Бомжи Одессы в советское время «жировали» даже на даче Сталина!

…Одесская свалка представляла собой огромную территорию, поделенную бомжами на отдельные секторы. Нарушать границы этих секторов чрезвычайно опасно, так как бомжи ревностно относятся к «нарушителям конвенции». Свалка являлась постоянным местом жительства свыше 15 000 бомжей. Здесь свои законы, свои правила поведения и взаимоотношений. Много бомжей образовали на свалке семейные пары…

Это дело рассматривалось в Приморском районном суде города Одессы. Подсудимый Вяткин, освободившись из мест лишения свободы, получил в Одессе паспорт, но не прописался, стал вести антиобщественный паразитический образ жизни, за что неоднократно задерживался работниками милиции. Его предупреждали, брали подписки о прекращении нарушений паспортных правил и ведения бродячего образа жизни. Однако Вяткин продолжал проживать без прописки.

Вяткина очередной раз задержали и отправили в приёмник-распределитель, а затем против него возбудили уголовное дело. Подсудимый Вяткин признал себя частично виновным в том, что он действительно с момента освобождения из мест лишения свободы и получения паспорта проживал без прописки, тем самым нарушал паспортные правила, из-за плохого заработка менял места работы. С учетом личности подсудимого, в прошлом неоднократно судимого, суд признал виновным Вяткина и вынес приговор: полтора года лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.

Вот так во времена Советского Союза государство боролось с беспризорниками. Следует отметить, что в 70-е годы бомжей было намного меньше, чем в наши времена.

1951 год. Двое одесских бомжей, Кириллов и Сайфудилин, решили поехать в Сочи. Они бродили по Сочи, питались отходами сочинских ресторанов, промышляя на пляжах мелким воровством. Далее они углубились к горным массивам и однажды перелезли через высокий забор и оказались в парке, где в пруду находилось много белых лебедей. Они решили украсть одного лебедя и попробовать зажарить его и съесть. Им удалось схватить одного лебедя, и они радостно отправились восвояси. Каково же было их удивление, когда их схватила милиция. Уже в опергруппе санатория одесские бомжи узнали, что они попали на дачу Сталина, который в этот период отдыхал здесь. Правда, Кириллов, когда они ловили лебедя, показывал на человека, который проходил поблизости, говорил, что этот незнакомец похож на Молотова. Еще больше удивились бомжи, когда узнали, что проходящий незнакомец действительно был Молотовым.

Случай помог бомжам. Чтобы не раздувать дело, охранники дачи Сталина передали бомжей Сочинской милиции. В этот период начальником Сочинской милиции был одессит, полковник милиции Владислав Радзинский, который направил одесских бомжей с сопроводиловкой в Одессу. По прибытии в Одессу бомжи были направлены на 101-й километр от города, где располагался центр бомжатничества, проституток и наркоманов.

Одесская свалка представляла собой огромную территорию, поделенную бомжами на отдельные секторы. Проходить территорию этих секторов чрезвычайно опасно, так как бомжи ревностно относятся к «нарушителям конвенции».

Свалка являлась постоянным местом жительства свыше 15 000 бомжей. Здесь свои законы, свои правила поведения и взаимоотношений. Много бомжей образовали на свалке семейные пары. И сегодня женщины, как в старину, готовят пищу на примусах и керосинках, стирают белье, купаются из шаек (большие тазики).

Бомж Литвиненко, 58 лет, жил на своем секторе с 32- летней пьяницей Марусей Воравой. Однажды вечером, в теплый июльский день 1954 года он, придя на свою территорию, обнаружил сожительницу в объятиях Николая Гришина. Недолго думая, Литвиненко, схватив железную палку, обрушил свой удар на голову Гришина, когда Гришин упал, второй удар получила Ворава.

Литвиненко взял в своем тайнике припасенную бутылку водки и залпом выпил ее. После чего он улегся рядом с двумя трупами и уснул. Но если Гришин был убит ударом железной палки по голове, то Ворава «оклемалась» и, оставляя следы крови на земле, переползла на соседскую территорию к сладкой парочке Вяземских. Те немедленно вызвали «скорую помощь» и милицию. Литвиненко был схвачен и по решению Приморского суда получил 12 лет лагерей.

В начале 80-х годов в доме отдыха «Мирный» на 8-й станции Большого Фонтана проживал бомж Ларионов. Мало кто из его подельников знал, что спившийся и неопрятно выглядевший Ларионов до своей бомжовской жизни был кандидатом технических наук и работал старшим сотрудником в лаборатории Одесского политехнического института.

Его бомжовская жизнь продолжалась свыше восьми лет. Жена и двое дочерей от него отказались. Он вел замкнутый образ жизни, но в 1983 году судьба столкнула его с Лидией Никитенко, тоже бомжихой, воровкой и алкоголичкой. Во время совместного распития очередной бутылки у них возникла ссора, бомжиха схватила нож и с размаха ударила своего собутыльника, нож попал прямо в сердце. На суде бомжиха получила 15 лет строгого режима.

В.Файтельберг-Бланк, академик; Одесса, Порто-франко

Читайте также: