МОЮ МИЛИЦИЮ СУД БЕРЕЖЕТ

Возобновил работу сайт «Обком», у сотрудников которого год назад случились крупные неприятности, совпавшие с публикацией ряда статей, не вписывающихся в концепцию видения свободы прессы тогдашним главой ГНАУ Азаровым. Судя по первым публикациям реанимированного «Обкома», его существование и впредь обещает не радовать некоторых украинских вождей. В частности, ни чем иным как очернением светлого облика украинской милиции, будет очевидно, трактована публикация «Обкома», которую мы перепечатываем.

Описав один лишь случай из практики донецкой милиции, автор задумывается: а следует ли cпешить с распространением донецкого опыта премьера Януковича на всю Украину? Безопаснее будет предварительно опробовать его на собаках.

А опыт в Донецкой области, действительно, накоплен немалый, особенно по части «защиты» прав и свобод местного населения от правоохранительного и судебного произвола. Печально завершившаяся в конце минувшего года история донецкого предпринимателя Виктора Федотова — яркая, хотя и далеко не единственная иллюстрация к этой констатации.

Дело вышло колоритным — предприниматель по наивности своей решил в суде добиться правды и привлечь к ответственности милиционеров, устроивших в позапрошлом году Пасхальное бдение в его магазине. Тогда, в ночь с 14 на 15 апреля 2001 года, всенощную в торговой точке отслужили сотрудники Кировского райотдела Донецкого горуправления милиции.

Магазин у гражданина Федотова, надо сказать, был небольшой — один прилавок со снедью и барная стойка с пивом на разлив. Да и место на отшибе, на самой окраине Донецка, так что капиталы не ахти какие, вот и приходилось Виктору самому стоять за прилавком по очереди с единственным продавцом Александрой Кубрак.

В тот предпраздничный вечер предприниматель решил свой магазин не закрывать до утра — малолюдная в обычный день улица была заполнена народом, идущим в стоящую неподалеку церковь. И почти каждый прохожий заходил что-то купить. Около 11 часов вечера, дождавшись первой звезды, в торговую точку нагрянули трое стражей порядка. Однако вовсе не с целью похристосоваться, как может подумать не знающий донецких реалий читатель.

Конечно, если быть формалистом, то сотрудник милиции, прежде всего, должен представляться, обращаясь к любому гражданину по любому поводу. Но в Донецкой области милиция давно уже изжила формальный подход к службе. Во всяком случае, вошедшие милиционеры, даже не представившись, без всяких затей потребовали торговую точку попросту закрыть. Потому как нечего ей стоять открытой и торговать, в то время как в горле все пересохло.

Конечно, будь на месте Федотова другой человек, не стал бы он портить служивым праздничное настроение. Но Виктор еще за год до того зарекся наливать людям в форме, уж очень осерчал на родную милицию за то, что позволяет безнаказанно обворовываться его магазин с периодичностью одна кража в квартал. А потому предприниматель попросил незваных гостей удалиться. Но не на тех нарвался. Милиционеры — некие Андрей и Паша (впоследствии опознанный как местный участковый) — начали вести себя совсем уж по-хозяйски, выпроваживая из магазина посетителей и требуя прямо-таки немедленно всю бухгалтерскую документацию, которую они вознамерились проверять. А старший в группе захвата — как выяснилось на суде, им был Евгений Дубовкин, начальник ГОМ № Кировского райотдела милиции г. Донецка — решил по случаю допросить продавщицу А. Кубрак. Пришлось Федотову позвонить по заветному телефону «02» и попросить дежурного по городу унять не в меру резвых своих сослуживцев.

Беседа с дежурным состоялась у предпринимателя занятная:

• Алло, дежурный по городу Лысевский слушает.

• Тут ко мне в магазин зашли трое, в милицейской форме, представляться не хотят, требуют, чтобы я закрыл магазин, а сам съездил домой и привез им все свои бухгалтерские документы. Пожалуйста, разберитесь.

• Ну, так отдай им документы.

• Кому им? И кто они такие, чтобы проверки проводить? Тем более по ночам. Вы на часы взгляните. Между прочим, уже половина двенадцатого ночи.

• Действительно. Так гони их в шею.

Как рассказывают очевидцы, этот телефонный разговор уж очень переполошил незваных гостей. Оно и понятно — в горуправлении милиции все вызовы фиксируются, так что, сообразили служивые, неизбежно на утро придется объяснять по начальству причину столь позднего визита. Но на то и существует милицейская смекалка, чтобы находить выходы из, казалось бы, самых безвыходных ситуаций. Посовещавшись на месте, «оккупанты» решили, что нужно что-то делать. Это «что-то» заключалось в том, что Дубовкин позвонил в родной райотдел и попросил подмоги, после чего вырвал телефонный шнур из розетки на случай, если Федотов снова попробует куда-нибудь пожаловаться.

Через полчаса к магазину подъехала милицейская машина, забитая блюстителями правопорядка в количестве четырех человек и двумя, с позволения сказать, «понятыми» — парнем и девушкой в «гражданском». Как пояснили милиционеры обомлевшему Федотову, в магазине будет проводиться обыск на предмет соблюдения правил пожарной безопасности. Правда, «понятые» при этом вели себя несколько странно. Особенно девушка. Если парень на ногах еще как-то держался, то его боевая подруга, пытаясь унять пьяную икоту, все время просила у продавщицы воды и поминутно выходила на улицу в надежде проститься со съеденным накануне.

Однако периодическое отсутствие одного из «понятых» людей в форме — как впоследствии выяснилось, ими были сотрудники Отдела по борьбе с экономическими преступлениями все того же Кировского райотдела — остановить не могло. Нимало не смущаясь наличием в магазине полутора десятков покупателей, блюстители закона начали обыск. Конечно, обыскивали они магазин отнюдь не молча. Пришлось присутствующим много чего узнать из уст милиционеров о хозяине магазина и его матушке. Особенно запомнились угрозы задержать Федотова и отправить на 72 часа за решетку. Что служивые ищут, стало понятно только тогда, когда из подсобки с торжественным видом был извлечен огнетушитель, у которого, по утверждению борцов с экономической преступностью, уже истек срок годности. Поднялся крик с последующим составлением протокола обыска и поиском наручников, в которых Федотова должны были отвести в райотдел для оформления протокола задержания. В это время Дубовкин демонстративно срывал со стены вывешенные там разрешения и свидетельство плательщика единого налога.

В тот момент, наслушавшись милицейских угроз, потеряла сознание продавщица А. Кубрак. Народ бросился вызывать скорую помощь, однако телефонный шнур был, как мы помним, предусмотрительными милиционерами вырван. Пока чинили розетку, пока вызывали скорую, пока приехала бригада, пока фельдшерица откачивала потерпевшую, милиционеры несколько протрезвели и поняли, что они подняли такой переполох совершенно напрасно. И, забрав недописанный «протокол осмотра», во втором часу ночи удалились в надежде, что Федотов на будущее сделает соответствующие выводы.

Предприниматель выводы сделал. И совместно с продавцом Александрой Кубрак подал иск к горуправлению милиции о возмещении причиненного незаконными действиями сотрудников милиции морального вреда. Причем, припомнил все — и сорванные со стен разрешительные документы, и пьяных понятых, и угрозу надеть наручники, и ступеньки магазина, изгаженные содержимым внутренних органов. Если читатель полагает, что городское милицейское начальство, прочитав иск, ужаснулось, немедленно провело служебное расследование и, как минимум, извинилось перед истцами, то это — явное заблуждение. Как выяснилось, извиняться перед гражданами в школе милиции не учат. Вместо этого потянулась судебная жвачка с неявкой представителей ответчиков и резким уходом в отпуск и на больничный доблестных милиционеров.

Полтора года суд пытался выяснить хотя бы фамилии участников «всенощной», так внезапно нагрянувших в праздничный вечер в торговую точку. Допросить в качестве свидетеля удалось только одного — того самого Дубовкина. Ни Андрей, ни Паша, ни четверо борцов с экономической преступностью, ни, тем более понятые, в суд так и не явились. Оно и понятно, зачем туда милиционерам ходить: суд — это же не магазин частного предпринимателя, в суде не наливают. Да и сказать им было явно нечего — как явствует из предоставленных милицией по запросу суда документов, никто в магазин Федотова сотрудников милиции не направлял, ни с поздравлениями по случаю Пасхи, ни просто так. И каких-либо документальных свидетельств (оперативно-розыскное дело или хотя бы рапорт) о праздничном времяпрепровождении сотрудников ОГСБЭП в милицейских архивах найти не удалось. Правда, сам факт посещения милицией в ночное время частного магазина оспорить сложно, как и факт незаконного обыска — в суд явились очевидцы из числа покупателей, да и справка станции «скорой помощи» об оказанной А. Кубрак неотложной помощи имела место быть. Но более всего запомнился участникам процесса допрос свидетеля Дубовкина. Страж правопорядка рассказывал суду, что в магазин привела его потребность купить мороженное. А то, что со стен документы срывал, так это в силу профессионального любопытства — хотел рассмотреть поближе.

В конце концов, судье это все надело, и поскольку на предложения отозвать иск предприниматель и продавец не согласились, пришлось высокому суду в удовлетворении исковых требований отказывать. Суд Ворошиловского района г. Донецка признал действия неизвестных сотрудников милиции совершенно законными. Правда, в силу решение это пока что не вступило, поскольку изумленные полным отсутствием какой-либо мотивации (а мотивировочную часть решения судья, действительно, умудрился изложить одним предложением) Федотов и Кубрак подали апелляционные жалобы.

Вот только Федотов сейчас без работы. Магазин у предпринимателя сгорел, пока он с милицией судился. Случайно, знаете ли. Причем ночью. Местный участковый Паша (тот самый), плотоядно усмехаясь, говорит, что в проводке замыкание приключилось. По ночам такое случается, говорит. Так что и Кубрак теперь безработная дома сидит. Времени теперь у нее много, вот и хочет бывшая продавщица письмо Виктору Федоровичу написать, поделиться хочет своими соображениями о том, что прежде чем местный опыт на всю страну распространять, следовало бы на собачках попробовать.

Владимир Бойко

Читайте также: