Крысиный отдел

Универсальный рецепт борьбы с коррупцией в правоохранительных органах придуман еще в 1884 году. Будущий президент США Теодор Рузвельт, назначенный председателем Совета комиссаров полиции, сформулировал его предельно кратко: «Эффективно контролировать полицию может только сама полиция». Ежегодный отчет Управления внутренних расследований нью-йоркской полиции и комментарии его начальника. Для реформаторов МВД — чтиво крайне полезное. 

Плохие полицейские есть всегда

Они грабят банки, «крышуют» торговцев наркотиками, воруют кредитные карточки в квартирах только что умерших людей, отнимают деньги у заключенных, организуют подпольные казино и бесплатно пользуются услугами проституток. Начиная с 1992 года более двух тысяч офицеров нью-йоркской полиции были арестованы, а всего, по данным Управления внутренних расследований полиции города, ежегодно в суд отправляется ровно 119 уголовных дел о преступлениях, совершенных сотрудниками правоохранительных органов.

— Это на самом деле легенда, что американские полицейские не берут взяток, — разводит руками юрист нью-йоркского Союза по гражданским правам (Civil Liberties Union) Кристофер Данн. — Плохие полицейские были всегда, и никакая служба не способна контролировать деятельность всех своих сотрудников 24 часа в сутки. Другое дело, что оценивать деятельность этой службы можно хотя бы потому, как она реагирует на сигналы о коррупции.

Ежегодный отчет Управления внутренних расследований нью-йоркской полиции в принципе не предназначен для «гражданских». 600-страничный доклад, снабженный цветными фотографиями, копиями протоколов и многочисленными графиками, отправляют только руководителям полицейских подразделений страны. Но юристам Союза по гражданским правам удалось получить копии отчетов за последние двадцать лет, сославшись на действующий в стране «Акт о свободе доступа к информации», согласно которому любой гражданин может получить официальные документы любого ведомства США — от полиции до ЦРУ, если, конечно, бумаги не снабжены грифом «Секретно».

— Управление внутренних расследований считают самым закрытым отделом в американских правоохранительных органах, — говорит Кристофер Данн. — К тому же в полиции уже сотню лет действует собственный «кодекс молчания»: сотрудники искренне считают себя особой кастой и уверены, что способны решить свои проблемы без посторонней помощи. Поэтому судить о том, что происходит за закрытыми дверями полицейских участков, можно только по таким докладам.

Юристы Союза по гражданским правам уверены, что история борьбы с полицейской коррупцией всегда развивается по спирали. Как, впрочем, и любая другая история. Но за прошедшие сто с лишним лет последовательность событий не менялась ни разу: коррумпированность полицейских неизменно приводила к шумному скандалу, за которым следовали жесткие реформы. А после недолгого затишья цикл опять повторялся: должностное преступление — скандал — и очередные реформы. Или их обещание, на худой конец.

Впервые нью-йоркскую полицию реформировали еще в 1884-м, после того, как выяснилось, что два десятка владельцев публичных домов и подпольных казино платили сотне офицеров за то, что они не обращали внимания на нелегальный бизнес.

В 1912-м разразился скандал с лейтенантом Чарльзом Беккером, нанявшим четырех преступников для того, чтобы ограбить подпольного букмекера. В результате завязавшейся перестрелки погибли несколько человек, а лейтенант Беккер вошел в историю, став первым и единственным офицером полиции в США, казненным на электрическом стуле.

В 1930 году федеральные власти провели серию показательных процессов против офицеров полиции, уличенных в связях с мафией. Скандал 1950 года с букмекером Гарри Гроссом, нанявшим полицейских для охраны своего бизнеса с оборотом в 20 млн долларов в год, привел к отставке мэра Нью-Йорка и начальника городской полиции.

Специальная комиссия по расследованию полицейской коррупции, созданная в 1970-м, после того, как патрульный Франк Серпико дал официальные показания о нравах нью-йоркских полицейских, впервые не только официально классифицировала основные типы правонарушений, совершаемых людьми в форме, но и разделила «плохих полицейских» на две категории. Этими терминами, кстати, до сих пор пользуются во всех управлениях внутренних расследований всех городов США.

Глава нью-йоркской полиции Реймонд Келли убежден: ротация кадров в управлении внутренних расследований необходима
По предложению председателя комиссии Уитмена Кнаппа коррумпированных полицейских поделили на «травоядных» и «хищников». Первые были уличены в таких мелких преступлениях, как «получение взяток в размере пяти, десяти, двадцати долларов от строителей, водителей грузовиков, мелких игроков в азартные игры». При этом посторонние заработки «являются для них случайными». «Хищники» отличаются тем, что «постоянно ищут возможность заработать, используя свое служебное положение».

Комиссия Кнаппа выделила и основные типы полицейских правонарушений. Самым «популярным» было использование служебного положения, когда офицер полиции бесплатно получал еду, напитки или подарки. Затем шли «откаты» за помощь в заключении коммерческих сделок, присвоение имущества арестованных, взятки за обещание не возбуждать уголовные дела и обыкновенный рэкет, когда офицеры полиции «крышевали» публичные дома, подпольные казино или «точки» по торговле наркотиками. Нередко полицейских уличали в закрытии за плату уголовных дел, соучастии в преступлениях в составе криминальных группировок и подделке улик при аресте.

Доклад о результатах работы комиссии появился в декабре 1972 года. И с тех пор способы борьбы с полицейской коррупцией, по мнению экспертов, ничуть не изменились. Уитмен Кнапп предложил официально внести в деятельность полиции всего лишь три новых правила: «руководители подразделений должны нести личную ответственность за действия подчиненных, отделы внутренних расследований должны быть созданы в каждом подразделении, агенты, работающие под прикрытием, должны работать в каждом отделе полиции».

Как работают «сыроеды»

Сами полицейские говорят, что именно из-за правила о внедрении этих тайных агентов Управление внутренних расследований обычно называют «крысиным отделом», а его сотрудников, по аналогии с классификацией Кнаппа — «сыроедами».

По официальным данным, годовой бюджет Управления внутренних расследований нью-йоркской полиции сейчас составляет 61,8 млн долларов, а количество офицеров превышает 700 человек. При этом по правилам, принятым в 1993 году, попасть на работу в отдел внутренних расследований по собственному желанию нельзя. Все сотрудники назначаются специальным приказом, они должны отработать в отделе не более пяти лет. После этого их переводят на «обычную» полицейскую работу. По мнению начальника нью-йоркской полиции Реймонда Келли, только так можно избежать коррупции внутри самого подразделения.

— За несколько лет службы у офицера могут появиться нежелательные связи или дружеские привязанности, — объяснил он несколько лет назад свое решение.

При этом Управление внутренних расследований расследует далеко не все «сигналы» о правонарушениях полицейских. В 1994 году, например, за год поступило 14 700 таких сообщений, и только 2 258 повлекли за собой служебные проверки. В 2006-м «сигналов» было уже 45 000, но проверять решили только 1 057.

 

Бывший комиссар полиции Нью-Йорка Бернард Керик обвинен в получении взяток и уклонении от налогов
— Такое количество сообщений связано с тем, что в Нью-Йорке появился специальный номер 311, позвонив по которому, можно в том числе и оставить информацию о правонарушениях, совершенных представителями власти — от полицейских до городских чиновников, — пояснил Кристофер Данн.

Среди сообщений, оставленных без внимания: информация о просроченных полицейскими платежах по автомобильным страховкам, «сигналы» о преступлениях, совершенных однофамильцами офицеров, и регулярные звонки людей, которых в официальных отчетах полицейские предпочитают называть «эмоционально неустойчивыми». В ежегодных докладах Управления внутренних расследований с 2004 года, например, регулярно фиксируются жалобы жительницы Нью-Йорка, которой мешает шум винтов полицейского вертолета, постоянно висящего над ее головой.

Тем не менее в ежегодном докладе упоминаются даже те правонарушения, за которые полицейским грозит разве что служебное взыскание. Специальный отдел Управления внутренних расследований отслеживает нарушения правил дорожного движения, совершенные полицейскими. В прошлом году таких случаев было зафиксировано 1 664. При этом в некоторых ситуациях полицейские машины пришлось эвакуировать: припарковавшись, они блокировали зоны, предназначенные только для разгрузки грузовиков, или перекрывали доступ к пожарным гидрантам. Именно для этого в гараже Управления внутренних расследований есть два полноразмерных эвакуатора.

По официальным данным, большинство преступлений, совершаемых офицерами полиции, связаны с употреблением наркотиков. Если верить докладу Управления внутренних расследований, нью-йоркские полицейские предпочитают кокаин, и в 2008 году белый порошок упоминался в материалах 213 уголовных дел против полицейских. В 394 случаях офицеров уличили в кражах, а еще 154 случая связаны с «нарушением правил несения службы» — употреблением алкоголя или сном «на посту». В 180 эпизодах упоминаются применение физического насилия при аресте и подбрасывание улик подозреваемым.

В список обязанностей сотрудников Управление внутренних расследований входят и неожиданные проверки сотрудников на употребление наркотиков. Правда, точное количество тестов, проведенных в последнее время неизвестно. Один из докладов, подготовленный в 1996 году, упоминает о 16 194 проверках, по итогам которым обвинения были предъявлены 61 офицеру. В 2008 году в полиции Нью-Йорка обнаружили только 10 наркоманов.

— Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал, сколько проверок мы проводим, — объяснил отсутствие в докладе некоторых данных руководитель нью-йоркского управления Чарльз Кампизи. — Для нас очень важно создать у полицейских ощущение того, что их могут проверить в любую секунду и в любое время суток.

При этом деятельность Управления внутренних расследований вовсе не ограничивается проверкой патрульных. В 2007 году под следствие попал бывший комиссар полиции Нью-Йорка Бернард Керик. Высокопоставленного чиновника обвинили в получении взяток, уклонении от налогов и в обмане федеральных властей. Осенью прошлого года Керик официально признал свою вину, а в октябре 2009-го его поместили под стражу за разглашение конфиденциальных материалов следствия. Теперь бывший полицейский начальник ждет суда в нью-йоркской тюрьме.

Дело Керика заняло в официальном отчете Управления внутренних расследований всего лишь половину одной страницы…

Нью-йоркское ГУВД. За что служат полицейские в Нью-Йорке?

Управление полиции Нью-Йорка было создано в 1845 году и считается старейшим полицейским подразделением в США.

В настоящее время оно насчитывает 37 838 сотрудников. Кроме того, охраной правопорядка в городе заняты 4,5 тысячи добровольцев, не имеющих права на ношение формы, оружия и не получающих зарплату. В их функции входит помощь в регулировании дорожного движения и обеспечении порядка во время массовых мероприятий. К полиции относятся и 5 тысяч агентов, обеспечивающих безопасность в школах города, и 2300 сотрудников специальной службы, контролирующей парковку автомобилей в городе.

В августе 2008 года, после продолжавшихся несколько лет переговоров между городскими властями и Ассоциацией патрульных полицейских, были установлены новые ставки оплаты для сотрудников правоохранительных органов. Зарплата начинающего карьеру полицейского теперь составляет 35 881 доллар в год, сотрудник с пятилетним стажем зарабатывает 76 тысяч. За работу сверх положенных по контракту 8 часов за смену, а также за выход на службу ночью полагаются премиальные. В итоге, учитывая оплату отпусков и прочие выплаты, зарплата полицейских составляет 65-125 тысяч долларов в год.

Сотрудникам также полагается бесплатная медицинская страховка. 960 долларов в год доплачивается на обновление форменной одежды. После выхода на пенсию после 20 лет службы бывший полицейский может рассчитывать на пенсию в размере половины годового оклада.

Сотрудникам полиции не запрещено в свободное от службы время заниматься бизнесом. Но для открытия собственного дела необходимо получить разрешение начальства, а вид коммерческой деятельности никак не может пересекаться с ежедневными обязанностями офицера. Например, сотрудник транспортного управления не может стать совладельцем компании, оказывающей услуги такси.

При этом департамент полиции Нью-Йорка считается одним из самых низкооплачиваемых в стране. В последние годы это вызвало массовый переход полицейских в управления соседних штатов и графств, где минимальная ставка составляет 85 тысяч долларов в год. В соседнем с Нью-Йорком графстве Вестчестер, например, в 2007 году вместе с выплатами за дополнительные дежурства один из сотрудников заработал больше 250 тысяч. Эта сумма сравнима с годовым доходом начальника полиции Нью-Йорка.

До 2006 года большое количество офицеров городской полиции просило о переводе в пожарную охрану, считая, что при сравнимых зарплатах рабочий график пожарных выгодно отличается от полицейской работы. Но три года назад городские власти перестали засчитывать «перебежчикам» стаж работы на прежнем месте в счет выслуги лет. Количество офицеров, желающих стать пожарными, резко уменьшилось, и сейчас, считают эксперты, можно говорить о резком увеличении числа сотрудников, решивших оставить службу, не дожидаясь положенной по выслуге лет пенсии. Если в 1991 году только 159 сотрудников нью-йоркской полиции «преждевременно» оставили службу, то в 2007-м такое решение приняли уже 990 человек.

Кирилл Белянинов, Нью-Йорк, Журнал «Огонёк»

Читайте также: