Как десять украинских спецназовцев испугали сотню «мужественных ополченцев»

В июне 2014 года, когда Славянск был захвачен бандой Гиркина, штаб АТО проводил операцию по взятию города в кольцо и его блокированию. Провести охват города с востока мешал блокпост, созданный боевиками на перекрестке дорог восточнее Славянска, неподалеку от Ямполя.

Задача по ликвидации блокпоста была поставлена роте 25-й воздушно-десантной бригады. Но выполнить задачу десантники не смогли – на подходе рота попала под сильный огонь боевиков. Оказалось, что позиции сепаратистов хорошо укреплены, и это не дало возможности выбить противника с перекрестка. Среди украинцев были убитые и раненые, а две БМД остались гореть на дороге.

Тогда командование решило нанести по укреплениям боевиков артиллерийский удар. Вражеский блокпост обстреливали в течение нескольких часов, после чего туда направили спецназ. Группе 73-го морского центра специального назначения необходимо было скрыто подойти к позициям сепаратистов, оценить эффективность работы артиллеристов и действовать по обстановке – штурмом захватить блокпост или, в случае невозможности, скорректировать новый огневой налет.

На крайние украинские позиции, которые располагались северо-восточнее Славянска, неподалеку Дубравы, группа из 10 спецназовцев была доставлена транспортом. Далее предстояло идти пешком.

Капитан 1 ранга Эдуард Шевченко

Капитан 1 ранга Эдуард Шевченко

– К указанному блокпосту противника мы двигались вдоль трассы по зеленке, – рассказывает капитан 1 ранга Эдуард Шевченко, командир группы спецназовцев. – На подходе увидели место, где произошел бой десантников «двадцатьпятки». На дороге стояли две подбитые БМД. Одна машина представляла собой обгоревший корпус, внутрь которого провалилась башня, а под ним застыла лужа расплавленного металла.

Отсюда к позициям сепаратистов было уже рукой подать. На пути спецназовцев начали встречаться мины-растяжки.

– Нам было приказано без лишней необходимости в огневой контакт не вступать, – продолжает рассказ Шевченко. – По предварительной информации боевиков там было много, поэтому без предварительной разведки переходить к активным действиям мы не собирались. По тем временам «много людей на блокпосту» означало от силы полтора-два десятка. Мы даже не подозревали, какая истинная численность противника была на том перекрестке. Это выяснилось потом.

Метров за 300 до вражеских позиций спецназовцы вдруг наткнулись на секрет.

– В целом ситуация могла быть и хуже. Секрет был оборудован грамотно, заметить его трудно, – вспоминает офицер. – Не знаю почему, но боевик, который был там, почему-то вдруг вздумал выйти из своего укрытия. Ситуация была неоднозначная. С одной стороны, из-за этого мы остановились и не попали в ловушку, с другой – сепаратист заметил нас и начал спешно бежать. Чтобы не потерять инициативу, нам ничего не оставалось, как открыть огонь.

Через несколько минут стрельба уже велась с обеих сторон. Но, как ни странно, атаковать украинцев боевики почему-то не спешили.

– Когда завязался бой, мы поняли, что противник превосходит в численности, – продолжает спецназовец, – если бы они пошли на нас, группе пришлось бы оттягиваться вглубь леса. Но события начали развивались не так, как могло ожидаться. Нас никто не обходил, более того, мы явно слышали, что огонь противника удаляется. Почувствовав, что инициатива на нашей стороне, мы начали понемногу двигаться вперед, а чтобы боевики думали, что нас больше, чем есть, я приказал своим бойцам рассредоточиться.

Это было невероятно, но сепаратисты, имея преимущество в численности, начали спешно отходить от своих позиций в направлении села Закотное. Более того, отступая, боевики даже взорвали за собой мост через реку Северский Донец, в полутора километрах от места столкновения.

– Наверное, боевики подумали, что после неудачной попытки штурма десантниками, украинцы пошли в наступление большими силами, – говорит Эдуард Шевченко.

Кстати то, что боевики испугались наступления, подтверждает сообщение российского агентства «РИА Новости» от 20 июня 2014 года. В нем, в частности, говорилось, что «ополченцы взорвали мост, чтобы избежать прорыва украинской бронетехники на город Северск». Вот так 10 украинских спецназовцев напугали «мужественных ополченцев».

– Если бы они хоть на мгновение засомневались и пошли нам навстречу, наш разговор сегодня вряд ли состоялся бы, – уверен спецназовец, – очевидно, наша дерзость не дала сепарам времени трезво размышлять.

Увиденное на перекрестке поразило украинцев. Они никак не ожидали найти там такие мощные укрепления.

– На обычном себе перекрестке дорог в каждом из четырех углов был оборудован своеобразный небольшой укрепрайон с вынесенными огневыми точками, – рассказывает Шевченко. – Все они были завязаны на центральный. Все сделано было очень грамотно, со знанием дела. Этот опорный пункт был практически неприступен. Там укрытия были сделаны – три наката бревен диаметром сантиметров 30. Между ними слой песка толщиной сантиметров 15 или мешки с песком. Сверху это все снова засыпано песком и хорошо замаскировано. Там можно было пережидать обстрел достаточно длительное время, а бой вести тем более. Кстати, наш артиллерийский обстрел очень серьезных потерь боевикам не принес. Их спас густой лес, который подходил вплотную к опорному пункту. Деревья имели ужасный вид – верхняя половина беспощадно изувечена снарядами, а земля засыпана верхушками.

– Когда я вышел в центр перекрестка и осознал, какую опасность для нас десять самом деле таил этот опорный пункт, то долго не мог успокоиться. Я до сих пор удивляюсь, как эта история закончилась для нас успешно, – делится офицер. – А когда вышел на связь со старшим начальником и доложил, что точка под нашим контролем, тот сначала даже не поверил: «Как так взяли? Там рота десантников не смогла ничего сделать!»

По оценкам спецназовцев, боевиков на этом опорном пункте было немало – около сотни. Кроме укрытий укрепрайон имел столовую, оборудованную в широком рву и медпункт, где можно было даже проводить несложные операции. Для этого там было большое количество перевязочных средств, шовный материал, обезболивающие препараты.

– Кстати, там мы нашли нашивки морской пехоты РФ и большое количество российских медикаментов. Были также найдены несколько шприцев с мутной жидкостью внутри. По нашему правилу, все непонятное надо брать с собой. Несколько таких шприцев мы принесли в базовый лагерь, где док сказал, что это обычная «ширка», – вспоминает Эдуард Шевченко.

В Ямполе, до которого от перекрестка было чуть больше километра, спецназовцы опросили местных жителей. Те рассказали, что когда укрепрайон начинал строиться, к работе привлекали местных жителей, но руководили строительством приезжие. Они были инженерами, приехали на военном КАМАЗе и особо не скрывали, что являются русскими.

– Мы все же не исключали, что боевики, в конце концов, разберутся, кто на них здесь «наступал» и вернутся. Да и местные жители в то время охотно «сливали» информацию сепаратистам об украинских военных, – продолжает спецназовец. – Поэтому долго оставаться там мы не могли, тем более, что отрыв от наших войск был приличный. Но в результате на том перекрестке мы простояли пять суток, затем туда зашло подразделение Национальной гвардии.

За успешный захват важного вражеского опорного пункта и удачно проведенные предыдущие операции, командиру отважных спецназовцев Эдуарду Шевченко было присвоено звание капитана 1 ранга. Остальных военнослужащих также отметили, кого внеочередным званием, кого медалями.

Автор: Роман Туровец, 8 корпус

 

Читайте также: