Акции мафии снова в цене. Якудза выходит на финансовые рынки

Национальное полицейское агентство Японии (НПА) опубликовало доклад о состоянии дел в борьбе с организованной преступностью, носящей общее название якудза. Сообщается, что численность якудзы на сегодня – чуть более 40 тыс. человек. Но если к этой цифре прибавить всякого рода помощников и сочувствующих, то армия мафиози станет вдвое больше. Но самое главное, в докладе утверждается, что преступники начали активно внедряться в финансовые компании и банки, то есть энергично осваивать прибыльные рынки. Публикация полицейского доклада совпала с первым массовым выступлением простых граждан против якудзы: в конце прошлой недели полторы тысячи жителей городка Куруме обратились в суд с иском о выселении членов местной мафии.

В докладе НПА говорится о том, что несколько тысяч финансистов, сотрудников вполне легальных фирм, связанных с якудзой, торгуют акциями на фондовых биржах. По мнению специалистов по организованной преступности, якудза быстро превращается в крупнейшую частную фирму Страны восходящего солнца. Обычно же представители мафии занимались рэкетом, торговлей наркотиками и тому подобными делами. Изменение «профиля» их деятельности, по мнению экспертов НПА, грозит поколебать устои японской экономики.

Несколько лет назад газеты многих стран перепечатали новость японских СМИ о том, что дефицит «рабочей силы» среди гангстеров вынудил местных королей преступного мира давать в газеты объявления о приеме всех желающих на службу – для пополнения банд киллерами, грабителями и рэкетирами. Сотни ничего не подозревавших мужчин приходили устраиваться «шоферами» или «клерками», а взамен получали предложения немного поработать в якудзе.

«Я пришел по газетному объявлению в контору, надеясь получить место водителя грузовика, – рассказал недавно по телевидению Хидео Кубо, арестованный по обвинению в рэкете. – А мне поручили ломать людям руки и ноги. Я согласился, потому что деньги предложили хорошие, за баранкой столько не заработаешь…»

В отличие от сверхзасекреченного криминального мира Америки, японские мафиози никогда не делали тайны из того, чем они занимаются. Некоторые, самые отчаянные, даже вешали на дверях своих домов и кабинетов таблички со словом «якудза».

Когда правительство начало бороться с организованной преступностью по-настоящему, эти смельчаки угодили за решетку первыми – благо, найти их было проще простого. Благодаря принятым в 1990-е годы жестким законам в тюрьмы удалось посадить более 14 тыс. членов якудзы.

Однако сложившаяся у многих идиллическая картина о разгромленной якудзе оказалась, увы, далека от действительности. Японская организованная преступность на самом деле понесла серьезные потери, однако быстро смогла перестроиться в духе времени. В составленном сотрудниками НПА черном списке компаний, связанных с мафией, насчитывается более 200 фирм, многие из которых хорошо известны даже за рубежами Японии. Проблема проникновения оргпреступности в легальный бизнес оказалась настолько серьезной, что Осакская фондовая биржа была вынуждена значительно ужесточить требования к зарегистрированным фирмам. В результате нескольким десяткам компаний теперь грозит исключение.

С якудзой простые японцы обычно предпочитают не связываться. Поэтому такой широкий резонанс получила петиция полутора тысяч жителей городка Куруме в префектуре Фукуока, которые обратились в суд с требованием избавить их от гангстеров. Они хотят выселить членов банды дожинкай (местное подразделение якудзы), которые владеют тремя соседними зданиями в самом центре торгового квартала Куруме. В одном из зданий располагается штаб-квартира дожинкая, а два других они сдают в аренду. Численность местных мафиози достигает тысячи человек, и с конца 1960-х годов эта группировка контролирует некоторые районы на юго-западе страны.

В своем обращении горожане пишут, что присутствие гангстеров нарушает их конституционное право жить в мире и покое. Они утверждают, что рискуют оказаться невинными жертвами разгорающейся войны между дожинкаем и другой бандой – кюшу-сейдокай. Этот конфликт начался еще в 2006 году, и с тех пор все время сопровождается человеческими жертвами, включая случайных прохожих. После обстрела штаб-квартиры дожинкая полиция какое-то время охраняла здание, но в июне посты были сняты. С тех пор обитатели соседних домов живут в постоянном страхе перед очередными бандитскими разборками.

В принципе в Японии ничего противозаконного в том, чтобы считаться членом якудзы (если нет конкретных доказательств совершения преступлений), нет. Скорее всего, судьи сочувственно выслушают просьбу горожан, но ничего не сделают. Если, конечно, в ближайшее время не произойдут какие-либо новые кровавые разборки.

ЭТИКА ЯКУДЗЫ

Обряд юбитсуме был показан в сотнях японских фильмах. Так называется жутковатая и одна из наиболее известных традиций японской мафии, когда провинившийся бандит, желая доказать своему крестному отцу, оябуну, преданность и показать, что его не страшит боль, отрезает фалангу мизинца и преподносит ее на белоснежном платке в качестве подарка боссу. На прошлой неделе об этом обычае японцам напомнил арест доктора Шина Ки Те, корейца по национальности, которого обвиняют в пособничестве криминальным элементам. Шин Ки Те виноват не только в том, что не остановил одного мелкого бизнесмена, который провел обряд юбитсуме, но и в том, что списал стоимость операции на счет министерства здравоохранения. В Стране восходящего солнца за расходованием общественных денег следят очень строго.

Как выяснилось, Киоджи Какутани стал банкротом и задолжал крупную сумму якудзе, вложившему большие деньги в его бизнес. Разорившись, Какутани решил искупить вину традиционным способом. Он пришел в клинику к Шину и попросил помощи. Доктор дал пациенту анестезирующее лекарство и проследил, чтобы отсечение мизинца при помощи молотка и долота прошло без заражения и других нежелательных последствий. «Я не мог отказать ему в просьбе, – объяснил свое «пособничество» добрый доктор стражам порядка. – Если бы он сделал это сам, без моей помощи, то моя клиника была бы вся залита кровью, а я не хотел этого».

Однако Киоджи Какутани старался напрасно. Оябун, узнав о его походе в больницу и о том, что юбитсуме прошло под местной анестезией, возмутился. Он заявил, что нарушены древние правила, и признал обряд недействительным.

Чем закончится арест для Шина Ки Те, неизвестно. В Японии судьи славятся своей строгостью к самым мелким нарушителям закона. Так что доброго доктора вполне могут упрятать за решетку.

Петр СЕРГЕЕВ , Новая газета

Читайте также: