ТЯЖКИЕ ГРЕХИ КОМАНДЫ ПРЕЗИДЕНТА КЛИНТОНА

«Виновен, ваша честь», – сказал Самуэль Бергер, обращаясь к федеральному судье Деборе Робинсон. «Приговор будет объявлен 8-го июля», – сообщила она ему, и сознавшийся в преступлении бывший советник президента Клинтона по вопросам национальной безопасности покинул вместе с супругой здание суда. У выхода его встречали репортеры. Он отказался отвечать на их вопросы, сказав лишь: «Я совершил ошибку, и то, что я сделал, было дурно».8 июля будет объявлен приговор. Эксперты считают, что Бергера ждет штраф 10 тысяч долларов. А вот если бы он не вступил в сделку с обвинением и вопрос о его вине решался бы в суде, то ему грозило тюремное заключение на срок до одного года и 100-тысячный штраф. Бывший советник Клинтона разумно решил не доводить дело до суда и тем избавил бывшего президента от необходимости выступать свидетелем и давать показания. Мало было Клинтону Моники Левински!

Итак, 8 июля 2005 года будет поставлена точка в деле Бергера, укравшего 2 сентября 2003 года из Национального архива копию секретного документа. Спустя ровно месяц, 2 октября, он украл там же еще четыре копии секретных документов. Когда 4 октября Бергер вновь пришел в Национальный архив, там его «радушно» встречали агенты ФБР.

Так уж получилось, Бергер публично признался в том, что виновен, 1 апреля, в день розыгрышей. Однако и без этого вся история выглядела почти неправдоподобной. Но, увы, это преступление ничуть не противоречит нормам поведения, которые были приняты в администрации Клинтона. В подтверждение этому несколько фактов, о которых клинтонисты предпочли бы забыть:

Майк Эспи – министр сельского хозяйства; пробыл на посту два года и подал в отставку в связи с обвинениям в коррупции;

Генри Сиснерос – министр жилищного строительства и городского развития; подал в отставку, будучи обвиненным в коррупции и позднее был признан виновным; помилован Клинтоном в январе 2001 года; в ходе расследования выяснилось, что Сиснерос лгал агентам ФБР еще до своего выдвижения на министерский пост;

Рональд Браун – министр торговли; погиб в авиационной катастрофе при загадочных обстоятельствах; расследованием его финансовой деятельности занимался независимый прокурор, однако оно прекратилось после его гибели;

Уэбстер Хаббел – заместитель министра юстиции приговорен к тюремному заключению за финансовые махинации;

Джон Дейч – директор ЦРУ, сознавшийся в том, что выносил с работы секретные документы, и признавший свою вину; был помилован Клинтоном в январе 2001 года;

Роберт Альтман – заместитель министра финансов; в связи с обвинением в даче ложных показаний был вынужден уйти в отставку;

Бернард Нассбаум – глава юридического отдела Белого дома; ушел в отставку, будучи обвиненным в нарушениях этических норм.

Этот список можно продолжать и продолжать, и нельзя, конечно, не включить в него нынешнего сенатора Хиллари Клинтон. После самоубийства (по некоторым версиям убийства) Винса Фостера, бывшего высокопоставленным сотрудником юридического отдела Белого дома, из его кабинета исчезли документы. Впоследствии ящик с исчезнувшими документами был обнаружен в личных апартаментах президента и первой леди. Ни он, ни она так и не объяснили, как документы попали с первого этажа президентской резиденции на второй. Фостер, напомним, работал вместе с госпожой Клинтон в адвокатской фирме в Литл-Роке, а в Белом доме исполнял обязанности личного юриста президента и первой леди. Он знал об их арканзасских делах больше любого другого сотрудника администрации.

Обратите внимание, читатель, на эти многочисленные «исчезновения документов»: кто-то (я не утверждаю, что именно первая леди) крадет бумаги из кабинета Фостера; директор ЦРУ загружает свой личный компьютер секретной информацией, которую категорически запрещено выносить за пределы штаб-квартиры Управления; бывший советник президента по вопросам национальной безопасности крадет копии документов из Национального архива. Прослеживается, похоже, некая закономерность. Совершая кражу, господин Бергер действовал вполне в традициях администрации Клинтона. При

этом он ставил перед собой совершенно определенную задачу – скрыть, если это окажется нужным, тот факт, что президент Клинтон и его высокопоставленные помощники пренебрегали угрозой Соединенным Штатам со стороны террористической организации Аль-Каеда.

В сентябре и октябре 2003 года Бергер готовился к даче показаний в Национальной комиссии по расследованию атак террористов на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года, которая вошла в историю как Комиссия Найн-Элевен. Кроме подготовки собственных ответов на вопросы членов комиссии, ему следовало также подготовить к слушаниям материалы для бывшего президента. Бергер знал, что весной 2000 года Ричард Кларк, бывший в Национальном совете безопасности главным экспертом по терроризму, подготовил отчет о том, как США готовились к угрозе террора накануне 1 января 2000 года. Кларк написал пять вариантов отчета. Они отличались друг от друга кое-какими деталями. С каждого из пяти документов в Национальном архиве были сняты копии.

2 сентября Бергер в течение нескольких часов знакомился с одним вариантом отчета, а затем унес с собой копию, не поставив в известность об этом служащих архива. 2 октября он вынес копии четырех других вариантов отчета Кларка, и служащие тут же обнаружили пропажу. Это-то и положило начало расследованию со стороны федеральных органов. О расследовании знало ограниченное число людей. Но спустя много месяцев – в июле 2004 года – о нем узнали работники средств массовой информации, и разгорелся скандал.

Выяснилось, что на протяжении по крайней мере трех месяцев бывший советник президента Клинтона по вопросам национальной безопасности входил в команду кандидата Демократической партии в президенты сенатора Джона Керри. Он был главным внешнеполитическим советником Керри и одним из главных претендентов на пост государственного секретаря в случае победы Керри на президентских выборах. Но как только сведения о расследовании появились в печати, Керри решил расстаться с Бергером.

Знал ли сенатор Керри о расследовании? Ответ однозначный: разумеется, знал. Бергер и не думал скрывать это от кандидата в президенты. Да и Клинтон не отрицал, что знал о расследовании в отношении своего бывшего советника по вопросам национальной безопасности. Однако Керри не видел ничего зазорного в том, чтобы пользоваться услугами человека, находящегося под следствием в связи с похищением секретных документов из Национального архива.

Покидая команду Керри, Бергер выступил с таким заявлением: «Просматривая в архиве в течение нескольких дней тысячи документов,.. я взял по рассеянности несколько документов…» Он не объяснил, конечно, как можно быть настолько рассеянным, чтобы положить какие-то бумаги в карман пиджака, а какие-то в карман брюк. (Сообщения некоторых СМИ, что какие-то бумаги он спрятал в носки, а какие-то – в трусы, не получили подтверждения). Ну, а демократы обвинили бушевское министерство юстиции в том, что утечка информации о деле Бергера была не случайной, а намеренной.

После июльских дней 2004 года Бергер исчез из поля зрения, и только в последних числах марта этого года стало известно о его решении вступить в сделку с обвинением. Сделка предусматривала чистосердечное признание бывшего высокопоставленного помощника Клинтона в совершении преступления, и теперь он уже не утверждал, что вынес документы «по рассеянности».

Ланни Брюер, адвокат Бергера, объявил, что его клиент «взял на себя полную ответственность за свои действия и сожалеет о совершенных им ошибках во время работы с документами в Национальном архиве».

«Ошибки» бывшего клинтоновского советника – это не только воровство копий пяти вариантов отчета Кларка. Три копии из пяти он уничтожил, оказавшись в своем вашингтонском офисе – искромсал ножницами и выбросил.

Трудно понять, зачем Бергер уничтожал копии документов. Оригиналы-то оставались в архиве и, значит, скрыть документы не представлялось возможным. Был ли смысл в уничтожении копий? Ни адвокат Бергера, ни его помощники, которым разрешили общаться с репортерами, не ответили на этот вопрос. Непонятно также, почему Бергер счел необходимым уничтожить копии трех варинатов отчета Кларка, а копии двух других вариантов сохранил. Бергер также вернул в архив выписки, сделанные из большого числа документов. Он не имел права делать их, а тем более выносить, не поставив в известность служащих архива, но сделал это.

Отчет Комиссии 9/11 констатирует, что советник президента Клинтона по вопросам национальной безопасности Самуэль Бергер трижды (!) выступал против планов уничтожения Усамы бен Ладена – главаря «Аль-Каеды». Известно также, что против таких планов выступали клинтоновский министр юстиции Джанет Рино и государственный секретарь Мадэлин Олбрайт. Та и другая мотивировали свою позицию, ссылаясь на международные законы.

За более чем четыре года администрации Буша ни один высокопоставленный чиновник пока не покинул свой пост из-за обвинений в каких-либо правонарушениях. Тем не менее, противники Буша пытались и пытаются обвинить высшие чины нынешней администрации (в том числе вице-президента Дика Чейни и министра обороны Дональда Рамсфелда) в сознательном искажении предвоенной ситуации в Ираке.

Но все их попытки остаются тщетными. Во время слушаний в Сенате по поводу утверждения Кондолизы Райс в должности госсекретаря некоторые демократы (в частности, Барбара Боксер) обвиняли ее в тяжких грехах. Но безрезультатно. Ну, а Джон Эшкрофт, бывший в течение четырех лет министром юстиции, подвергся особо ожесточенной критике со стороны политических оппонентов.

Вернемся, однако, к господину Бергеру, работающему ныне в консультативной фирме, которая занимается вопросами международной торговли. Будучи юристом по образованию, он знал, конечно же, что совершает преступление, воруя копии секретных документов. Но «дурные традиции» сыграли с ним злую шутку.

Бергер будет на три года лишен допуска к секретным материалам, так что не исключено, что в 2008 году он вновь окажется главным внешнеполитическим консультантом кандидата в президенты.

Вячеслав Павленко, специально для «УК», по материалам NRS.com

Читайте также: