. Современные украинские политики и их «придворные» почти не уступают советским в желании возвести информацию о состоянии здоровья в ранг государственной тайны.

Совершенно секретно

Возможно, будь Виктор Ющенко в 2005 г. полностью здоров, его соратники по «оранжевому» лагерю не получили бы повод усилить борьбу за власть, а стране не пришлось бы переживать очередной политический кризис. Наверняка меньшую самостоятельность имел бы и Секретариат главы государства, если бы у президента не было необходимости периодически отбывать за границу на лечение. Пока зарубежные врачи занимались восстановлением здоровья главы государства, факсимиле с его подписью находилось в распоряжении его Секретариата. По словам тогдашнего главы СП Олега Рыбачука, он передал факсимиле своему заместителю — Ивану Переходе.

Г-н Рыбачук признается, что факсимиле ставили и на указы президента (см. «Муки великого визиря», «ВД» №22 с.г., стр. 10). Но кто знает, каким окажется самочувствие следующего главы государства? На официальный запрос «ВД» касательно готовности предавать огласке данные о своей физической форме, все ведущие претенденты на президентское кресло ответили официальным молчанием. Пресс-служба Виктора Януковича не спешит распространяться о последствиях операции на коленном суставе лидера «бело-голубых».

И игнорирует вопросы о том, как отразятся проблемы с коленом на дееспособности политика, в 2007-м несколько раз отлучавшегося с поста премьер-министра на лечение за рубеж, оставляя вместо себя Николая Азарова. Пресс-служба Юлии Тимошенко аналогичным образом поступила с вопросами относительно угроз здоровью действующего премьера. На одном из закрытых заседаний Леди Ю пожаловалась соратникам на проблемы с сердцем, но официальная просьба «ВД» подтвердить или опровергнуть эту информацию на момент публикации осталась без ответа.

Не проявили желания подтвердить готовность справляться с недюжинными моральными и физическими нагрузками на президентском посту и следующие за двумя лидерами соцопросов кандидаты — Арсений Яценюк, Владимир Литвин, Петр Симоненко. Прочие непроходные претенденты предпочитают поддерживать идею публичности на словах, а на практике — отшучиваются по поводу своего здоровья. Лидер УНП Юрий Костенко, смеясь, предложил корреспондентам «ВД» посетить его утренние занятия спортом. «Свою способность работать я подтверждаю ежегодным восхождением на ту или иную вершину. Этого достаточно для того, чтобы люди знали о состоянии здоровья кандидата в президенты», — говорит он.

А вот из Секретариата президента на наш запрос пришло целое письмо, из которого, впрочем, ничего нового известно не стало. «Виктор Ющенко на сегодня является абсолютно здоровым для своего возраста человеком. Клиническими и амбулаторными обследованиями не зафиксировано никаких угроз ухудшения состоянию его здоровья…

Но ваш запрос относительно предоставления информации об условиях курса реабилитации президента Украины после отравления, полного перечня перенесенных им болезней и полученных травм, возможных угроз ухудшения здоровья не имеет ничего общего с принятым в мире форматом соответствующего сообщения», — говорится в ответе, подписанном пресс-секретарем главы государства Ириной Ванниковой. Согласимся, что в мире действительно можно встретить немало примеров формального подхода к оглашению информации о здоровье политиков, за что они заслуженно становятся объектами критики.

Врачи vs политики

Регулярные публикации коммюнике и бюллетеней о здоровье глав государств в Евросоюзе или США часто не вызывают резонанса у публики. Их авторство принадлежит личным врачам политиков, не всегда искренним в силу дружеской близости к своим пациентам либо совмещения врачебной практики с должностью госчиновника.

Но вместе с тем дискуссии вокруг темы здоровья первых лиц государства дали толчок здравой идее обязательного освидетельствования кандидатов на высшие посты независимыми медкомиссиями. К примеру, во Франции дискуссия по этому поводу возникла сразу после смерти президента Жоржа Помпиду в 1974 г., личный врач которого не решился рассказать о настоящем диагнозе своего пациента не только общественности, но даже ему самому. Сторонники предварительного обследования претендентов на высшие государственные должности есть и в Украине.

«Должна быть создана независимая комиссия, в состав которой войдут не только представители профильного министерства (оно не может быть независимым), но и ведущие специалисты во всех областях медицины. В первую очередь: кардиолог, психоневролог, гастроэнтеролог и рентгенолог, — убежден Михаил Радуцкий, совладелец и президент клиники «Борис».

— Обследуемые должны пройти полную диспансеризацию. А врачам следует находиться под дополнительной присягой о неразглашении информации, помимо закона, устанавливающего врачебную тайну. Возможно, необходим даже конкурсный отбор врачей, потому что политики должны быть уверены, что результаты их тестов впоследствии не окажутся в интернете. Вердикт такой комиссии должен приниматься во внимание, например, Центризбиркомом».

Медицинская этика запрещает врачам оглашать информацию о здоровье больных. В отношении высокопоставленных чиновников украинское законодательство делает исключение только для президента. Согласно Конституции, парламент может рассмотреть вопрос о дееспособности главы государства на основании «медицинского вывода». Но кто должен делать этот вывод и при каких обстоятельствах президент должен пройти обследование — Конституция не указывает. Что уж говорить о кандидатах в президенты, а тем более мэрах и губернаторах. О состоянии их здоровья украинцы лишь строят предположения, глядя в телевизор.

Единственным из опрошенных нами кандидатов в президенты, который согласился рассказать о своих болячках, стал имеющий медицинское образование Олег Тягныбок. Он поведал «ВД» о проблемах с позвоночником (травма при игре в баскетбол за студенческую команду) и почками (простудил и долго лечил). Идею обнародования результатов медицинского обследования кандидатов в президенты Тягныбок считает верной.

«Врач тоже может поставить диагноз, который не соответствует действительности. Поэтому должны быть гарантии независимой экспертизы — диагноз должен ставить консилиум врачей. Но такие обязательные обследования для кандидатов на президентский, премьерский посты или кресло спикера парламента вполне могут быть, — полагает Олег Тягныбок. — Я помню, когда был избран народным депутатом в 1998 г., нас чуть ли не в принудительном порядке заставляли ежегодно проходить медицинские обследования в поликлинике при ВР».

Добровольно-принудительно

В странах США и ЕС регулярные обследования высокопоставленных чиновников проводятся раз в полгода. «Психоэмоциональная нагрузка на политиков — особенно такого ранга, как первые лица государства, — настолько высока, что риск сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний в разы выше, чем у людей любой другой профессии, — констатирует г-н Радуцкий. — Диспансеризация — это ранняя диагностика, и для самих политиков лучше выявить заболевание на раннем этапе, а не когда уже ничего сделать нельзя». В Украине стараются придерживаться нормы о регулярных обследованиях для должностных лиц, но информация об их результатах носит максимально непубличный характер. А принудительно заставить политика проходить медкомиссии и вовсе невозможно.

В начале 2009 года народные депутаты, а затем и Минздрав предлагали столичному мэру пройти психиатрическую экспертизу. Но предложение не нашло отклика у Леонида Черновецкого. Не так давно он в пятый раз за нынешний год сходил в отпуск, проведя в нем в общей сложности более 80 дней. Причина столь частого отсутствия городского головы Киева на рабочем месте не разглашается, и заставить его сделать это никто не может.

Несмотря на то что в Законе «О государственной службе» есть положение о том, что при поступлении на работу и во время исполнения обязанностей высшим должностным лицам необходимо проходить регулярные медобследования, принудить их к этому никто не берется. Ростислав Валихновский, замруководителя Госуправделами, на этот счет лишь разводит руками: ни в его ведомстве, ни в Минздраве не имеют законных возможностей заставить человека принудительно сдавать тесты и анализы: «Не только мэр Киева, но и другие должностные лица не придерживаются правила о регулярных обследованиях. Но мы не можем заставить их это выполнить принудительно. Нет такого положения, которое делало бы скрининговые обследования обязательными».

Законодательство полагается на политическую волю и благоразумие должностных лиц, но те отнюдь не стремятся эти качества демонстрировать. Следует ли в таком случае ужесточать закон, ограничивая возможности политиков скрывать правду о своем здоровье? Скорее всего, ответ на этот вопрос утвердительный, ведь речь идет о тех, чье физическое и психологическое состояние влияет на благополучие всей страны. Советский принцип утаивания данных о самочувствии госдеятелей явно себя изжил.

Ростислав Валихновский: «В Украине нет правил освещения состояния здоровья первых лиц»

Бывший лечащий врач Виктора Ющенко, в настоящее время курирующий медицинское направление в Государственном управлении делами, считает необходимым на законодательном уровне установить требования к опубликованию информации о здоровье первых лиц.

— Вы относительно часто выступаете с информацией о состоянии здоровья президента. Это обязанность или стечение обстоятельств?

— Подобная практика существует в США и ЕС. Правило хорошего тона — информировать общество о том, как себя чувствует президент. Демократическое общество, которое формирует Украина, требует того, чтобы мы постоянно говорили о состоянии здоровья высших должностных лиц, потому что от этого зависит работоспособность государства. К тому же, наш президент был отравлен. Ни один из нынешних президентов не был таким больным. И этот вопрос вызывает большой интерес в западных СМИ, в т.ч. медицинских.

— На каких условиях президент согласился обнародовать информацию о своем здоровье?

— Безусловно, мы обсуждали этот вопрос и непосредственно с президентом, и с информационной службой Секретариата президента, которая курирует это направление. Мы с ними работаем в тесном сотрудничестве, все декларируется — объем, наполнение, форма подачи информации.

— Близость к главе государства обязывает озвучивать преимущественно положительные тезисы, не так ли?

— Принцип достоверности, открытости и профессиональности мы выдержали. Тот объем информации, что был необходим, предоставлялся, когда президент отъезжал на обследования в Швейцарию, все задокументировано и отвечает действующему законодательству о труде.

— Если бы у вас были основания утверждать, что состояние здоровья вашего пациента не позволяет ему дальше руководить страной, вы бы выступили в прессе с таким заявлением?

— Безусловно. Но ни разу за время каденции президента Виктора Ющенко у него не было такого состояния, которое позволяло бы нам утверждать, что он не может выполнять свои обязанности. Он всегда был работоспособен, и это подтверждено тестами, которые являются золотым стандартом в западной профессиональной медицине.

— Считаете ли вы необходимым создание независимой медицинской комиссии, которая отвечала бы на один вопрос: может ли президент руководить страной?

— Эта независимая комиссия была создана, в ней участвовали лучшие независимые зарубежные и местные эксперты. Результаты ее работы есть в Генеральной прокуратуре. Выводами этой комиссии работоспособность президента полностью подтверждена.

— Информация о регулярных обследованиях первых лиц государства не является публичной за границей?
— За рубежом хрестоматийный подход предусматривает дозированность подачи такой информации. Общие показатели должны быть полностью освещены, потому что от этого зависят управленческие решения в государстве, общество должно их знать. Но, безусловно, результаты тестов, анализов, аппаратных исследований — это врачебная тайна, которая защищена законом. У нас закон, который регулировал бы этот вопрос, четко проводил границу между тем, что можно освещать, а что — нет, отсутствует. Мне было бы легче, не изобретая колесо, руководствоваться этим законодательством. Но ввиду его отсутствия мы использовали протокол, который действует за рубежом, и публиковали информацию в рамках европейского права.

Владимир Вечерко: «Медкомиссия кандидатам в президенты не помешает, но сейчас не время ее создавать»

Хирургу-нардепу из Партии регионов Владимиру Вечерко не раз приходилось иметь дело с высокопоставленными пациентами. Он полагает, что украинцы имеют право знать о болезнях обитателей политического Олимпа, но не уверен, что избиратели сами этого хотят.

— В каких случаях и в каком объеме врач обязан обнародовать информацию о болезни политика?

— В тех случаях, когда недуг политика может помешать ему руководить государством.
В каком объеме? В достаточном для того, чтобы простой гражданин без медицинского образования мог представить и понять реальную ситуацию с состоянием здоровья некого государственного мужа. На уровне подсознания для граждан важно знать, что руководители государства здоровы. В то же время не стоит переоценивать значение этой информации. Если недуги первых лиц государства не мешают им руководить страной, они не должны беспокоить граждан.

— Следует ли в Украине создавать медицинскую комиссию, которую будут обязаны проходить кандидаты на руководящие посты в государстве перед тем, как на них выдвигаться?

— Думаю, что лучшей комиссией будет сознательность и объективность граждан, а также ответственность самих кандидатов. Если представитель общественности видит некую неадекватность кого-то из кандидатов, он не будет за него голосовать. И если кто-то из кандидатов осознает, что состояние его здоровья не позволит ему осуществлять эффективное руководство страной, он просто не должен баллотироваться на этот пост. Возможно, специальная медкомиссия не помешала бы. Подобно медицинским комиссиям при органах внутренних дел: можно обеспечить ее объективность. Но не то сейчас время, чтоб говорить о ее необходимости. Уж слишком много других проблем и в государстве, и в обществе. Я считаю, что до тех пор, пока состояние собственного здоровья большинства граждан будет волновать их больше, чем здоровье политиков, в такой комиссии нет потребности.

— За рубежом данные о состоянии здоровья высокопоставленных лиц публикуются на регулярной основе, неужели украинские граждане не должны знать, насколько здоровым политикам они передают власть?

— И в США, и во многих странах-членах ЕС, власть — это нанятые гражданами исполнители. И как каждый наниматель имеет право на информацию о состоянии здоровья своих сотрудников, общественность имеет право на информацию о состоянии здоровья первых лиц государства. Ведь общество нанимает этих политиков, из налогов им выплачивается зарплата и т.д. Я подчеркиваю — имеет право владеть информацией. Но насколько сегодня украинским гражданам нужно это право, мне судить тяжело. Я считаю, что сегодня у нашего общества есть куда более глобальные вопросы, чем насморк президента.

Алиса Юрченко, ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Читайте также: