Эпидемии века: SARS, птичий грипп, Эбола или китайский коронавирус — что страшнее?

Коронавирус 2019-nCoV, впервые обнаруженный в китайском городе Ухань в декабре прошлого года, продолжает распространяться по планете. Уже к вечеру четверга по числу зараженных инфекция обгонит SARS — атипичную пневмонию 2003 года с 8 тысячами выявленных случаев. Еще быстрее, чем случаи заражения, растут панические настроения вокруг новой «термоядерной пандемии». «Новая газета» разбиралась на цифрах, насколько опасным выглядит 2019—nCoV по сравнению с другими вирусами XXI века, серьезно напугавшими человечество. 

  • SARS (начало вспышки: 2002 год) — тяжелый острый респираторный синдром. 8 тысяч случаев, 800 смертей.
  • Птичий грипп (начало вспышки: 2003 год) — 861 случай, 455 смертей.
  • MERS (начало вспышки: 2012 год) — ближневосточный респираторный синдром, 2250 случаев, 850 смертей.
  • Эбола (начало вспышки: 2014 год) — 3296 случаев, 2194 смерти.
  • 2019—nCoV (начало вспышки: 2019 год) — 7921 случай, 170 смертей.

Как считали

Журналисты издания взяли два основных показателя, используемых в эпидемиологии для оценки опасности инфекции.

Базовая способность к размножению (R0— среднее количество людей, которое потенциально способен заразить один носитель вируса. Для точного определения этого параметра может потребоваться несколько лет научных исследований, однако первые оценки по 2019—nCoV уже начали появляться. Чем больше R0, тем более активно при прочих равных будет размножаться вирус. Если Rменьше 1, то распространение болезни, как правило, прекращается.

Летальность  отношение числа умерших к общему числу инфицированных.

Главная проблема с этим показателем — неопределенное число заболевших. За счет того, что инкубационный период 2019—nCoV часто протекает бессимптомно и продолжается до двух недель, статистические данные могут быть существенно занижены. По разным оценкам, всего заболевших может быть не 8 тысяч, а больше 100 тысяч, однако подтвердить или опровергнуть эти данные пока невозможно.

Радио России
Павел Волчков
Руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ

— Вопрос в том, какой статистикой мы располагаем. В идеальном мире мы бы провели эксперимент: в комнате определенной площади с известным объемом воздуха и температурой распылили бы спрей с одним вирусом и с другим, а потом посчитали бы, сколько человек инфицировано. Понятно, что таких экспериментов на самом деле никто не проводит. Раве что на животных, но для этого нужно время.

Можно представить, что у вас есть комната, условно говоря, 10 на 10 метров, там находится 10 человек, а потом туда зашел инфицированный корью пациент. Скорее всего, все 10 здоровых человек после этого инфицируются. У коронавируса способность к распространению гораздо ниже, хотя все зависит от количества вируса в воздухе и как долго люди этим вирусом дышат. А вот по сравнению с другими типами вирусов она достаточно высокая, поскольку он респираторный.

Летальность в данном случае оценивается по известным нам цифрам, а это только подтвержденные кейсы, кгда вирус был выявлен. В реальной эпидемиологической ситуации всегда есть недовыявленность вируса, не все люди обращаются к врачу.

Наиболее быстрый рост инфекции наблюдался до введения чрезвычайной ситуации и карантина. Сейчас, конечно, все люди, особенно в городе Ухань, предпринимают защитные меры: воздерживаются от посещения массовых мероприятий, не пользуются метро, сидят дома, а если куда-то выходят, то носят повязки. Поэтому значение 3,8 может быстро превратиться в 1 или даже меньше. А если не соблюдать меры безопасности, то, наоборот, оно будет возрастать.

Фонд Росконгресс
Михаил Щелканов
Руководитель Международного научно-образовательного центра биологической безопасности

— Показатель базовой способности коронавируса к размножению — средний. Он далеко не такой высокий, как у краснухи или кори — в среднем по миру это свыше 10, а в Китае еще выше — ближе к 20. И даже ниже, чем, например, у вируса гриппа, с которым мы хорошо знакомы по ежегодному подъему заболеваемости.

Летальность у коронавируса — порядка 2—3%, в разы меньше, чем у его близкого родственника — тяжелого острого респираторного синдрома (SARS). То есть этот вирус гораздо более «безобидный» по сравнению со многими аналогами.

Если посчитать число заболевших в процентах к населению Китая, вы увидите, что это незначительные цифры.

Об эпидемическом уровне (около 0,5%) речи вообще не идет. Строго говоря, это даже нельзя назвать эпидемией.

Но надо принять во внимание, что рыбный рынок Уханя находится в той части Китая, где очень высокая плотность населения. И численность немаленькая — в самом Ухане живет 11 млн человек, города-спутники — тоже миллионники. Понятно, что эпидемический процесс развивается очень интенсивно, амплитуды эпидемических волн очень высокие. Поэтому рост числа заболевших не столь экстраординарен, как это пытаются представить.

Источник: НОВАЯ ГАЗЕТА

Читайте также: