Марганецкий ужас — год спустя: из трагедии не сделаны уроки

Повторения марганецкой беды можно ожидать в любой момент. Но не достаточно ли 47 жизней, которые уже заплачены год назад за то, чтобы таких трагедий больше никогда не произошло? Родственники жертв до сих пор не получили ни копейки от страховой компании

…116-й километр железнодорожного переезда Никополь-Марганец, кажется, навеки вобрал в себя тот ужас, который случился здесь ровно год назад, 12 октября 2010 года. 73-летний Иван Федорович Таран до сих пор живет в атмосфере этого кошмара. С трудом передвигая израненное тело, старик доходит до железобетонных блоков, перекрывающих путь к переезду… 12 октября 2010 произошло самое крупное ДТП в истории независимой Украины.

…Присаживается на прогретый солнышком бетон и долго-долго смотрит в сторону новенького путепровода, открытого как раз над тем местом, где и замер в 9.03 утра электровоз, смявший в лепешку «льготный» «Эталон» с 52-мя пассажирами. Иван Федорович – один из семи человек, выживших в этой мясорубке. Восемь сломанных ребер, искалеченная рука и нога, всего три недели назад снятый катетер (через который почти год он питался кашками) – это плата за чудом сохраненную жизнь. Еще с 45-ю пассажирами такого чуда не случилось. На этом месте старик – впервые после того рокового дня. Он долго молчит. Вспоминаю вместе с ним то утро и я.

«Сидел и все думал: где же туфли, как я дальше поеду без них?»

Наша редакционная машина подлетела к месту катастрофы спустя час с небольшим. За милицейским оцеплением стояли сотни жителей поселка Городище, откуда в центр Марганца и совершал последний рейс роковой «Эталон». Было солнечно, и в этом почти летнем мареве особенно жутко звучала какофония из людского плача, криков, воя сирен санитарных и спасательных машин. Непосредственно на переезде валялось разбитое автобусное стекло.

А дальше триста метров пути остановки электровоза были усеяны обувью и обрывками одежды людей, сумками и кусками обшивки салона автобуса. И самое страшное – телами. Безжизненными, лежащими в неестественных позах. Порой – изуродованными до такой степени, что погибших непросто было опознать даже родным.

— В тот день я проведал домик покойной матери в Городище и ехал на этом автобусе по делам ветеранской организации на хлебозавод, — чуть слышно вспоминает Иван Федорович Таран. – Этот «льготный» рейс всегда ждало много стариков из поселка Городище, поэтому я смог вместиться в салон только стоя на задней подножке.

Помню, как автобус подъехал к переезду, постоял, а потом под крики людей «Куда едешь?! Стой!» рванул вперед. Самого удара вспомнить я так и не смог. Очнулся, когда меня, наверное, вытащили из искореженной машины. Сидел босой и думал: где же мои туфли, как я дальше поеду без них?.. Вокруг суетились спасатели, медики, лежали безжизненные тела людей. Мне укололи обезболивающее и повезли сначала в местную больницу, потом – в Мечникова…

Год для выжившего дедушки прошел как во сне: операции, затянувшееся выздоровление, уговоры детей забрать его к себе в Россию. Но он предпочел с пожилой супругой остаться в родном Марганце. И теперь каждый день живет с этим кошмаром… Шаг за шагом старик ковыляет к монументу, только что установленному в память о погибших год назад. На красном, будто залитом спекшейся кровью граните, выбиты имена погибших 46 пассажиров и 56-летнего водителя Николая Гречки, на которого в то утро безумие или затмение нашло. Иван Федорович, беззвучно шевеля губами, долго вчитывается в скорбный список и, вытирая от слез глаза, уходит подальше от гиблого места.

Гиблое место

Через считанные минуты после аварии на переезде был и нынешний городской голова Марганца Олег Григорьевич Бедняк. На поминальном обелиске – три фамилии Бедняков, это его дальние родственники. И прадед, и дед, и отец мэра – родом из Городища, а сам он (год назад – обычный горожанин и один из кандидатов в мэры) в день беды был в соседнем поселке Максимовка.

— На месте аварии был уже через пятнадцать минут, — вспоминает он страшный день. – Над переездом стоял даже не плач – какой-то замогильный вой. Такое ощущение было, что началась война: кругом тела погибших, стоны раненых, плач людей. Еще поразили дни похорон. Весь поселок Городище словно стал ареной съемок фильма ужасов. Люди по улицам ходили как зомби, черные от горя. И по улицам – по две, три поминальные процессии с гробами, крестами.

Нет, такого даже в фильме ужасов не увидишь!.. Это горе сплотило не только весь наш город – всю страну. Без внимания не осталась ни одна пострадавшая семья. Дочерям погибших Елене Мельник и Валерии Гречке помогли оплатить учебу в вузах. Каждая семья погибших и пострадавших из государственного, областного бюджетов и за счет благотворителей получила помощь в сумме по 146 тысяч гривен. Приднепровская железная дорога затратила 50 миллионов гривен на сооружение путепровода (после его пуска трагический переезд с 1 июня был закрыт) и реконструкцию марганецкой горбольницы. Благотворители создали и памятный мемориал.

Памятник стоит прямо перед Свято-Троицким храмом, сияющим куполами. Но мэр меня ведет не в церковь, а за нее, открывая тайну, о которой знают только местные. Справа от храма – большой мемориал полусотне погибших курсантов Одесского военного училища.

— Все они погибли на этом же месте, — поясняет Олег Бедняк. – Именно здесь, где и остановился год назад электровоз с грудой обломков автобуса, в 1944-м фашисты разбомбили состав с курсантами. Люди считают это место гиблым: до революции здесь же был храм, уничтоженный большевиками. Вот после этого и пошли трагедии… В этом году храм окончательно достроили и освятили. Может, после этого проклятие уйдет…

Владелец маршрута по-прежнему в бегах

Год назад горе пришло в каждый пятый двор поселка Городище: именно отсюда (колыбели города Марганец, где и располагался первый рудник по добыче марганцевой руды) были почти все пассажиры. Пройдись по дворам – и почувствуешь, что в душах этих людей, родственников погибших и искалеченных пассажиров, эта рана будет кровоточить вечно.

Светлана Давыдова потеряла в этой аварии 67-летнего отца Станислава Николаевича.

— Ему в тот день надо было ехать в Горгаз переоформлять субсидию, — вместе с братом Сергеем вспоминает Светлана роковой день. – Обычно папа ездил в город велосипедом, а тут у него разболелись ноги и он решил дождаться автобуса. Когда все случилось, мне позвонили одноклассники. Примчалась, а здесь сплошной ужас… Ничего не помню. И сейчас не хочу вспоминать, — отворачивается она.

В тот же самый Горгаз ехал и отец Аллы Келембет Валерий Николаевич.

— Мы живет в соседнем поселке Максимовка, соседи позвали маму, она была на месте через пару минут, — вспоминает Алла. – А следом и я примчалась из города. Отца сразу узнали по голубой рубашке. А вокруг был такой ужас, что и вспоминать страшно – сплошное месиво из крови, тел, разодранных вещей. Кто нам ответит за убитых отцов, матерей, сыновей?! Почему страховая компания «ТАС» вот уже год морочит нам голову?! Да, государство, местная власть помогли нам всем возможным. Страховщики же должны были выплатить по 51 тысяче на каждого покалеченного и по 102 тысячи – на погибшего. Но мы от них не можем получить ни копейки.

Специалисты Марганецкого горсовета говорят: страховая компания не производит выплаты, потому что не закрыто уголовное дело по факту ДТП, а расследование затормозилось потому, что вот уже год «в бегах» Илья Ивасенко – владелец злосчастного маршрута. И если понять, что толкнуло погибшего водителя на безумный шаг рвануть навстречу электровозу, уже невозможно, то вот предприниматель обязан ответить на все остальные вопросы – о состоянии автобуса, водителя (в том числе – и психическом), технике безопасности на предприятии. Но вот с этим-то новостей нет.

— Уголовное дело по факту ДТП находится в Главном следственном управлении УМВД Украины, — говорит начальник марганецкого гор-отдела милиции Вячеслав Писаренко. – Расследование тормозит отсутствие владельца маршрута. Его личность установлена, ведется розыск, в котором мы оказываем содействие, но…

Одни говорят, что Ивасенко давно скрылся в дальнем зарубежье. Другие – о том, что его видели недавно в Днепропетровске. Без этого предпринимателя, трусливо сбежавшего сразу после аварии, точку в истории поставить будет невозможно.

«Жена прикована к кровати, а я – к ней»

Юрий Фролович год назад потерял в той аварии 18-летнего сына Антона и получил жену-инвалида первой группы. Теперь он, мужчина в самом расцвете сил, прикован к беспомощной, не встающей с постели супруге Светлане.

— Операции и годичное лечение Свете не помогли – у нее переломано все, что только можно, — сокрушается Юрий. – Теперь она прикована к кровати, а я – к ней. Ее бы надо на реабилитацию в Саки, а нам в собесе говорят, что очередь вперед на три года расписана. А ведь год назад у нас все было замечательно, Антона собирались в армию провожать. Кто за разрушенные судьбы ответит?..

Кто гарантирует, что подобная трагедия больше никогда не повторится? Год назад по горячим следам «Укрзалізниця» собиралась на всех переездах поставить дежурных и по четыре шлагбаума, самые опасные – закрыть и вместо них соорудить путепроводы. За год построен один путепровод над местом трагедии в Марганце, в планах – еще два моста.

— После ДТП под Марганцем были обследованы все 525 железнодорожных переездов, 30 из них закрыты, видимость улучшена на всех переездах, четыре – оборудованы дежурными и четырьмя шлагбаумами, — рассказывает главный инженер ПЖД по безопасности Сергей Викторович Савченко. – Главный упор мы делали на профилактику ДТП, и разъяснительная работа помогла сократить число аварий на переездах практически вдвое. Учитывая же, что оборудование каждого переезда шлагбаумами с дежурным стоило бы четыре миллиона гривен, такой проект оказался невыполнимым.

— Приднепровской железной дорогой проведена большая работа – на 160 переездах установлены знаки, разметка, сигнализация, еще по 96 остаются мелкие замечания, — признает начальник отдела по организации дорожного движения областного ГАИ Эдуард Владимирович Зборец. – Но ведь не все переезды обслуживаются ПЖД, много – ведомственных, владельцы которых не хотят принимать никаких мер. На сегодня в области остаются 299 переездов, где движение транспорта осуществляется с нарушениями.

В общем, повторения марганецкой беды можно ожидать в любой момент. Но не достаточно ли 47 жизней, которые уже заплачены год назад за то, чтобы таких трагедий больше никогда не произошло?..

Автор: Константин Шруб, Днепр Вечерний

*****

Программа безопасности на ж/д переездах — не принята, денег на это — нет

В связи с Марганецкой трагедией, а также накануне внедрения ускоренного движения пассажирских поездов, Государственная администрации железнодорожного транспорта Украины работает над повышением безопасности движения поездов, особенно на пересечениях железнодорожных путей с автомобильными дорогами (железнодорожных переездах). Сейчас на участке Львов — Киев – Донецк (на нем и будет внедрено скоростное движение) эксплуатируются 245 переездов, которые должны быть специально оборудованы. В целом, по всем направлениям насчитывается 5574 железнодорожных переездов, в том числе 2633 с автобусным движением.

В целях обеспечения безопасности движения Министерством инфраструктуры Украины совместно с Укрзализныцей была разработана концепция Государственной целевой социальной программы повышения безопасности на железнодорожных переездах на участках с интенсивным движением поездов.

Которая предполагала ликвидацию пересечений автомобильных и железнодорожных путей в одном уровне на протяжении 2012-2016 лет. На реализацию данной программы, по предварительным подсчетам железнодорожников, необходим 1 млрд грн. Но в проекте бюджета на 2012 год средства на данные цели не предусмотрены, да и сама программа пока так и не принята.

Сегодня железнодорожники самостоятельно финансируют и производят все работы по приведению переездов к требованиям действующих нормативов. Например, в 2011 году на эти цели предусмотрено выполнение работ по капитальному ремонту переездов на 6,7 млн грн, капитального строительства — на 65,6 млн грн.

«В 2011 году на участках внедрения ускоренного движения Укрзализныцей было закрыто 3 переезда из 5 запланированных, 8 — капитально отремонтировано. На 2 переездах предусмотрено установление заградительной барьерной установки. Также в 2011 году предусмотрено перевести в разряд «с дежурным» 48 переездов и соответствующим образом их оборудовать», — говорит первый заместитель начальника Главного управления путевого хозяйства Укрзализныци Алексей Винничук. Также Винничук отметил, что пока нет государственной программы по ликвидации переездов, железнодорожники реализуют свою отраслевую программу — «Обеспечение безопасности движения на железнодорожных переездах на 2011-2015 годы». В ее рамках 412 переездов были оборудованы шлагбаумами с перекрытием проезжей части по всей ширине, на 70 переездах уложен переездный настил из сборного железобетона, на 24 переездах проведен капитальный ремонт, а 40 переездов были закрыты.

Читайте также: