«Иммунитет» для родных. Почему законы позволяют скрывать тяжкие преступления членов семьи?

Фото: hromadske
В конце марта на выезде из Никополя правоохранители остановили автомобиль «Toyota Land Cruiser» с телом мертвого полицейского в багажнике. В машине были отец и сын. Сына отпустили, он имеет все шансы избежать наказания. На абсолютно легальных основаниях. Почему закон это позволяет — разбиралось hromadske.

***

Вечером 29 марта к автозаправке Никополя подъехал оперуполномоченный местной полиции Владислав Лютый с друзьями. Через 40 минут там остановился джип с местными жителями Юрием Молодиным и его сыном Виктором. Нетрезвыми, как позже признавал последний. Они начали ссориться, между Юрием Молодиным и Владиславом Лютым, утверждает следствие, возник словесный конфликт, в ходе которого полицейский достал из кармана пистолет и нанес два удара по голове старшему Молодину. Тот остановил автомобиль и, выхватив у Лютого пистолет, выстрелил в полицейского. После ранения Лютый начал убегать, но получил еще два ранения в спину, в результате которых скончался.

Через час водитель местного такси обратил внимание на двух мужчин возле местного морга, которые якобы грузили тело в целлофановом пакете в багажник авто. Таксист позвонил в полицию и через два часа полицейские остановили этот джип. В салоне авто были Юрий и Виктор Молодины, в багажнике — тело Владислава Лютого с тремя огнестрельными ранениями. Виктор Молодин уверяет, что они с отцом не грузили тело в багажник, потому что Владислав якобы был жив, а они планировали его доставить в больницу Днепра.

На вопрос, как Владислав оказался в багажнике, Виктор объяснил, что там было удобнее: «Ну, потому что там и клеенка, чтобы не пачкать, и куча подушек, и ровное дно. Мы не заматывали его в клеенку, это какая-то странная версия, что специально с ней катались. Клеенка есть в каждой машине, мы рыбаки, она всегда есть». Зато адвокат потерпевших Елена Коваль говорит, что у Владислава Лютого были замотаны скотчем руки, а сам он был в пакете, что, по ее мнению, исключает версию Молодиных.

Убит оперуполномоченный местной полиции Владислав Лютый

Убит оперуполномоченный местной полиции Владислав Лютый. Фото:  Нацполиция

Юрия Молодина суд отправил под стражу до конца июля. А Виктора Молодина отпустили. Отец взял всю вину на себя, а экспертиза не установила причастности сына к преступлению. «На оружии отпечатков сына нет. Еще будут проводиться другие действия, еще не все экспертизы пришли, но основное — кто стрелял, это уже понятно», — пояснила Елена Коваль.

«Иммунитет» для родных

«Это вообще абсурдная ситуация. Они соучастники. Считаю ли я что оба Молодиных виноваты? Однозначно. Они должны получить пожизненное наказание», — сказал отец погибшего полицейского Андрей Февраль. Виктор Молодин получил статус свидетеля в производстве. Родные погибшего уверяют, что будут добиваться наказания для обоих мужчин.

Стоп-кадр з камери відеоспостереження біля автозаправки. Юрій Молодін, Владислав Лютий, Віктор Молодін

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения возле автозаправки. Юрий Молодин, Владислав Лютый, Виктор Молодин. Фото:  предоставлено Громадскому

Но законы Украины разрешают не принимать участия в деле, если оно касается родственников и если нет прямых доказательств вины. Во-первых, право не свидетельствовать против членов семьи дает 63 статья Конституции Украины. Во-вторых, согласно украинскому уголовному кодексу — ч. 2 ст. 396 — члены семьи лица, совершившего преступление, а также его близкие родственники, не подпадают под уголовную ответственность за укрывательство тяжких и особо тяжких преступлений. Из-за этого, объясняет адвокат семьи Лютых, младшему Молодину не могут объявить подозрение.

Существование этого положения объясняется якобы необходимостью разрешения коллизии между правовым обязательствам не скрывать преступление и моральным — помогать своим родным при любых обстоятельствах. «Практика у нас сформировалась тоже не просто так, а для того, чтобы действительно обезопасить тех, кто не был в курсе. У нас же у родственников также иммунитет, когда они дают показания. И тут уже вопрос не столько закона, сколько морали», — объясняет юрист SBH Law Offices Ксения Проконова. По ее словам, привлечь к ответственности сына можно, отметив, что он был на месте преступления и ничего не сделал. «Но это нужно доказать следствию. В таком случае здесь можно увидеть соучастие. В случае с погрузкой трупа — нет», — объясняет Проконова.

В Вестнике Луганского государственного университета внутренних дел говорится, что сокрытие преступления не столь опасно, как спланированное соучастие. «Фактически, действует «иммунитет» от уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство тяжкого или особо тяжкого преступления определенной категории лиц, имеющих родственные связи с лицом, преступление которого они скрывают», — объясняет юрист-криминолог Владислав Юхименко.

Юристы спорят об этом иммунитете. «Одни, учитывая невысокую степень общественной опасности деяния, и ввиду, прежде всего, моральной обязанности лица действовать в интересах члена семьи выступают за отсутствие уголовной ответственности таких лиц за сокрытие преступления. Другие считают такой подход дискриминационным в отношении всех других лиц и таким, который может создавать дополнительные препятствия для осуществления правосудия, в частности, в случае уничтожения такими лицами следов преступления», — добавил Юхименко.

Согласно статье 256 Уголовного кодекса, содействие участникам преступных организаций и укрытие их преступной деятельности наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет(!). Но если кто-то из этих участников член семьи, ответственность нулевая.

Так где же граница между соучастием и сокрытием преступления родными? Только если правоохранители имеют доказательства соучастия родственника непосредственно в преступлении — доказано, что был план, были четко определены роли. Но если речь идет уже о заметании следов — родственники выпадают из-под уголовной ответственности. «Здесь вопрос к следствию — доказать, что преступление было оговоренным, что были разговоры, согласования, найти свидетелей. Также проанализировать поведение «освобожденного» родственника — как он себя ведет, не угрожает ли свидетелям, потерпевшим. И документировать это. Но только если это есть. Если нет — тогда действует иммунитет», — объясняет Ксения Проконова.

Автомобиль «Toyota Land Cruiser» с телом мертвого полицейского в багажнике, который правоохранители остановили на выезде из Никополя

Автомобиль «Toyota Land Cruiser» с телом мертвого полицейского в багажнике, который правоохранители остановили на выезде из Никополя. Фото:  Нацполиция

А как в мире?

От «иммунитета» уже отказалась довольно большое количество стран — Туркменистан, Китай, Германия, Франция. В Беларуси положение о возможности освобождения от уголовной ответственности родственников за укрывательство рассматривалось Конституционным Судом Республики. В заключении в 1994 году суд признал неконституционным положение, в котором близкие родственники лица, совершившего преступление, не признаются субъектами таких преступлений, и рекомендовал искать пути отмены «привилегий». Конституционный Суд мотивировал свое решение тем, что все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на одинаковую защиту прав и законных интересов. Впрочем, Молдова, Болгария, Армения и другие страны, такой «иммунитет» поддерживают до сих пор.

В Украине это положение менять пока никто не собирается. «Пока мы не обсуждали этот вопрос. Но в целом мы имеем 63 статью Конституции — это отказ свидетельствовать против себя или близких родственников, поэтому здесь скорее вопрос к досудебному следствию, в частности о желании «отмазать» определенных лиц», — сказал председатель комитета по вопросам правоохранительной деятельности ВР Денис Монастырский в комментарии hromadske.

***

Расследование убийства Владислава Лютого сейчас проводит Главное следственное управление Днепропетровской области, отстранив от процесса Никопольский отдел. Было проведено служебное расследование, в то же время детали и версии правоохранители не разглашают.

Знакомые Владислава Лютого, которые работают в полиции, не исключают, что Владислав мог быть задействован в выбивании долга у Молодиных в интересах местного жителя Никополя Александра Вергилеса по прозвищу «бразилец». Именно его и искали Молодины в тот вечер, по данным следствия. Но знакомые Владислава добавляют, что это могло происходить только с ведома и содействия руководства: «Владислав ни одного шага не делал без руководства. Даже когда завершались оперативки, он еще оставался, мог поговорить. Речь идет о его непосредственном руководителе Андрее Фесаке, а также начальнике Валерие Бондаре. Сам бы он такое не потянул». То, что конфликт был, подтвердили обе стороны. Вергилес добавил, что якобы убить хотели его, а долг Молодина составлял 50 тысяч долларов. Вместе с тем руководство никопольского отдела полиции на наши вопросы не ответило.

Автор: Виктория Рощина; Громадское Телевидение

Читайте также: