Удар в стык: почему процветает «рейдерство» в Украине

Что же понимают под рейдерством в Украине? А кто что хочет! Генеральная прокуратура считает рейдерством незаконные захваты предприятий. А вот председатель ГКЦБФР Анатолий Балюк — недружественные поглощения как таковые. Что, однако, не мешает ему предлагать ввести за рейдерство уголовную ответственность! Немецкие генералы времен Второй мировой войны прославились умением прорывать оборону противника, нанося удар в стык его частей. Такой стык обычно является слабым местом обороны, поскольку дополнительно ко многим другим прибавляется проблема распределения ответственности между командирами-соседями. Вспомнить военную историю заставляет тот факт, что тугой узел проблем так называемого рейдерства образовался именно на стыках. На стыке сфер влияния и ответственности государственных органов, а также на стыке гражданского, хозяйственного, трудового, финансового, административного, уголовного (список не является исчерпывающим) права Украины.

Слова «корпоративный захват», «рейдер» сегодня часто употребляются журналистами и не воспринимаются как неологизмы. Но их значение, мягко говоря, не является общепонятным. Ожесточенные корпоративные войны, бурлящие в реальной жизни, в массмедиа очень часто отображаются недопустимо упрощенно и односторонне. И не только в откровенно заказных материалах. А упрощенность и односторонность приводит к тому, что, вместо применения взвешенных эффективных мер, направленных на решение проблемы, в Украине начинается очередная кампания по типу достопамятной антиалкогольной. В Украине потихоньку набирает обороты кампания антирейдерская.

Как и следует при проведении кампании, о рейдерстве заговорили все. Многие серьезные государственные органы и общественные организации увидели в рейдерстве чуть ли не главную проблему современной Украины и наперебой начали клеймить таких-сяких рейдеров и предлагать методы борьбы с ними, заключающиеся преимущественно во внесении изменений в законодательство. Как свидетельствуют материалы украинских газет, Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) обещает представить на рассмотрение парламента не простой, а «рейдеростойкий» проект закона «Об акционерных обществах» («Бизнес», №39(714), 25 сентября 2006 г., с.94—95). Кроме того, ГКЦБФР ведет консультации по вопросам рейдерства с СБУ и выявляет схемы, по которым «работают рейдеры при захвате, используя регистраторов».

Как всегда, ни одна кампания не обходится без участия прокуратуры. По свидетельству интернет-сайта «Остров», Генеральная прокуратура проводит тотальные проверки возможных фактов незаконного захвата предприятий (рейдерства). И, конечно, прокуратура видит пути решения проблемы. Достойным апофеозом «антирейдерской кампании» станет широко анонсированное СМИ создание при Кабинете министров Украины рабочей группы для борьбы с рейдерством. Вот только с чем именно бороться? Ведь юридического определения терминов «рейдер» и «рейдерство» в Украине нет.

Вообще украинские чиновники любят бороться с чем-то неопределенным. Ведь неопределенность в терминологии позволяет многих внести в список врагов и исподтишка расправиться с ними. Вспомните, как во времена коллективизации к кулакам причисляли не только богачей, но и просто зажиточных крестьян, особенно тех, кто чем-то досадил коллективизаторам. А вот пример из недавней истории — борьба с фиктивными предприятиями (они же — юридические лица с признаками фиктивности). Кто только не пострадал во время борьбы налоговиков с этими фантомами!

Что же такое «рейдер» и «рейдерство»? Что означают эти термины и правильно ли мы их понимаем? К сожалению, в последнее время в Украине очень популярно заимствование иноязычных слов без сохранения их настоящего смысла. «Рейдер» (raider) — слово английское. Одно из его значений — компания, поглощающая другие компании путем массированной скупки акций компании-жертвы с целью получить контрольный пакет. Подобная деятельность во многих странах урегулирована законодательно. Например, в США правила Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission) требуют сообщать комиссии, а также компании — объекту поглощения о намерении приобрести свыше пяти процентов акций. Подчеркнем, западные рейдеры выглядят совершенно безобидно по сравнению с их российскими и украинскими «тезками». Ведь в материалах СМИ, посвященных рейдерству, мы читаем не столько о купле акций, сколько о занятии территорий и офисов предприятий вооруженными отрядами.

Что же понимают под рейдерством в Украине? А кто что хочет! Генеральная прокуратура, как отмечалось выше, считает рейдерством незаконные захваты предприятий, а вот председатель ГКЦБФР Анатолий Балюк, свидетельствует «Коммерсантъ» (№169 от 26.09.2006 г.), — недружественные поглощения как таковые, что, однако, не мешает ему предлагать ввести за рейдерство уголовную ответственность!

Но ведь недружественные поглощения в Украине не запрещены законом! Мало того, нормативные акты Антимонопольного комитета регулируют порядок получения разрешения на недружественное приобретение акций компании. При этом под недружественным понимается приобретение, осуществляемое при фактическом противодействии со стороны субъекта хозяйствования, акции которого скупаются. Понятно, что привлечение к уголовной ответственности за не запрещенные законом операции — это нонсенс.

Вернемся к прокурорскому определению рейдерства как незаконного захвата предприятий. Первое, что приходит в голову, — если есть захваты незаконные, то должны быть и законные. Второе — что означает в данном контексте термин «захват»?

Захватить предприятие можно физически, например, ввести на территорию вооруженные подразделения. Однако значительно важнее контролировать хозяйственную деятельность предприятия, то есть осуществлять функции исполнительного органа, что дает возможность распоряжаться активами. Поэтому силовое занятие территории и админстроений если и осуществляется, то именно с целью обеспечить установление контроля над активами. Но даже такие, прямо скажем, жесткие действия ни в коем случае не являются априори незаконными. Неединичны случаи, когда руководители предприятий не хотят подчиняться вполне законным решениям владельцев об увольнении или отстранении от должности. И не просто не подчиняются, а воздвигают настоящие баррикады, прячут печати. Случается, на защиту абсолютно незаконной позиции уволенного директора становятся целые трудовые коллективы с традиционным оружием пролетариата — булыжником в руках. А рядом с трудовыми коллективами нередко оказывается персонал охранных фирм в камуфляже и с более серьезным оружием. При таких обстоятельствах защита законных прав и интересов акционеров невозможна без применения определенных мер принудительного характера. Именно поэтому следует детально выяснять все обстоятельства каждого факта так называемого захвата для определения его законности. А без разбора во всех таких случаях клеить ярлык «рейдерство» означает играть на руку именно правонарушителям.

Незаконность захвата означает существование закона, которому этот захват противоречит. Следовательно, как и любое другое незаконное действие, незаконный захват предлагает государству только один вариант поведения. Государственные органы должны применить закон, то есть доказать незаконность действий, прекратить незаконные действия и восстановить нарушенные права пострадавших лиц. То есть прокуратура и прочие компетентные органы в случаях незаконных захватов должны просто выполнять свою работу, а создавать любые рабочие группы при Кабмине нет никакой необходимости.

Государственные органы (в том числе правоохранительные) должны бороться не с абстрактным рейдерством, а с конкретными нарушениями закона, многие из которых предусмотрены Уголовным кодексом. Приведем примеры.

Как свидетельствует пресса, представители Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку считают суды «ключевым звеном в рейдерских атаках». Однако за вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения или постановления в Украине предусмотрена уголовная ответственность (ст. 375 Уголовного кодекса). Поэтому, если такие факты существуют, следует не кричать о рейдерстве, а принимать меры по привлечению недобросовестных судей к ответственности.

Мало того, даже поверхностный юридический анализ сообщений СМИ свидетельствует, что за выражением «рейдерская атака» часто прячутся банальные уголовные преступления, такие, как самоуправство; похищение, присвоение, требование документов, штампов, печатей, овладение ими путем мошенничества или злоупотребления служебным положением или их повреждение; подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов; злоупотребление властью или служебным положением; служебная подделка, служебная халатность и т.д.

И здесь у прокуратуры найдется столько работы, что может не хватить времени на пресс-конференции.

Борьба с вышеприведенными правонарушениями — дело непростое даже несмотря на наличие необходимой правовой базы. Значительно легче разводить болтовню о рейдерстве и его опасности для отечественной экономики. Что же касается усовершенствования законодательства с целью облегчить разрешение корпоративных конфликтов, то такое усовершенствование, безусловно, целесообразно. Ведь основной предпосылкой корпоративных конфликтов и борьбы за контроль над предприятиями является тот факт, что в условиях украинских реалий лица, контролирующие активы предприятия (а это не только владельцы контрольных пакетов, но иногда и руководители), имеют достаточно возможностей искусственно уменьшать прибыль и присваивать доходы и имущество по распространенным и общеизвестным схемам. Пора изменить и нормы трудового законодательства, которые регулируют порядок увольнения должностных лиц органов управления хозяйственных обществ. Следует обеспечить акционерам возможность быстро и эффективно менять руководителей предприятий при условии обеспечения указанным руководителям соответствующих материальных компенсаций.

Однако усовершенствование законодательства, регулирующего корпоративные отношения, требует неспешного кропотливого труда. И ни в коем случае не в рамках «антирейдерской» или любой другой кампании.

Игорь Головань, Зеркало недели

Читайте также: