Параллельная реальность Кремля, построенная на лжи: 100+ дней военной агрессии России в Украине

Параллельная реальность Кремля, построенная на лжи: 100+ дней военной агрессии России в Украине

Прошло больше ста дней с тех пор, как Путин развязал против Украины «трехдневную войну». Возможно, он рассчитывал на быструю победу или, может, поверил в собственную ложь и пропаганду. Однако важно понимать, что информационные манипуляции и дезинформационные атаки против Украины продолжаются ужемногие годы и начались они задолго до войны, которая была объявлена 24 февраля 2022 года.

Подконтрольный государственным властям российский дезинформационный аппарат во главе со щедро финансируемыми каналами RT и Sputnik, — «информационным оружием», как они сами себя называют, — создавал мифы и фабриковал причины для вторжения в Украину в течение многих лет, как минимум с 2014 года. В базе данных EUvsDisinfo собрано более 5000 конкретных примеров дезинформации, направленной против Украины, что составляет более трети всех дезинформационных нарративов в нашей базе данных. Прокремлевская дезинформация охватывает самые разнообразные темы: от обвинений Запада в стремлении к мировому господству до бреда о нечестивом союзе между Украиной и самим Сатаной.

В кремлевской методичке есть, однако, два нарратива, которые отличаются от других невиданным ранее размахом. Первый — это вездесущие вопли о том, что мир охватила истерическая «русофобия». По своей сути этот дезинформационный нарратив довольно прост: все, кто выступает против России или критикует ее саму или ее действия, делают это из иррационального страха и ничем не обоснованной ненависти ко всему русскому.

Сначала дезинформация о «русофобии» в основном была нацелена на Украину, а также на те государства-члены ЕС, которые громко заявляли о все более агрессивном и воинственном поведении России — Польшу, Чехию и страны Балтии. Однако, по мере того, как реакция ЕС на военные действия России в Украине усиливалась, прокремлевские дезинформационные СМИ начали кричать о «русофобии», которая распространяется по Европе как лесной пожар. Нагнетание страха и ненависти и одновременное разыгрывание из себя «жертвы» тоже быстро стало излюбленным занятием российского дипломатического корпуса и государственных чиновников.

Это довольно распространенная дезинформационная стратегия: отрицать обоснованную критику и отвлекать от нее, ссылаясь на выдуманную «несправедливость». Естественно, как и в басне о мальчике, который кричал «волки!», обвинения в «русофобии» в ответ на каждый шаг, который предпринимает Запад, чтобы заставить Россию прекратить свою агрессию, приводят к тому, что доверие к заявлениям Кремля о «русофобии» быстро испаряется.

Второй нарратив — это беспочвенные заявления о том, что Украина стала рассадником нацизма, представляющего угрозу всему русскому. Муссирование нацизма в прокремлевской дезинформации не ново и не отличается изобретательностью. «Денацификация» была одной из центральных тем речи Путина 24 февраля, в которой он изложил оправдания российской «спецоперации». На протяжении десятилетий победа над нацизмом во Второй мировой войне преподносилась с величайшим благоговением.

Поэтому ложь о возрождении нацистской угрозы в Украине стала мощным психоэмоциональным мобилизационным воздействием на российское общество. За несколько недель до войны экосистема прокремлевской дезинформации была буквально пропитана нарративами о «нацистской Украине», что подстегнуло горячечную широкую поддержку кремлевских идей «денацификации».

Путин повсеместно активно культивировал одержимость искоренением нацизма и преподносил исходящий из Кремля российский псевдоимпериализм как единственное спасение от нацизма. Спустя чуть больше месяца с начала развязанной Россией войны РИА Новости, одно из ведущих российских государственных СМИ, опубликовало одиозную статью связанного с Кремлем российского кинорежиссера и политического философа Тимофея Сергейцева. В ней он на голубом глазу подводит интеллектуальную основу под оправдания зверств России в Украине как якобы совершенные во имя «денацификации».

По мере того, как военная агрессия России продолжается, а связанная с ней дезинформация становится все более безудержной, порочная логика Кремля объединила эти два нарратива в одно в высшей степени абсурдное утверждение: «русофобия» стала новой определяющей чертой нацизма, якобы возродившегося в Украине и теперь стремительно распространяющегося по всей Европе. Обвинение в нацизме Израиля — показательный пример того, насколько далеко российские пропагандисты ушли от здравого смысла.

Кремлевский новояз

Разумеется, прокремлевская дезинформация не заканчивается на метанарративах о «русофобии» и «нацистской Украине». Еще до начала войны мы заметили новую тенденцию в российских СМИ, возглавляемых верховным лжецом Путиным. Это настойчивое оруэлловское стремление к созданию особой терминологии, которую Кремль использует для описания нападения России на Украину таким образом, чтобы отрицать реальность и снимать с России вину в любых преступлениях.

Наиболее вопиющие примеры кремлевского новояза проявились в речи Путина 24 февраля, где полномасштабное наступление с ракетными ударами, воздушным и наземным вторжением стало «специальной военной операцией» и «самозащитой» России, в то время как на самом же деле это было ничем не оправданное нападение и вторжение в соседнее суверенное государство. Пока бушует война, Кремль продолжает злоупотреблять терминами и искажать реальность в соответствии со своими извращенными замыслами.

Перенос ворот посреди матча

Возможно, наиболее важной характеристикой дезинформационной кампании Кремля и антиукраинских информационных манипуляций на протяжении всей российской военной агрессии является их способность приспосабливаться к новым реалиям. Другими словами, в течение последних ста дней Кремль постоянно адаптировал концепцию своей дезинформационной кампании, по-новому формулируя цели «спецоперации» и то, как должен выглядеть «успех» российской армии, вторгшейся в Украину.

Вначале цели Кремля были ясными и четкими, а сопровождающие их дезинформационные нарративы — наглыми и амбициозными. Украина должна была быть полностью «денацифицирована», а в Киеве должна была быть установлена новая власть, лояльная Кремлю. Это должно было быть достигнуто быстро и без значительного сопротивления со стороны Украины. Некоторые самые рьяные прокремлевские дезинформационные СМИ дошли до такой степени самообмана, что всего через несколько дней после начала войны поспешили досрочно опубликовать триумфальную статью. Хотя статья была почти сразу удалена, она позволила заглянуть во внутреннюю кухню прокремлевского дезинформационного аппарата и увидеть его главную цель — информационные манипуляции и искажение реальности.

Конечно, стремительная трехдневная победоносная война так и осталась лишь фантазией одурманенных дезинформацией кремлевских пропагандистов. Примерно через месяц на фоне невероятно стойкого и несгибаемого сопротивления украинцев о «победах», с которыми пропагандисты носились в первые дни войны, уже не было и речи. И прокремлевская дезинформационная машина снова адаптировалась.

На этот раз ориентиры успеха сместились на ослабление Вооруженных сил Украины, чтобы дать России возможность сосредоточиться на установлении полного контроля над территориями, оккупированными на востоке Украины. Другими словами, «с самого начала планировалось освободить» только Донбасс.

Понятие «освобождение» также играет важнейшую роль в прокремлевской дезинформации о военной агрессии. Чаще всего его используют, чтобы заболтать зверства, совершаемые Россией на оккупированных территориях Украины. Дезинформационный нарратив об «освобождении» также служит оправданию вторжения и помогает продвигать ложь о том, что местные жители по всей Украине приветствуют российских захватчиков.

Через три месяца после начала путинской «трехдневной войны» прокремлевская дезинформационная машина в очередной раз перенесла ворота в другой угол информационного поля. Новый пример оруэлловского новояза — заявление, сделанное министром обороны Сергеем Шойгу на заседании Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которое заключалось в том, что Россия намеренно замедляет темпы войны, чтобы избежать жертв среди гражданского населения. Это заявление полностью соответствует обычной манипулятивной стратегии — всегда изображать Россию непогрешимой, однако, оно отличается особым цинизмом, учитывая, что Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) зафиксировало 8900 жертв среди гражданского населения по состоянию на 30 мая 2022 года. Это только официальные данные по жертвам российского вторжения и агрессии среди гражданского населения, при этом реальные цифры, вероятно, намного выше.

Военные преступления под маской гуманизма

Помимо изменения концепции успеха, российские государственные СМИ активно продвигают ложные нарративы о «гуманитарной» природе вторжения и с другой целью. По мере того, как мир неминуемо узнает о бессмысленных злодеяниях, совершенных Россией в Украине, которые со всей очевидностью имеют состав военных преступлений, прокремлевская дезинформационная экосистема до предела увеличила обороты отрицания для искажения, отвлечения внимания, запугивания и перекладывания вины.

Когда 9 марта российские ВВС нанесли массированные авиаудары по родильному дому и детской больнице в Мариуполе и когда международные средства массовой информации заполонили жуткие кадры раненых беременных женщин, которых эвакуируют через дымящиеся развалины разбомбленной больницы, первая реакция Кремля была ожидаемой — полное отрицание реальности. Когда реальность уже нельзя было отрицать, началось извержение разнообразной кремлевской лжи: от утверждений, что в больнице скрывались нацисты, до заявлений, что раненых рожениц изображали нанятые актрисы.

4-5 апреля мир узнал еще одну шокирующую правду о том, как выглядело российское «освобождение» Украины в городе Буча на окраине Киева. Когда российские войска ушли, а Вооруженные Силы Украины вошли в город, они увидели на улицах ужасающие картины, не поддающиеся описанию. Тела расстрелянных украинских мирных жителей на улицах, залитых кровью невинных жертв. Жестокость этих снимков была настолько наглядной, что отрицание не сработало, хотя изначально всплывали заявления о том, что резня в Буче была якобы инсценирована Украиной.

Поэтому, стремясь отвлечь мир от военных преступлений, совершенных им в Буче, Кремль вытащил из своего дезинформационного мешка еще один трюк — исторический релятивизм. Всего через несколько дней после этого события российские тролли развернули отвлекающую кампанию, нацеленную на сотни польских политиков, общественных деятелей и журналистов: продвижение дезинформационного нарратива в духе исторического релятивизма, в котором Буча сравнивалась с Волынской резней во время Второй мировой войны.

Когда 8 апреля в результате ракетного удара Вооруженных сил России по железнодорожному вокзалу Краматорска погибли десятки ни в чем не повинных мирных людей, спасавшихся бегством от ужасов войны, Россия применила свою привычную тактику дезинформации. Сначала было отрицание факта, затем снятие с себя всякой ответственности и, наконец, искажение истины. Этот случай снова показал, что российская дезинформационная машина, контролируемая государством, не всегда действует согласованно, потому что некоторые наиболее нетерпеливые пропагандисты поторопились сообщить об успешном российском ракетном ударе, а позднее поспешно отрицали, что он вообще имел место.

Это всего лишь три примера из множества случаев, когда Россия нарушала международное право и попирала мораль, без разбора нанося удары по гражданскому населению в Украине, и использовала свою мощную дезинформационную машину, чтобы попытаться исказить реальность этой жестокой войны, перекладывая вину за военные преступления, совершенные вторгшимися в Украину российскими войсками и их кремлевскими хозяевами.

Ресайклинг сфабрикованных ранее дезинформационных нарративов

За первые сто дней войны прокремлевские дезинформационные СМИ научились более искусно перерабатывать и снова использовать ранее сфабрикованные дезинформационные нарративы, чтобы отвлечь внимание от продолжающихся разрушений и оправдать нарушения международного права со стороны РФ. Наиболее заметным примером стало возрождение старого нарратива о биологических лабораториях, якобы финансируемых США, для разработки нелегального оружия в Украине.

Основанный на маргинальных теориях заговора, этот дезинформационный нарратив, хотя и был полностью развенчан до этого, снова широко распространяется российскими государственными СМИ. Интересно, что этот нарратив нашел приверженцев и вне традиционной экосистемы прокремлевской дезинформации: в возрождении этой старой лжи активно участвовали китайские государственные СМИ.

Другим примером повторного использования старых дезинформационных методичек для отвлечения внимания от войны России в Украине является разжигание страха перед миграцией и ксенофобии в отношении украинских беженцев, спасающихся от ужасов войны. Прокремлевский дезинформационный аппарат особенно активно нацелен на соседние с Украиной страны в своих попытках очернить украинских беженцев и посеять разногласия среди местного населения. Однако факт остается фактом: с 24 февраля Европа радушно приняла более 5 миллионов украинских беженцев.

Эти попытки освежить и повторно использовать всю предыдущую ложь достигли своего апогея в речи Путина 9 мая, в которой по сути были переформулированы те же вопиющие дезинформационные посылы, которые он использовал 24 февраля для начала войны, которой не может быть оправдания. Конечно, поскольку с темпами «спецоперации», а точнее, войны, все пошло совсем не так, как ожидалось, в течение нескольких недель перед парадом «дня победы» Кремль применял все свои дезинформационные уловки, чтобы изменить ожидания населения, исказить реальность и подготовить аудиторию к тому, что предстояло.

Когда пришло время речи Путина 9 мая, она была нашпигована тем же оруэлловским новоязом, который прокремлевские СМИ использовали на протяжении всей войны, чтобы окутать реальность своих преступлений пеленой лжи и обмана.

Не вижу войны, не слышу войны, не говорю о войне

Дирижеры кремлевской лжи об агрессивной войне России против Украины, возможно, осознали, что битва за сердца и умы западной аудитории, скорее всего, уже проиграна. Во многом из-за стойкости, характерной для по-настоящему открытых и свободных СМИ, которые составляют основу западной информационной среды.

Поэтому, спустя чуть больше недели после начала войны в панической попытке ограничить россиянам доступ к правдивой информации российский парламент принял закон, предусматривающий драконовские наказания за высказывание критики правительства или отклонение от официальной точки зрения на события. Даже за само упоминание «войны» в России теперь можно получить до 15 лет тюрьмы.

Но введение законов о цензуре в самых темных традициях Советского Союза было лишь первым шагом в попытках Кремля создать параллельную действительность, исказив информационное пространство до неузнаваемости. Роскомнадзор — российский орган по надзору за СМИ, превратившийся в орган цензуры, помимо прочего, заблокировал доступ к Twitter, Facebook и Instagram и с тех пор применяет тактику постоянного давления и запугивания в отношении YouTube и Википедии. Между тем россияне почувствовали, как затягивается петля цензуры, и бросились загружать офлайновые резервные копии Википедии, а использование VPN-сервисов в России резко возросло с начала войны.

Военная агрессия России в Украине также обнажила истинные масштабы параноидального страха Кремля перед любыми свободными СМИ, независимо от используемых ими каналов. Иностранные СМИ, такие как BBC, Deutsche Welle, RFE/RL, Euronews, CNN и ABC, были запрещены практически сразу. Российские СМИ, которые могли бы сказать правду о преступной войне, быстро заставили замолчать. Кремль быстро парализовал вещание последней свободной радиостанции, знаменитого радио «Эхо Москвы», а Роскомнадзор заставил замолчать лауреата Нобелевской премии мира «Новую газету» и ее главного редактора Дмитрия Муратова.

Таким образом, уничтожение свободных и независимых СМИ в России почти завершено, а информационный вакуум, сознательно созданный и управляемый Кремлем, привел к усилению самообмана, что имеет решающее значение для искажения реальности и создания Кремлем народной поддержки войны России в Украине.

Дезинформация нарастает

Украина продолжает героически бороться за свою свободу, независимость и достоинство. Уже сто дней она противостоит как невиданно жестокой российской агрессии на поле боя, так и невиданной по интенсивности информационной войне. Прокремлевская дезинформация и манипуляции будут продолжаться, поскольку Россия будет стремиться оправдать этот акт агрессии и жестокости по отношению к мирному соседу, оправдать который невозможно.

А для верховного лжеца в Кремле любые методы и тактики хороши. Ясно как день, что Россия, по существу, вынудившая Швецию и Финляндию подать заявки на вступление в НАТО, будет снова разыгрывать карту жертвы. Она будет без стыда усиливать панику вокруг мирового продовольственного кризиса, перекладывая свою вину за него на других и не признавая, что он вызван ее неспровоцированным нападением на Украину.

Украина уже выстояла первый этап этой зверской войны, получила невиданную международную поддержку и показала миру настоящую храбрость в отстаивании таких фундаментальных ценностей, как свобода, суверенитет и право на самоопределение. Кроме того, Украина бросает вызов беспрецедентной прокремлевской кампании дезинформации и манипуляций в поддержку преступной войны, развязанной Россией. И международное сообщество, продолжающее поддерживать Украину в ее борьбе за свободу и суверенитет, должно не пожалеть усилий для развенчания отравляющей фальшивой параллельной реальности об этой войне, которую Россия пытается строить на лжи и обмане.

Источник: EUvsDisinfo

Читайте также: