Титан Уолл-стрит и пират Нью-Йорка

Миллионер Дэниел Дрю прославился спекуляциями, подкупом чиновников и победоносной войной с Корнелиусом Вандербильтом. Стартовый капитал Дрю сколотил на торговле скотом — перед началом ярмарки бизнесмен кормил коров солью и поил водой Среди титанов Уолл-стрит XIX века Дэниел Дрю считался самым одиозным. Начав с торговли скотом, Дрю работал в пароходной и железнодорожной отраслях, попутно спекулируя на бирже. Дэниела, заработавшего миллионы на фондовых спекуляциях, нередко сравнивают с Уорреном Баффетом. В бизнес-историю США Дрю вошел еще и как постоянный соперник куда более известного богача Корнелиуса Вандербильта.

Одно из самых больших состояний позолоченного века Дэниел нажил не совсем честным путем. Торгуя скотом, искусственно увеличивал вес животных. Заняв пост директора Эрийской железной дороги, прикладывал все усилия, чтобы снизить цены акций компании, зачастую действуя во вред предприятию. Его успехам немало способствовали компаньоны — Джеймс Фиск и Джей Гоулд. Но именно компаньоны и привели капиталиста к краху.

Соль и мясо

Дэниел Дрю появился на свет в 1797 году в городке Кармел (штат Нью-Йорк). Отец будущей акулы бизнеса владел небольшим фермерским хозяйством. Юный Дэниел с детства работал на семейной ферме, а в свободное время иногда посещал школу. Впрочем, образование он так и не получил: отец предпринимателя умер, когда сыну было 15 лет. Заниматься фермерством Дэниел не захотел — в США в то время шла Англо-американская война 1812 года, в поисках заработков Дрю пошел в армию. На фронт, однако, юноша не попал: война закончилась, едва он успел пройти начальную военную подготовку. В поисках работы Дэниел отправился в Нью-Йорк.

Страна только начала восстанавливаться от послевоенной разрухи; найти стабильную работу было сложно. Полгода Дрю был официантом и полотером в салуне, еще полгода — пастухом. В конце концов Дэниел занялся делом, которое было знакомо ему с детства, — торговлей скотом. В течение пяти лет гонял скот из округа Путнэм в Нью-Йорк, но прибылей не получил.

В 1820 году Дрю расположил свой «офис» в таверне «Баллс Хед» («Бычья голова»), где собирались нью-йоркские мясники и пастухи. Вскоре Дэниел нашел двух пастухов, которые стали партнерами в его бизнесе, и начал вести дела по другой схеме: покупал скот в примыкавших округах и перепродавал в Нью-Йорке.

Возможно, именно в ходе разговоров за стаканом виски Дрю узнал о способе торговли скотом, который позже стал своего рода «визитной карточкой» бизнесмена. Идея заключалась в том, чтобы перед самым прибытием стада на нью-йоркский рынок накормить коров солью и хорошенько напоить водой. Вес животных увеличивался, и, продав коров, торговец клал в карман не только комиссионные, но и деньги, полученные за разницу между реальным и фиктивным весом скота.

Схема оказалась настолько прибыльной, что фирма за несколько лет разрослась до национального масштаба — вела деловые операции в Нью-Йорке и Пенсильвании, затем в Огайо. Дрю задумал перегонять скот с Запада в Нью-Йорк через горы. Первое такое путешествие заняло два месяца. Стадо насчитывало 2000 голов; скот собирали около сотни пастухов. Скотопромышленным бизнесом Дэниел Дрю занимался 14 лет.

Речной король

В 1834 году произошло событие, радикально изменившее карьеру Дрю. Внезапно взорвался пароход «Генерал Джексон», выполнявший рейсы по маршруту Нью-Йорк—Пикскилл. Судном владел Джейкоб Вандербильт, брат знаменитого Корнелиуса Вандербильта. Один из приятелей Дрю быстро сориентировался в ситуации, спустив на воду лодку под названием «Уотер Витч» («Водяная ведьма»), а сам скотопромышленник профинансировал начинание, вложив в дело $1 тыс. Так началось знаменитое соперничество между Дэниелом Дрю и Вандербильтом.

В ответ на инициативу конкурента Командор (прозвище Корнелиуса Вандербильта) спустил на воду пароход Cinderella («Золушка»), положив начало ценовой войне. Обе компании стали снижать стоимость проезда и транспортировки грузов и в результате оказались в убытках. К концу сезона собственник Водяной ведьмы обнаружил, что начинает залезать в долги, и продал свою лодку компании «Дрю, Келли и Ричардс» за $20 тыс. Дэниел Дрю намеревался продолжать новый бизнес.

Обнаружив, что конкурента не смущают убытки, Корнелиус Вандербильт стал убеждать Дэниела Дрю выйти из бизнеса. Дрю отказался. Вандербильт предпринял более десяти попыток (в том числе, обращаясь в суд) изгнать упрямого конкурента с реки, но все они потерпели неудачу. В 1836 году Водяную ведьму заменили пароходом Westchester, который впоследствии совершал поездки в Хартфорд, штат Коннектикут. Новое судно соперничало с пароходной линией реки Гудзон (рейс Нью-Йорк—Олбани).

Несколько лет спустя предприниматель Исаак Ньютон, занимавшийся буксирным и лоцманским бизнесом на реке Гудзон, построил два новых пассажирских парохода, назвав их «Северная Америка» и «Южная Америка». В 1840 году Дэниел Дрю вступил в партнерство с Ньютоном. Так на американском рынке появилась компания People’s Line, в которую вошли все пассажирские пароходы, принадлежавшие Дрю и Ньютону. Самым крупным акционером компании оказался Дрю. Вскоре после создания транспортной линии компаньоны построили первый «плавающий дворец», ходивший по реке Гудзон, дав ему имя «Исаак Ньютон». Позже компания обзавелась судами «Новый мир», «Святой Джон», «Дин Ричмонд» и пароходом под непритязательным названием «Дрю». Два последних обошлись партнерам в более чем $700 тыс. каждый. Несмотря на конкуренцию со стороны как Вандербильта, так и множества мелких судовладельцев, People’s Line на протяжении 30 лет (с 1841 по 1871 год) оставалась самым прибыльным перевозчиком на Гудзоне.

В 1847 году у Дэниела Дрю появился еще один партнер. Вместе с Джорджем Лоу бизнесмен основал новую пароходную компанию «Стонингтонская пароходная линия». Суда ходили по маршруту Нью-Йорк—Стонингтон, дополняя маршрут железной дороги Стонингтон—Бостон: таким образом пассажиры могли с легкостью попасть из Бостона в Нью-Йорк. В 1850 году во избежание конкуренции с железнодорожниками Дэниел купил контрольный пакет акций железной дороги, став монополистом на рынке перевозок Нью-Йорк—Бостон.

Тем временем железнодорожный транспорт появился и близ реки Гудзон. Скептики в один голос предсказывали местному пароходному бизнесу скорую кончину: «Дрю пора сушить весла: любой пароход будет плыть по реке медленнее, чем поезд идет по суше». Но речной магнат ничуть не встревожился, решив, что для сохранения рентабельности достаточно держать цены на доставку грузов и пассажиров по реке ниже, чем могли предложить железнодорожники. И не прогадал: пароходы продолжали приносить прибыль, в то время как железная дорога реки Гудзон едва справлялась с высоким трафиком.

В 1849 году Дрю вместе с компаньонами выкупил Чамплайнскую транспортную компанию. Корпорация располагала капиталом в $150 тыс. и содержала пять пароходов, ходивших из Уайт Холла до Канады. Новые собственники развивали бизнес в течение семи лет, а затем с наваром (более чем за $1 млн) продали ЧТК железнодорожной компании «Саратога и Уайт Холл».

В свое время, последовав примеру Вандербильта, Дрю отказался страховать суда, считая осторожность лучшей страховкой; только на страховках ему удалось сэкономить около $500 тыс. Впрочем, однажды скупость чуть не разорила бизнесмена. Когда утонул пароход «Дин Ричмонд», магнат лишился около $300 тыс., кроме того, Дрю вынужден был оплатить все денежные претензии пассажиров и корабельной команды (изъяв почти $100 тыс. наличными из оборота компании).

В 1830-х годах благодаря росту доходов населения финансовый бизнес наряду с транспортным стал в США одним из самых прибыльных видов деятельности. И Дрю решил поиграть на бирже. В 1840 году речной король создал брокерскую компанию «Дрю, Робинсон & КО». В течение 15 лет бизнесмен лично возглавлял контору, а в 1855 году формально ушел из бизнеса, освободив место для приемного сына. Правда, после неожиданной смерти пасынка Дрю пришлось вернуться на прежний пост.

Дрю сделал ставку на акции железных дорог. Речной магнат решил инвестировать в эти бумаги почти все свое состояние. В 1855 году Дрю приобрел акцептов (разновидность ценных бумаг, наделявших правом собственности, но не дававших права на оперативное управление) Эрийской железнодорожной компании на $500 тыс. Через два года капиталист купил акцептов Эрийской компании на $1,5 млн. Последнее приобретение состоялось в самый разгар биржевой паники 1857 года; банкиры удивлялись смелости Дрю. Дэниела спросили, как он может спать спокойно, заложив столь большой капитал в ценные бумаги. «Меня еще ни разу в жизни не мучила бессонница из-за бизнеса», — отвечал спекулянт.

Война за Эри

В 1857 году Дэниел Дрю был избран директором Эрийской железнодорожной компании. Неудивительно: к тому времени бизнесмен стал главным кредитором и одним из основных акционеров компании. Одновременно с директорской должностью Дрю получил пост казначея. Возможность распоряжаться средствами железной дороги бизнесмен использовал сполна, умело манипулируя курсом акций компании.

Однако в начале 1860-х на железную дорогу положил глаз старый недруг Дрю Корнелиус Вандербильт. Так начались события, получившие название «войны за Эри».

Эрийская железная дорога могла выгодно дополнить систему дорог, которая уже находилась в собственности Командора. Купив дорогу, управляемую Дрю, Вандербильт получил бы контроль над всей железнодорожной сетью от Нью-Йорка до Чикаго. Корнелиус стал агрессивно скупать акции Эрийской компании, а специально нанятые им банды начали нападать на поезда, дабы вызвать биржевую панику и заставить мелких держателей бумаг ЭЖК продавать акции. Вандербильт сумел скупить почти треть акций компании, что давало Командору право войти в совет директоров и назначать на ключевые посты своих ставленников.

Чтобы исключить Вандербильта из состава основных собственников железной дороги, Дрю вместе с Фиском и Гоулдом пошли проторенным путем допэмиссий. Предприниматели выпустили 100 тыс. необеспеченных акций ЭЖК. Все новые акции Командор скупить не смог. Именно тогда возник термин «разводнение акционерного капитала»: манипуляции с акциями (дополнительные эмиссии, обездвиживание ценных бумаг и пр.), в ходе которых рыночная цена компаний временно возрастала. Подобные махинации были обычной практикой для брокерского дома «Дрю, Робинсон & КО». Ушлые журналисты, докопавшись до прошлого Дэниела Дрю, провели аналогию с коровами, которые увеличивали вес за счет выпитой воды.

Когда же Вандербильт обратился в суд, троица спекулянтов подкупила законодательный совет Нью-Йорка и вышла сухой из воды: чиновники, после долгих разбирательств, уравнили фальшивые акции и настоящие. На протяжении «войны» использовалось не только мошенничество, но и оружие: для охраны транспорта Гоулд использовал списанные армейские пушки и создал специальную боевую флотилию.

Победа в «войне за Эри» для Дрю была не только бизнесом, но и личной местью Командору. За четыре года до начала борьбы за ЭЖК Корнелиус Вандербильт обыграл бывшего скотопромышленника на бирже. Дрю спекулировал с акциями Гарлемской железной дороги, пытаясь играть на понижение, но Вандербильт и его помощники скупили все проданные Дрю акции, в результате чего цена бумаг поднялась. На этой спекуляции Дэниел потерял $500 тыс.

Не игрок

После окончания «войны за Эри» Дрю, посчитав, что уже извлек всю возможную выгоду из Эрийской компании, отказался от кресла главы фирмы, уступил должность Гоулду. Бизнесмен решил сосредоточиться на биржевых спекуляциях на Уолл-стрит. За ним закрепилась слава одного из самых храбрых и удачливых игроков среди тех, кто работал с акциями железнодорожных компаний. Кроме акций ЭЖК, Дрю торговал ценными бумагами мелких железных дорог. Легендарным изречением Дрю о работе фондового рынка стала фраза: «Тот, кто играет на бирже, не будучи инсайдером, подобен человеку, покупающему скот при лунном свете».

На пике карьеры Дэниел Дрю владел активами на сумму около $10 млн, каждый год зарабатывая не менее $500 тыс.

По иронии судьбы железные дороги, обогатив бывшего скотопромышленника, стали причиной его разорения. Устранившись от управления Эрийской железной дорогой, Дрю сохранил акции этой компании. В то время Джейсон Гоулд и Джеймс Фиск продолжили размывать акционерный капитал железной дороги. На протяжении 1868-1870 годов махинаторы выпустили фальшивых акций на $5 млн. Из-за манипуляций Гоулда и Фиска Дрю потерял $1,5 млн — большую часть вложенных в Эрийскую дорогу средств. А чуть позже спекулянту изменило и биржевое чутье. Паника 1873 года на Уолл-стрит, которая последовала за банкротством компании «Джей Кук & Кo», инвестировавшей в строительство железных дорог, разорила бизнесмена: банкротами оказалось большинство компаний, в которые Дрю вкладывал деньги. В 1876 году банкротом стал и сам Дэниел: его долги превысили $1 млн, а ценных бумаг для покрытия задолженности не осталось. До самой смерти в 1879 году Дэниела Дрю содержал его сын.

Профессор Дрю

От рабочих будней Дрю отдыхал на принадлежавшей ему ферме и прилегавших к ней пастбищах. Ферма располагалась в Кармеле, родном городке Дрю, в этой местности стояла старая ферма отца Дэниела.

В далеком 1811 году Дрю пополнил ряды Методистской церкви, но в течение 25 лет оставался лишь номинальным членом религиозной организации. Однажды, когда Дэниел еще зарабатывал торговлей скотом, произошел случай, который вернул Дрю в лоно церкви. Отправившись с визитом к другу, Дрю попал в грозу. Молния убила лошадь, а Дрю, ехавший в повозке, остался невредимым. Под впечатлением от пережитого Дэниел в 1841 году стал посещать Методистскую церковь на Малберри-стрит в Нью-Йорке и превратился в активного прихожанина и опекуна; на Уолл-стрит бизнесмена даже прозвали Дьяконом Дэном.

Дрю, как и большинство религиозных американских бизнесменов, был меценатом. Спекулянт входил в наблюдательный совет университета Уэслиан (штат Коннектикут), щедро наполняя казну учебного заведения. Капиталист также пожертвовал несколько сотен тысяч долларов для Теологической семинарии Дрю, основанной в городке Мэдисон, штат Нью-Джерси. В настоящее время семинария превратилась в университет, который по-прежнему носит имя Дрю.

Хотя Дэниел широко использовал нечестные, а то и попросту мошеннические методы ведения бизнеса, церковные деятели и учебные заведения не брезговали спонсорской помощью Дьякона Дэна. Сейчас Методистская церковь оправдывается: «Дрю жил в совершенно другое время», и «часть его денег была использована благородно». Бывший президент клуба выпускников Университета Дрю Филипп Уолтерс недавно честно сказал коллегам: «Я не имею морального права требовать, чтобы вы повторили все поступки Дэниела Дрю».

_________________________

КАРЬЕРА СПЕКУЛЯНТА: ДЭНИЕЛ ДРЮ

1797 г. — родился в Кармеле (штат Нью-Йорк), в семье фермеров

1812 г. — записался добровольцем на фронт, но принять участия в Англо-американской войне не успел

1815 г. — занялся торговлей скотом

1820 г. — спонсирует таверну «Баллс Хед», берет в бизнес партнеров

1834 г. — профинансировал пароходную компанию своего друга

1835 г. — покупает пароходную компанию, начинает конкурировать с Корнелиусом Вандербильтом

1840 г. — вместе с предпринимателем Исааком Ньютоном формирует пароходную линию People’s Line; создает брокерскую компанию «Дрю, Робинсон & КО»

1847 г. — с компаньоном Джорджем Лоу основывает Стонингтонскую пароходную линию

1849 г. — вместе з компаньонами выкупает Чамплайнскую транспортную компанию

1850 г. — сконцентрировал контрольный пакет акций железной дороги Стонингтон—Бостон

1855 г. — покупает ценные бумаги Эрийской железнодорожной компании на $500 тыс.

1857 г. — докупает ценные бумаги Эрийской железной дороги на $1,5 млн, избран директором и казначеем компании

1864 г. — на неудачной спекуляции акциями Гарлемской железной дороги потерял $500 тыс.

1866 г. — начал корпоративную войну за контроль над Эрийской железной дорогой

1868 г. — вместе с Джеем Гоулдом и Джеймсом Фиском отбил атаки Вандербильта на Эрийскую железнодорожную компанию; ушел с поста главы компании

1870 г. — из-за финансовых махинаций Гоулда и Фиска потерял $1,5 млн

1873 г. — вследствие биржевой паники потерял большую часть средств

1876 г. — объявлен банкротом

1879 г. — умер

Инна ЗВЯГИНЦЕВА, Контракты

Читайте также: