СЕТЬ ПРОТИВ ИЕРАРХИИ

Иерархические структуры наиболее характерны для государственных организаций, традиционных партий и тоталитарных сект. У сетевого сообщества нет явного центра. «Мускулы» сети — это рой сообществ, часто неформальных. Их создают люди, находящиеся во власти некой сверхидеи.Виды организационных структур различаются между собой методами транспортировки информации или воздействий. Метод доставки информации от старшего элемента структуры к младшему (от начальника — к подчинённому) называется иерархическим. Жёсткое вертикальное подчинение, неукоснительное соблюдение субординации дают явные преимущества в области дисциплины, порядка, чистоты заложенных идей, если их безусловным носителем является верхушка иерархической пирамиды. Такая форма организации безальтернативна для министерства, военного управления — там, где неоднозначность информации, искажение информации, а также возможность проникновения инородных элементов недопустимы.

Вместе с тем, иерархический принцип не лишён пороков. Главным из них является уязвимость каналов транспортировки. При поражении одного из звеньев иерархии (если рассматривать иерархическую цепь, как пирамидальную структуру), с большой вероятностью прерывается связь с подчинёнными ему ветвями. На этом строится самая распространённая методика борьбы с иерархическими структурами — выбивается центр, после чего оставшаяся конструкция либо распадается, либо ждёт нового «хозяина». Таким же методом подавляется управление войсками — за счёт выбивания центров боевого управления. Сюда же относится искусственное «перерождение» части правящих государственных элит, яркий пример чему — формирование «пятой колонны» в военно-политическом руководстве СССР в 1970-80 годах.

Сетевую структуру так просто, как иерархическую, не уничтожить. У сетевого сообщества нет явного центра. В идеальном случае его роль играет некая сверхидея. К примеру, у арабов это создание палестинского государства, у левацких группировок — борьба с глобализацией. Конечно, в мире нет ничего идеального, и обычно присутствует некая скрытая координирующая сила, которая, как правило, до последнего момента остаётся в тени, чем и обеспечивает свою безопасность. Но даже при наличии такой силы, её легализацией в обществе всё равно является идея, либо пакет идей.

«Мускулы» сети — это рой сообществ, часто неформальных. Их создают люди, находящиеся во власти некой сверхидеи. У истоков создания молодежных сетевых организаций «Отпор» в Сербии, «Кмара» в Грузии и «Пора!» на Украине по данным стояли организации по «развитию демократии», финансируемые из фондов Джорджа Сороса, из числа созданных им на территории постсоветского пространства для реализации соросовской идеологической концепции «Открытого общества». Напомним что фонды, финансируемые Д. Соросом, стояли за созданием известных участием в уличных беспорядках радикальных молодежных группировок. Газета «Гардиан», которая славится своей левизной и антибуржуазностью, заметила, что «Демонстрации в поддержку Виктора Ющенко оснащены лазерными подсветками, плазменными экранами, сложными звуковыми системами, рок-концертами, палаточными лагерями и большим количеством оранжевой одежды. Несмотря на это, мы сами себя обманываем, продолжая думать, что эти акции спонтанные…»

Возможно, себя позволяют одурачить западные СМИ, но мы, кто сам не раз участвовал в предвыборных кампаниях разного уровня, хорошо понимаем, каких денег стоят эти «спонтанные акции».

Конечно, в Кремле тоже есть довольно продвинутые люди, типа Владислава Суркова, который уже почти пять лет назад сумел аккумулировать средства на создание молодежной организации сетевого типа «Идущие вместе». Однако под эту молодежную структуру не сумели подвести идеологию, и оттого «Идущие» мгновенно выродились в проплатные бригады молодых «дворников», работающих по заданию Домоуправа. Они не в состоянии вербовать новых союзников, потому что они не обладают заразительностью Идеи. В Грузии и в Украине случилось по-иному, там молодежь сумели поддеть на удочку демократии и прогресса.

Объединяющим моментом для этих организаций является принцип комплиментарности («мы с тобой — одной крови»). Но окончательное и бесповоротное объединение всех сообществ, даже пусть исповедующих общие идеи, в одну огромную организацию невозможно. Сетевым организациям и не нужно объединяться в одну.

Все имеющиеся примеры реального объединения стихийных движений в одну организацию (не путать с многочисленными «народными фронтами» и прочим, что является одной из рамочных форм сотрудничества) всегда искусственны и связаны с применением силы (физическим устранением конкурирующих лидеров), которая, в свою очередь, бывает связана с волей неких закулисных игроков.

Как раз вечная раздробленность сетевых сообществ и даёт им уникальные преимущества, первым из которых является неуязвимость. Уничтожение или запрет нескольких групп приведёт лишь к оттоку их членов в аналогичные организации. На уничтожение лидеров сеть ответит выдвижением новых вожаков.

Другим важным достоинством сети является взаимосвязь каждого элемента сети со всеми остальными. Каждый член сети за свою социально-активную жизнь проходит через несколько сообществ, числясь иногда сразу в нескольких. В «Stringer» ходил один парень, который умудрился побывать членом «Памяти», РНЕ, потом вступил в организацию «Идущие вместе», затем был активистом одной из боевых православных общин, потом вступил в общество «Радонеж», которое, будучи православным, сочувствовало Исламу, потом принял ислам…

При этом множились его связи и знакомства, которые становились достоянием того сообщества, в котором он состоял в текущий момент. Паутина внутренних связей образует многомерную сеть, по которой любая информация, запущенная с одного конца, обязательно дойдёт до другого одним из множества возможных путей. Между прочим, аналогичным образом информация распространяется в сети Интернет.

Неуязвимость и взаимосвязь — в этом особенность сетевых организаций, в этом особенность сетевых войн.

Даже самые отсталые экземпляры человечества, те, кто не читает газет, не слушает радио и не смотрит телевизор, рано или поздно узнают все новости… Но как?

По своей сути, человеческое общество является ярким примером сетевой структуры. Кроме этого, людские сообщества являются как объектами, так и субъектами сетевых войн, что вынуждает нас рассмотреть подробнее их природную организацию.

Человечество в большинстве своём одержимо несколькими общими идеями, к примеру, выживанием и продолжением рода. Структурно человечество состоит из бесчисленного множества сообществ, причём практически каждый человек состоит одновременно в нескольких сообществах.

Возьмём среднестатистического человека, для упрощения дадим ему имя Боб. Как правило, Боб является членом своей семьи. Также у него есть свой круг общения в виде коллег по работе. Периодически он общается со своими школьными и институтскими друзьями. Изредка он с частью институтских друзей и коллег по работе он ездит на рыбалку. И, вдобавок ко всему, Боб вполне может состоять в какой-нибудь секте. Итак, «герой нашего времени» вращается в среднем в пяти сообществах, которые пересекаются друг с другом как минимум в одной точке, которой является наш персонаж.

В свою очередь, люди, составляющие среду общения Боба, контактируют с другими группами, о которых Боб может даже не знать. Но значит, ли это, что Боб отрезан от остального мира границами своих сообществ? Нет, потому что люди, с которыми общается Боб, тоже с кем-то общаются, и не только со знакомыми Боба. Цепи человеческих связей и образуют множественные информационные каналы, которыми переплетено всё человечество.

Информационные (коммуникативные) каналы разделяются на два типа: двунаправленные и однонаправленные. К последним относятся СМИ в самом широком смысле — от телевидения до надписей на заборе. СМИ выпускают в народ информацию, которую каждый член общества (тот же среднестатистический Боб) воспринимает, как говорится, «в меру своей испорченности». В таком пережёванном виде информация продолжает свой путь от Боба к его кругу общения, и эта итерация продолжается бесконечно, охватывая всё новых и новых людей. Этот способ транспортировки информации мы называем двунаправленным, так как передача сведений происходит в диалоге, что накладывает отпечаток как на принимающую, так и на передающую стороны. В народе это называется «сарафанным радио».

Названные способы транспортировки информации существуют параллельно, дополняя друг друга. Средство массовой информации разом может донести сообщение лишь до своей, всегда ограниченной аудитории. Но если сообщение хотя бы минимально достойно внимания, «сарафанное радио» может увеличить аудиторию сообщения в разы, превратив его в самое мощное оружие войны — слух со ссылкой на какой-то уже забытый источник. Естественно, что слух будет распространяться быстрее по направлению к той социогруппе, которая имеет отношение к распространяемой информации — и в этом ещё один плюс двунаправленного способа транспортировки информации.

Теоретически, от «уха к уху» информация может распространиться бесконечно широко, благодаря сетевой структуре человеческого общества. Как утверждает социология, все без исключения люди на планете связаны между собой через общих знакомых. Невероятно? Тем не менее, это факт. На практике это выглядит так: предположим, у Боба (раз уж мы взяли его за основу) есть друг — бизнесмен средней руки, который в свою очередь плотно общается с более крупным дельцом, который в свою очередь общается с министром, который в свою очередь в фаворе у Гаранта Конституции. Итак, через цепочку из трёх человек простой парень Боб общается с самим Гарантом Конституции. В науке это называется контакт четвёртого порядка. И не исключено, что какая-нибудь смешная история, рассказанная однажды Бобом своему приятелю-бизнесмену, не всплывёт потом на светском рауте в Кремле.

По утверждениям социологов, обычно порядок контактов не превышает восьми. То есть максимум, что может отделять двух граждан, к примеру, нашей страны, друг от друга — это цепочка из семи-восьми общих знакомых. На практике оказывается и того меньше.

Таким образом, работа с общественным мнением может принести значительно большие плоды, чем обычная раздача взяток, силовые акции и так далее. Информацией, запущенной через СМИ и пережёванной обществом в нужном ключе, можно влиять на целые общества, в том числе, и на людей, принимающих решения. В разных ситуациях это будут разные люди, но кто бы это ни был — все они доступны для влияния.

Александр Малинин Стрингер

Читайте также: