Наемники и киллеры – сродни проституткам

Наемники и киллеры убивают за деньги, они составляют категорию людей, для которых убийство является работой. Два американских журналиста Вилфред Барчет и Дерек Робек, написавшие книгу о наемниках «Проститутки войны», утверждали: «Сравнение наемников с проститутками очень удачно. В обоих случаях те, кто тайно покупает человеческую плоть, нисколько не беспокоятся о том, что после будет с живым товаром». Автором этой метафоры является Гус Грильо, американский наемник, оказавшийся в плену. Как бывший гангстер Грильо был хорошо знаком с обеими «профессиями».

При наемничестве основная вина ложится на вербовщиков, этих сводников войны. Если бы не было людей, готовых оплачивать услуги наемников, то наемничество вообще не существовало бы». Наемные воины известны с глубокой древности. Греческий историк и писатель Ксенофонт доносит до современного читателя картины жизни греческих наемников IV века до нашей эры. Высадившись на острове Керкира, солдаты осадили город и стали грабить все в округе. Они опустошали обработанные поля, разрушали дома и винные погреба, захватывали много рабов и скота. Воины до того разбаловались, что, по словам Ксенофонта, не хотели пить никаких других вин, кроме отборных старых сортов с «букетом». Как обычно в наемной армии, дисциплина поддерживалась главным образом регулярной выплатой жалования. Командир спартанцев Мнасипп решил присвоить себе частъ денег.

Думая, что из-за начавшегося голода осажденный город скоро сдастся, он распустил часть наемников, а остальным задолжал за два месяца, хотя деньги у него были. Последствия этого были ужасными для командира: не получая оплаты, наемники стали относиться к своим обязанностям небрежно, а часть из них даже покинула войско. Заметив это, осажденные напали на передовые отряды наемников; когда же Мнасипп бросился на помощь, приказав союзникам (лохагам и таксиархам) вывести в бой наемников, некоторые из них стали возражать, говоря, что трудно заставить повиноваться воинов, не получающих оплачу. В ответ Мнасипп пустил в ход свою палку и заставил подчиниться, однако воины вышли в бой унылые, затаив ненависть против своего работодателя. «Такое настроение войска, идущего в бой, всегда сопровождается самыми скверными последствиями», — замечает Ксенофонт. Союзники были разбиты и в смятении бежали с острова, бросив много вина, хлеба и больных воинов — деталь показательная для морали наемников.

РАЗГОВОР ОБ ОТРЕЗАННЫХ УШАХ

О том, как готовятся кадры «псов войны» в школах наемных убийц, весьма красочно рассказал на страницах «Уолл-Стрит джорнэл» некий Тимоти Смит, сам обучавшийся в одной из таких «частных» школ (разумеется, все это изображается как частная предпринимательская деятельность свободных граждан). Его рассказ начинается так. «Сегодня я хочу, — говорит Фрэнк Кэмпер, — поговорить с вами об удалении ушей.

Стоя в окружении своих покрытых ссадинами и перевязанных учеников, Кэмпер демонстрирует удар, захват и поворот вниз — рекомендуемый метод отделения уха от его хозяина в момент схватки. «Когда оно окажется у вас в руках,человек этому не поверит, — говорит Кэмпер. — Поэтому отступите на шаг и покажите ему ухо». Это один из наиболее мягких приемов, которым обучают здесь, в лесах Алабамы».

Кто такой Кэмпер? Как и Поузи, он участник «грязной войны» во Вьетнаме, основавший свою школу «псов войны» в 1981 году под названием «Ассоциация наемников». Тимоти Смит, как он сам говорит, прошел в этой школе курс обучения тому, «как убивать людей при помощи палок, рук, ног, ножей, веревки и всех видов огнестрельного оружия. Кроме того, — продолжает он, — в программу обучения входили засады, патрулирование, спуск по веревке, маскировка, установка мини-ловушек и специальный предрассветный семинар по пыткам.

— Обучение поставлено так, — рассказывает Тимоти Смит, — чтобы будущий наемник дошел «до состояния озверения»: с помощью голода, усталости, слезоточивого газа и боевых патронов Кэмпер в течение недели может заставить группу достаточно подходящих людей дубасить друг друга по голове». Не все выдерживают такую нагрузку. Некоторые «разочаровываются», когда им приказывают построиться в две шеренги и бить ногами в пах стоящего напротив человека настолько сильно, чтобы «оторвать его от земли».

Другим не нравится «охота на индейку», когда «ученики» бредут по пояс в воде через реку Уорриор, а по ним их коллеги по учебе стреляют боевыми патронами из автоматического оружия. «Разочаровавшихся» наказывают, подвергая их пытке. Некоего Гудини из Куинса инструкторы из школы Кэмпера зверски избили, раздели его догола, привязали к дереву и разожгли под ногами у него костер. Остальным приказали образовать плотный круг и стоять «на страже», не обращая внимания на вопли Гудини.

«Пытка устраивается для того, чтобы вселить ужас, — поясняет Кэмпер. — Иначе все превращается в игру. А мы не играем. Это более чем серьезно». Как сообщала газета «Уолл-Стрит джорнэл», интересы этого руководителя школы «псов войны» многообразны: ранее он был «коммерческим художником», потом механиком команды автогонщиков в Джексонвилле, штат Флорида, но… «его первая любовь — война».

Он опубликовал два «сенсационных», по оценке этой газеты, романа, прославляющих деятельность наемников. Сам он, по его собственным словам, действовал как наемник в Саудовской Аравии, Гватемале, Сальвадоре и других странах, а также «занимался сбором разведывательных данных для правительственных органов США».

За обучение искусству убийств и пыток Кэмпер взимает со своих питомцев солидную плату: 275 долларов в неделю. Когда курс обучения заканчивается, выдрессированные в школе Кэмпера «псы войны» поступают в распоряжение тех, кто ведет необъявленные войны. В наиболее важных операциях вместе со своими воспитанниками участвует и сам Кэмпер. Осенью 1985 года он со своей командой оказался в Центральной Америке.

Заботясь о своей рекламе (реклама — двигатель торговли! — такова заповедь бизнеса), Фрэнк Кэмпер дал интервью японскому журналу «Сюкан посюто», из которого явствует, что он вместе с группой в составе 60 диверсантов находился в Никарагуа, куда эта группа была заброшена по тайным каналам в соответствии с заданием ЦРУ для организации там серии террористических актов.

ВОЕННЫЙ ЛАГЕРЬ ОРГАНИЗАЦИИ «КОБРЫ»

А вот еще одно красочное описание школы наемных убийц из итальянского журнала «Эуропео», специальный корреспондент которого Альберто Негрин посетил лагерь военизированной организации, именуемой «Кобры», находящейся в самом центре американского Юга, примерно в 200 километрах от Атланты, столицы штата Джорджия.

Организация «Кобры» выполняет, как пишет Негрин, самые разнообразные заказы — от вооруженных операций в Латинской Америке до «полицейских акций», совершаемых по поручению крупных транснациональных корпораций. Руководит ею некий Митч Уэрбелл, которого корреспондент именует «опасным и загадочным бывшим офицером амери-канскной армии, замешанным в десятках грязных дел». Получить согласие на интервью у него — «человека недоверчивого и агрессивного», пишет Альберто Негрин, было не так-то легко, но он все же этого добился.

И вот что он напечатал в журнале «Эуропео»: «После долгого пути мы, наконец, прибыли на место: калитка, над которой развевается американский флаг и второй флаг с двумя змеями — черной и желтой — и надписью «Кобры». Мы у входа в царство Уэрбелла. Вся зона ограждена колючей проволокой, металлическая калитка наглухо закрыта. Мы сообщаем о нашем прибытии по видеопереговорному устройству, и калитка открывается перед нами. В глубине аллеи — большой особняк в неоклассическом стиле.

Митч Уэрбелл — плотный, коренастый человек; на нем военный мундир и красный берет подразделений специального назначения; на груди — несколько орденов, во рту — всегда зажженная сигара. Он принимает нас в комнате, стены которой увешаны кинжалами, саблями, копьями, винтовками и пистолетами: настоящий военный музей. После беседы мы осмотрели лагерь. Его общая площадь — 50 гектаров. Здесь представлены все ландшафты — джунгли, ручейки, песчаные дюны. Из кустарника вдруг выскочила группа людей в мундирах; вооруженные автоматами и кинжалами, они имитируют засаду. Неподалеку упражняются в стрельбе из винтовок с оптическим прицелом, а рядом с нами проезжают джипы с «солдатами» на борту. В общем, самая настоящая «военная база», где можно увидеть даже женщин и пожилых мужчин в стальных шлемах и боевых комбинезонах. Несколько инструкторов не позволили себя сфотографировать. Так же поступил и один «курсант» из Южной Америки, который даже пригрозил нам пистолетом.

Несмотря на такую секретность, нам удалось выяснить, что «тариф» за грязную работу за границей — 4000 долларов в день для каждого участника операции (транспортные расходы оплачиваются отдельно). И далее следует текст беседы корреспондента «Эуропео» с руководителем этой базы.

Вопрос: Здесь вы руководите школой. Чему вы учите?

Ответ: Многому: наши курсы существуют для того, чтобы защитить Америку и американский народ, чтобы защитить тех, кто борется за подлинную Америку и кто хочет защитить себя самих и свои семьи в случае возникновения чрезвычайных ситуаций.

Вопрос: Какого рода чрезвычайных, ситуаций?

Ответ: Например, нападения террористов.

Вопрос: Вы поддерживаете отношения с секретными службами?

Ответ: Конечно.

Вопрос: Во всем мире или только в Соединенных Штатах?

Ответ: Во всем мире, за исключением коммунистических стран, где мы никогда не работаем. Но мы всегда знаем, что происходит во всех других странах. Так, например, мы действуем в тесном контакте с итальянской секретной службой.

Вопрос: А с американской?

Ответ: Конечно.

Вопрос Вы занимаетесь политикой?

Ответ. Нет, я не политик, я военный. Я никогда не голосовал…

Вопрос: В каком мире вам хотелось бы жить?

Ответ: Единственный мир, который меня интересует, — это моя страна — Соединенные Штаты. Остальные страны для меня ничего не значат, если только они не будут равняться на нас, на нашу политику, на наше мировоззрение. В общем, я считаю, что, поскольку Соединенные Штаты — это самая сильная страна, они должны управлять миром, а не предоставлять это делать другим.

Вопрос: Считаете ли вы, что транснациональные компании могут вести борьбу против террористов лучше, чем правительства?

Ответ: Нет, я считаю, что эту задачу следовало бы предоставить правительствам. Гораздо легче платить политикам за то, чтобы они защищали интересы транснациональных компаний. Например, что значат 100 000 долларов, заплаченных нечестному правителю для того, чтобы он не передавал информацию террористам?

Вопрос: Г-н Уэрбелл, вы богаты?

Ответ: Я бы предпочел не отвечать на. этот вопрос.

Вопрос: Скажите по крайней мере, сколько вы зарабатываете своей деятельностью или какую сумму налогов вы платите в год…

Ответ: Я могу сказать лишь, что мой доход, облагаемый налогом, значительный, но цифру назвать не могу. Ее не знает даже моя жена.

Вопрос: Сколько получает инструктор в вашей организации?

Ответ: Я не хочу говорить о деньгах. Кроме того, я не хочу, чтобы мои люди обвиняли меня в том, что я разглашаю их денежные дела. Скажем так им платят очень хорошо. Каждый из них — очень опытный специалист, потому что участвовал в какой-то войне — во Вьетнаме, в Камбодже, в ЮАР, в Родезии.

Он лишь вскользь рассказал о том, как был выполнен заказ кооперации «Кока-кола», которая опасалась, что ее отделение в Аргентине может оказаться под угрозой в обстановке напряженной внутриполитической войны, которая там разыгралась. «Мы бросили в воды Ла-Платы парочку трупов потенциальных террористов. Я убежден, что с ними нужно обращаться именно так, их нужно убивать!» — заявил майор Уэрбелл. — Этот рецепт подходит для всех стран и для всех ситуаций? — осторожно осведомился корреспондент. — Конечно, — отвечал майор, — хотя я понимаю, что, говоря такие вещи, не завоюешь популярность в некоторых кругах…

Юрий Жуков; «Псы войны»

Читайте также: