Нацистов в России стало меньше? Нет, они просто стали иными

Волна расистского и неонацистского террора в России в последние годы явно идет на спад. Об этом свидетельствуют и антифашисты, которых в неоправданном оптимизме обвинить трудно, и правозащитники. И отчет информационно-аналитического правозащитного центра СОВА, представленный журналистам, дает определенную обнадеживающую статистику – хотя, разумеется, трагедий "мало" не бывает.

Как сообщили директор СОВЫ Александр Верховский и правозащитницы Наталья Юдина и Вера Альперович, в 2011 году в России от расистского и неонацистски мотивированного насилия погибло 20 и пострадало 148 человек. Уровень такого насилия, как отметили правозащитники, в настоящее время снижается. Для сравнения, в 2010 году жертвами расистских и неонацистских нападений стали 42 убитых и 401 пострадавший, трагический «пик» же пришелся на 2008 год — соответственно, 116 убитых и 499 пострадавших.

На Москву из печальной статистики прошлого года приходятся семь погибших и 33 пострадавших, на Московскую область — четверо убитых и 12 пострадавших, на Санкт-Петербург — трое убитых и 27 пострадавших. Выделяется также Калужская область, где был убит один человек и избито 12.

Среди жертв расового и неонацистского насилия, первое место занимают выходцы из Средней Азии — 10 убитых и 25 пострадавших. Уроженцев Кавказа убито шесть и ранено 14. Убит один темнокожий и ранено 18. Также телесные повреждения получили 26 антифашистов и членов молодежных субкультур — рокеров и т.д. Из поджогов и взрывов, организованных ультраправыми активистами в 2011 году, выступавшие отметили взрыв у китайского ресторана «Харбин» в Нефтеюганске, взрыв на вещевом рынке в Самаре и поджог квартиры в Ставропольском крае, совершенный антисемитами.

За преступлениями следуют наказания. В прошлом году в России было вынесено 57 обвинительных приговоров по делам о преступлениях против личности по расовым и неонацистским мотивам.

Всего на этих процессах было осуждено 193 человека. К пожизненному заключению приговорены восемь, и еще столько же — к срокам в 20 лет и более. Сроки от 15 до 20 лет получили 11 осужденных, от 10 до 15 лет — 12, от 5 до 10 лет — 38 человек. На сроки от трех до пяти лет осуждено 17 человек, от года до трех — девять, и до одного года — 14 человек. Еще четверо приговорены к исправительным работам, один военнослужащий осужден к отправке в дисциплинарный батальон. Условные сроки получили 60 подсудимых, еще 11 человек освобождены ввиду истечения срока давности. Три человека были по суду оправданы.

Наиболее резонансным делом правозащитники считают дело об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, по которому в мае 2011 года осуждены Никита Тихонов (к пожизненному заключению) и Евгения Хасис (к 18 годам). По делу о беспорядках на Манежной площади в декабре 2010 года в состоялся один процесс, на котором пять человек, включая трех лимоновцев из движения «Другая Россия», получили сроки от двух до пяти лет. Правозащитники выразили сомнение в том, что «дело о Манежной» действительно тщательно расследовано.

По делам о пропаганде насилия на почве ксенофобии в 2011 году было осуждено 77 человек и оправдано двое. К лишению свободы осуждено 12 человек, остальные приговорены к штрафам, исправительным работам и т.д. Один человек направлен на принудительное лечение.

Заодно в 2011 году в России зафиксировано 90 актов вандализма на почве религиозной, этнической или идеологической ненависти. К вышеперечисленным актам относятся взрывы, поджоги, обстрелы, а также осквернение с помощью граффити, в том числе с нацистской символикой. Так, 26 памятников Ленину и мемориалов Великой Отечественной войны были изрисованы граффити.

Среди религиозных объектов, нападениям вандалов подверглись 17 мусульманских объектов, 12 православных, 4 протестантских и один языческий. Также зафиксировано 16 нападений на объекты церкви Свидетелей Иеговы и 17 — на объекты новых религиозных течений, в том числе один кришнаитский. На еврейские объекты совершено 14 нападений.

По сравнению с прошлыми годами, уровень вандализма снижается: в 2010 году было зафиксировано 176 актов вандализма, в 2009-м — 180.

Выступавшие предупредили, что во всех случаях цифры, безусловно, занижены, так как далеко не все нападения и акты вандализма регистрируются в правоохранительных органах. Тем не менее, вряд ли процент обращений в милицию в последние годы снижается — так что, почва для сравнений есть.

Однако ничуть не менее цифр интересны «качественные» изменения, постепенно происходящие в русском национализме, как его видит СОВА. Одна из главных тенденций, отмеченных правозащитниками — то, что верхушка националистических организаций ищет респектабельности. Лидерам тесно среди специфического контингента, проклинающего «пришлых» и носящего ножи. Они рвутся в большую политику. Наиболее яркий пример — конечно, Дмитрий Рогозин, со своей патриотической стартовой площадки поднявшийся на высокую государственную должность.

Но так, как Рогозину, повезло мало кому. В последние годы — и в том числе, в минувшем году — наметилась другая тенденция: лидеры националистов потянулись в оппозицию. У всех сегодня на памяти выступления Владимира Тора и Константина Крылова на митинге на проспекте Академика Сахарова — но еще любопытнее появление на демократической арене, не далее как 4 февраля на Болотной площади, Александра Белова — просто одиозной еще недавно фигуры. Правда, теперь Белов на сцене «ничего себе не позволяет» и агитирует «за свободную Россию».

«После Манежной, — отметила Вера Альперович, — государство показало, что больше такого не допустит». И постепенно ультраправые лидеры осторожно потянулись в демократическую часть спектра.

Но и демократы со своей стороны почувствовали, что «национализм становится востребован обществом». Дальше всех по пути окучивания благодатной националистической нивы зашли, конечно, Алексей Навальный, а также Владимир Милов — их путь можно проследить в Интернете. Но было и многое другое: как напоминают правозащитники, партия ЛДПР повела встречу с националистами прямо в Государственной думе. Партия «Правое дело», особенно в лице Бориса Надеждина, устраивала круглые столы с националистами, пока ее временный глава Михаил Прохоров не прикрикнул. Возникали интересные комбинации и в рамках проправительственного Общероссийского народного фронта.

Директор СОВЫ Александр Верховский выразил недовольство легкомыслием многих лидеров оппозиционной демократии, неразборчиво заигрывающих с ультраправыми. Среди таких демократов он выделил Илью Пономарева — депутата Госдумы от партии «Справедливая Россия» и одного из лидеров недавно образованного «Гражданского совета». Вера же Альперович больше подчеркивала бесперспективность таких заигрываний. Напоминая, что Навальный на «Русских маршах» никакой популярности не получил: вся его популярность — на демократическом поле.

Низовая же ультраправая «массовка» — та самая, с ножами и нестесненным жаргоном — никаких Навальных знать не хочет. И Рогозина считает предателем, и вообще, не одобряет стремления лидеров стать «чистенькими». Но лидерам все-таки тесно среди одиозный приверженцев, и чем это противоречие разрешится, куда эта «кривая вывезет», пока неясно. Вера Альперович не придает большого значения расколу националистов на оппозиционных и «пропутинских»: она не исключает, что «протестная активность пойдет на спад, и тогда Рогозин создаст свою партию и пригласит туда и Тора, и Крылова, и Белова».

Слабым местом СОВЫ, как и следовало ожидать, оказалась неспособность ответить на вопросы: а как быть с защитой прав русских? И с фашистами из других народов? И уж коль скоро мы признаем, что «национализм оказался востребован» русским обществом, то почему же это произошло?

Таких вопросов позвучало много — многие из них были заданы в чудовищно косноязычной форме. Но хуже то, что ответы, данные прекрасным литературным языком, прозвучали бледно. Александр Верховский отметил, что СОВА не занимается этническим национализмом автономных республик по причине нехватки средств и возможностей: в частности, ее сотрудники не владеют языками национальных окраин (а разве окраинные националисты не говорят и не пишут по-русски?)

В докладе были приведены буквально два-три случая зафиксированных нападений на русских по этническому признаку — при том, что нападали случайные хулиганы-одиночки. Вряд ли всех удовлетворит такая статистика. Старое впечатление, что «правозащитники защищают всех, кроме русских» — справедливое или нет — пока получает новые подтверждения.

Автор: Леонид Смирнов , РОСБАЛТ

Читайте также: